Поэтическая карта мира

Материал из Энциклобогии
Перейти к: навигация, поиск
Трофей
Поэтическая карта мира
Поэтическая карта мира 01 by Ddx1.jpg
Самая распространённая форма трофея — обычный лист со стихами.
• Ddx1 (УВО)
ОсобенностьПростой

Блестящие храмы, геройские лица,
Арена, лечебницы, грязь, голытьба —
Огромнейший город, который столица,
Построен вокруг нулевого столба,

Но в топе столичных забавных историй
Не эта, бесспорно, идёт на рекорд,
А та, где от Годвилля прямо до моря
Прорыли канал и построили порт.

Здесь монстры навстречу, паломники мимо,
Бревно за бревном ухитряясь раздать.
— Откуда дровишки?
— С подземки, вестимо!
Там пилят, а нам их по храмам таскать...

Божественным планам тут — лобное место:
В тавернах течёт бормотуха рекой,
Тут каждый босяк вам подарит по квесту
И каждый торговец поводит рукой.

Здесь есть где напиться и где помолиться,
Здесь купят трофеи, наложат и жгут,
Тут пуп столбомирья, лицо и столица,
Которую Годвиллем, кстати, зовут.

Чтоб наши расширить познанья о мире,
Мы выйдем в дорогу, вдоль сотен столбов,
И честно опишем все сорок четыре,
А может и все сорок пять городов[1].

                Ни крика, ни слова, ни шёпота боле —
                Тут гиблое место, тут Пуща Неволи!
                Здесь монстров герои вербуют в питомцы,
                Избив до склероза, измучив до донца,
                Чтоб хвастаться в баре, хлебнув алкоголя,
                Как славно охотились в Пуще Неволи...
                Но мы не оценим их древний обычай,
                Пройдём побыстрее — не стать бы добычей!

                                Доносится запах из Нижних Котлов:
                                Там варится пиво, готовится плов,
                                Но нас не загонишь туда и дубьём:
                                Закусим консервой и мимо пройдём.
                                Не стоит сей град дополнительной строчки —
                                Тут часто воруют часы на цепочке!

                За поворотом ждёт Гора Работы,
                Гора от нетерпения дрожит,
                Но нам туда соваться неохота:
                Не волк какой — чай, в лес не убежит...

Кто верит в свой талант — играет на подмостках,
Кто крышей не богат — ночует под мостом,
Бродячим циркачам порою нужен дом,
Но где его найти — вот главная загвоздка!

Чтоб свежий кислород и бархатные вина,
Чтоб городской комфорт, но мягкая трава,
Поверить нелегко, но город Подмостква
Стал именно таким для бардов и акынов:

Здесь вечный карнавал и певческая трель,
Всё кружит в суете пиров и представлений,
Любой из босяков — невероятный гений,
Хотя бы до тех пор, пока не выйдет хмель.

                Чтоб не дрожать, насупим брови,
                Страх показать — уже позор!
                Идём вперёд, к Забору Крови,
                Нам срочно нужно за Забор.

                Почти не больно, всё нормально,
                Ну словно укусил комар...
                ...Огромный, мощный и брутальный,
                Как этот жуткий санитар.

                                Пустое место свято не бывает!
                                Лишь так, и никогда — наоборот,
                                Неясно только: как же выживает
                                Безбожный Пустосвятовский народ?

                                Хоть вроде бы никто им не мешает
                                Крест положить нетвёрдою рукой,
                                Но ничего давно не нарушает
                                Пустых святилищ девственный покой.

                                Своих богов упоминая всуе,
                                Осуществляя вечный свой транзит,
                                Там лишь герои молятся впустую,
                                Поскольку им-то святость не грозит.

                Мы здесь оказались волшебно и странно —
                Мы влезли в пещеру, а вылезли тут.
                На Бухте Барахты всегда всё спонтанно:
                Спонтанно накормят, спонтанно убьют...

                Но нас ещё ждёт продолженье пути —
                Вот как бы спонтанно отсюда уйти?

Нумерация страниц отсутствует, но стараниями мабританских учёных удалось воссоздать подобие последовательности стихотворений, в результате получилось что-то вроде описания экспедиции от центра к краю Годвилля. Герои трофеем часто пренебрегают, делают из него самолётики и бросают их.

Тут счастья источник, тут гордость страны:
Большие, любимые мной, Бодуны,
Какая б ты ни был большая свинья —
В Больших Бодунах ты такой же как я!
А кто здесь прописан, везунчик такой,
Всю жизнь перманентно проводит свиньёй.

Тут можно с попойки уйти без штанов,
Но как же, притом, не любить Бодунов —
В обители равенства-братства штаны
Уже через сутки не так уж нужны.
А кто здесь прописан, смышлёный пострел,
Штанов на себе никогда не имел.

Когда все гуляют и радостно пьют,
На пенсию деньги без спора дают,
Ведь тут неизбежно наступит момент,
Когда тот, с кем пьёшь — пенсионный агент.
А кто здесь прописан — отличный пример,
Поскольку с рождения пенсионер.

                Опять даёт дорога крюк —
                Рандом по кругу водит,
                А впереди нас ждёт Лес Рук,
                Где умники не ходят:

                Кто слишком много знает вдруг,
                Тот станет частью Леса Рук...

                                Пристала недобрая к Злыденьску слава:
                                Мол, злыдни — налево и злыдни — направо!
                                А там обитают простые ребята:
                                Пьют, курят, дерутся, ругаются матом,
                                Стучат на соседей, лупцуют жену,
                                Воруют, блудят, отрицают вину,
                                Бросают отцов в сумасшедших домах —
                                Всё так же, как в прочих любых городах.

                Глаза отдыхают на этой картине,
                Однако давайте скорей убежим:
                Есть чем любоваться на Зоне Бикини,
                Но больно уж строгий на зоне режим.

По улицам мурлычет мухота́,
Кружась у переполненных купален, —
Мы разные видали города,
Но Мухомуромск просто нереален!

Прохожие приветствуют тех мух,
Нередко с ними водят разговоры,
А у меня захватывает дух:
Какие здесь чудные мухоморы!

                Здесь велась прицельная стрельба
                Атмосферным божеским разрядом —
                Возле сорок первого столба
                Обитал торговец где-то рядом.

                Лишь бурьян на месте том растёт,
                Скрыв собой следы событий ярких, —
                Здесь торговец больше не живёт,
                Видимо, скопил на супермаркет.

                                Торговая профессия жестока,
                                Злой капитал не знает полумер;
                                Мы в центре всех финансовых потоков,
                                Трофейно-снаряженческих афер.

                                Кто бьёт, тот обязательно добьётся,
                                Играет — может много проиграть,
                                Тут всё и вся свободно продается,
                                Конечно, если будут покупать.

                                Гордясь свеженавешанной лапшою,
                                Остаться можно вовсе без гроша...
                                Да, Торгбург — город с красочной душою,
                                Но это очень алчная душа!

                Дороги нет. Мы дальше не идём,
                Но унывать и плакать не годится:
                Давай Воздушно-Капельным Путём
                Попробуем куда-то просочиться.
                Авось и отведёт нас этот путь
                Куда хотим, а не куда-нибудь.

                Но в этом плане есть и риск один:
                Попасть случайно в плотный карантин.

Иногда стихи попадаются на отломанных дисках плоского глобуса Годвилля, в этих случаях трофей может послужить в роли боевого.

Ну что ж такое, чёрт возьми нас,
Или возьми ещё кого!
Пред нами славный ЛосАдминос,
Глаза б не видели его...

Здесь для эффекта пущей драмы,
Всегда над городом торчат
Администраторские храмы
Из цифрового кирпича,

А на задворках храма Эйна,
Смахнув слезу с лучистых глаз,
Толпа богов благоговейно
Скупает прану про запас.

(И что находят в ней они?
Бесвкусней в мире нет фигни!)

                А здесь у нас Накрытая Поляна,
                Тут постоянно весело и пьяно,
                Но долго прохлаждаться тут не стоит —
                Пойдём скорей, а то и нас накроет.

                                Здесь есть выпивка, койка и пища,
                                Есть базар оружейных систем,
                                Есть больница. Но сам Храмовище
                                Существует совсем не затем:

                                Над холмом высоченно-пологим
                                Проплывают вблизи облака,
                                И дорога молитвы до бога
                                От вершины не так далека.

                                Сэкономил геройские тыщщи
                                Архитектор, спланировав так,
                                Что на этом холме в Храмовище
                                И больница, и храм, и кабак...

                Предупреждаю тех, кто шутит остро:
                Здесь вам не цирк, а Скользкий Полуостров,
                И чтобы тут не сгинуть насовсем,
                В остротах не касайтесь скользких тем!

Всё вокруг заскрежетало,
Даже почва затряслась —
Экспедиция попала
В шумный город Скрежетальск.

Про него такие вещи
Рассказали нам спроста...
Только всё вокруг скрежещет
И не слышно ни черта.

Так что знания всё те же,
Что и были до него:
Мы про город знаем скрежет,
Ну а больше ничего.

                Глаза — везде! Их сотни, тыщщи,
                Они себя не сводят с нас!
                И лишь залив шары винищем,
                Легко пройдём к Заливу Глаз.

                                В Некропетровске всё застыло.
                                Пока не полная луна —
                                Царит покой и тишина,
                                Всё чисто, благостно и мило.

                                Что ж здесь творится повсеместно,
                                Когда ночное из светил
                                Аж выбивается из сил —
                                Науке точно неизвестно:
                                В Некропетровске, если честно,
                                Луну никто не пережил...

                Чахлая трава и редкий лёд,
                Ягоды на вымерзшем болоте —
                В Колотундре мало кто живёт,
                Только нас тут всё же поколотят...

Некоторые воплощения трофея оказываются просто незаменимы в дальних путешествиях.

Издревле и поныне,
Сквозь бытовой цинизм,
В городе Хироине
Корни пустил расизм.

Знает давно любое
В Годвилле существо:
Город сей — для героев,
Больше ни для кого!

Граждан второго сорта
В городе ждёт беда...
Ну и идите к чёрту —
Мы не пойдём туда!

                Побегать тут бы, да попрыгать вволю,
                Изобразив лихого футболиста,
                Но раз уж здесь у нас Нечисто Поле,
                То явно с полем что-нибудь нечисто!

                А может зря себя мы в ужас вводим,
                Возможно нет нужды зубами клацать,
                И нечисть в поле толпами не ходит —
                Тут просто не мешало бы прибраться.

                                Ходим долго, смотрим тупо —
                                Разбегаются глаза:
                                Славен город Снаряжуполь,
                                Жаль, купить всего нельзя.

                                Там кучкуются герои,
                                Тут для монстров два ряда —
                                Здесь снабжение такое,
                                Что сюда идут всегда.

                                Торговаться не умея,
                                Обманулись мы чуток:
                                Сдали жирные трофеи —
                                Взяли жирный пирожок.

                Бесплоден, мрачен и угрюм
                Пейзаж вокруг Обрыва Мысли.
                Осколки фраз, обрывки дум
                На берегах его повисли.

                На этих адски сложных гексах
                Никто не помнит ни рожна.
                Тут надо двигать на рефлексах!
                На этом мысли остана...

Мы тут напились и наелись,
А под влияньем местной браги
Мы проповедовали ересь
О том, что боги — это баги!

Видать, проклятие такое
Над Еретиченском витает:
Тут богохульствуют герои,
А ортодоксы пропадают.

Богов мы развенчали смело
В пылу кабацкого угара...
На утро голова болела —
Возможно, это божья кара!

                Стоит весёлый звонкий смех
                Над Меховой Опушкой
                Здесь очень любят ценный мех
                И мало ценят тушки.

                Но мы, наверное, сбежим —
                Наш мех нам нужен и самим!

                                Набив оскомин пригородной фауне,
                                Дорвавшись до еды и до постели,
                                Мы месяц просидели в Пивнотауне,
                                Но помним смутно первую неделю.

                                Духовно обеспеченные личности,
                                Носители ума, культуры, знаний —
                                Мы очутились в луже без наличности,
                                Стыда, одежды и воспоминаний...

                                Не одинок в своём похмельном горе я —
                                Весь город носит хмель в душе и жилах.
                                У города богатая история,
                                Но вспомнить, жаль, никто её не в силах...

                Бинты мешали, а шприцы кололись,
                Еще диета... Будь она неладна!
                Нас строго встретил Медицинский Полюс:
                Сноровисто, умело, но прохладно.

                Стерилен быт и инструмент весь острый,
                А нам плевать: лечи нас — не лечи,
                Нам нравятся горячие медсёстры,
                А вовсе не холодные врачи!

Часто вместе с трофеем к торговцам попадает и часть одного из его предыдущих носителей.

В Малые Саппортуны
Мы пришли усталые,
Нам поддержку тут должны
Оказать, хоть малую,

Но в бюджете фондов нет
Окупать название —
Нам вручили тут букет,
Недодав питания...

                Заработное Плато
                К нам уже всё ближе,
                И как будто бы никто
                Не был здесь обижен,

                Не обманут тут никто,
                Не наказан больно.
                Лишь размерами плато
                Люди недовольны.

                                Нет у Храмбургских храмов
                                Лоска, как у столичных,
                                Гнались за ним упрямо,
                                Но не хватило наличных...

                                И у жрецов — нехватка,
                                Хоть и круглы их лица:
                                Сытно жрут, жирно, сладко,
                                Но всё же не как в столице.

                                Но не судите строго,
                                Есть и побед примеры:
                                Храмбургский мэр намного
                                Богаче столичного мэра!

                Сорваться готовы, я знаю, повисли
                У всех на губах непечатные мысли,
                Но лишь бы их только не ляпнуть некстати,
                Ведь мы приближаемся к Месту Печати,
                И всё, что не сможем мы вдруг умолчать,
                Отсюда пойдёт непременно в печать.

Средь Годвилльских монстряческих родов —
Хранителей монет, трофеев, квестов,
У демонов, драконов и котов
Особое, заслуженное место!

Их роль, бесспорно, очень велика,
Её никто оспаривать не в силе,
Но жаль, что только демонам пока
Себе построить город разрешили;

ЛосДемонос покуда не готов
Средь прочих градов выделиться слишком —
Убогий, мрачный, тёмный городишко,
Но лучше всё ж, чем был бы у котов.

                Мы в детстве и юности все, может быть,
                Мечтали Возвышенность Чувств посетить,
                Но сказки нам больше мозги не полощут —
                Сквозь Низменность Помыслов ближе и проще...

                                Героям здесь совсем неведом страх,
                                Ругаться с ними тут, увы, не стоит —
                                За это могут в Средних Гильдюках
                                Тебя избить всей гильдией герои.

                                Но, взяв за скобки их самопиар
                                И прочие беспочвенные бредни,
                                Герои, сходу впав в пивной угар,
                                Толпою тоже бьют довольно средне!

                Хвастать и пыжиться бросьте —
                Дальше нам нету пути:
                Акробатический Мостик
                Многим невмочь перейти.

                Так что придётся, похоже,
                Тут разделить наш отряд:
                Кто встать на мостик не может —
                Должен вернуться назад!

Что, впрочем, не влияет на качество системы хранения.

У Тризвездинска — три звезды на всём:
Гостиницах, эстраде и погонах,
На местных сельдерейных самогонах,
Что именуют гордо коньяком.

И местной власти, в чьих руках бразды,
Проблемы горожан (мужчин и женщин)
Не как повсюду — просто до звезды,
А минимум до трёх, никак не меньше.

                Встаёт перед нами Игорный Массив
                Сияющей сказкой, заманчивым раем,
                Он так притягателен, очень красив...
                Но всё-таки мы не в игрушки играем!

                Все дружно шагают отсюда проворнее,
                А я догоню, лишь поставлю на чёрное.

                                Ё-моё, ну вот мы снова
                                Прибываем в Ёмаёво!
                                Сколько компас не верти —
                                Мимо всё же не пройти.

                                Тут обслуживают скверно
                                В лазаретах и тавернах,
                                А на рынке (Срамота!)
                                Нету просто ни черта.

                                Нет воды и нету света,
                                Всюду хамы и жульё!
                                Пива тоже, кстати, нету...
                                Что тут скажешь? Ё-моё!!!

                Маршрут наш способен не всяк снести —
                Аж сам разрываюсь от горя я:
                Вначале на Пик Популярности,
                И сразу на Свалку Истории.

На дальнем облаке упрятан,
Подобно всем другим богам,
Однажды бог по кличке Satan
Построил первый в мире храм.

Стерпев подобное нахальство,
(Для всех ведь Satan стал — герой)
Решило Годвилля начальство
Отмстить ему самой игрой:

За ночь воздвигнув город новый,
В честь Satanа его назвав,
Но с пониженьем до святого,
С лишеньем многих божьих прав.

С тех пор доныне завсегда нас
(И в том числе меж этих строк)
Предупреждает СанСатанос,
Как важно помнить свой шесток.

                Как нам удалось, я и сам не просёк,
                К Границе Дозволенного докатиться,
                И хоть за Границей дозволено всё,
                Но, жаль, не дозволено нам за Границу.

                                Не счесть диковинных устоев
                                По городам,
                                Но только здесь всегда герои
                                Сродни богам:

                                На входе им предложат тогу,
                                Приклеят нимб —
                                И двигай дальше понемногу
                                На Геролимп.

                                Зовут амброзией тут виски,
                                (А как назвать?)
                                И в виде облачек все миски,
                                Чтоб мягче спать.

                                А утром, торопясь в дорогу,
                                С больной башкой,
                                Они поймут: порою богом
                                Быть нелегко!

                Кто на дом и работу поделил свои дни,
                В географии мест разбираются скверно:
                В Достоверный Источник не верят они,
                Дескать, сказки и бред... А он есть достоверно!

Из-за нехватки полезных ресурсов обратная сторона трофея тоже может идти в ход. Там попадается интересное.

Вроде малость, вроде дурость,
Вроде полная фигня,
Но админам приглянулось
Почему-то слово «Ня».

И не слушая укоров,
Не уняв лихую прыть,
В честь него назвали город.
В город начали ходить.

Наваждение какое
Началось — откуда ж знать?
Някинск начали герои
Лучшим городом считать:

Горожанки в неко-ушках,
Стать геройскую ценя,
Так и просятся в подружки
С криком: «Ня! Меня! Меня!»

                Тут робость не стоит упрёка,
                Ведь это совсем не вода —
                Река Переменного Тока
                Течёт то туда, то сюда.

                Не стоит лететь на преграду,
                Пройти её грезя вразбег,
                Всех нас изолировать надо
                От этих загадочных рек!

                                Почему-то, отчего-то
                                Ни фига
                                Нет смешного в Бугаготе,
                                Бугага!

                                Тот же рынок, та же в браге
                                Курага,
                                Тот же шум и те же драки,
                                Бугага!

                                На хирурга смотрят словно
                                На врага,
                                Он свой скальпель точит злобно,
                                Бугага!

                                Бугагочут дяди, тёти,
                                Мелюзга,
                                Хоть и скучно в Бугаготе,
                                Бугага!!!

                Сомнительна здесь фауна и флора,
                Сомнительны поступки и слова,
                Сомнительны сигналы светофоров,
                Налоги, войны, небо и трава.

                Здесь под вопросом времена и дали,
                Теченье электронов и веков,
                И раз мы с вами в СКНЯжество попали —
                Мы сборище сомнительных типов.

На душе тоскливо стало,
Сохнут старые хрящи —
Воблы в городе навалом,
Пива — даже не ищи!

Никогда тут нет его, блин,
Непонятно: как тут жить!
Воблу в Воблинск возит Воблин,
Пиво некому возить.

Ад кромешный, право слово,
Ведь недавно Воблинск стал
Побратимом Ёмаёво,
И наверно неспроста.

                Вулкан Страстей не ждал гостей,
                А мы такие: «Здрассьте!»
                Теперь нам не собрать костей,
                К чертям такие страсти!

                                Шиферодвинск — как отчий дом
                                Тем, кто устал от цифер:
                                Тут шифер двинулся кругом,
                                Да и не только шифер,

                                А вслед за шифером спеша,
                                И крыша едет в дали —
                                Гуляй, безумная душа,
                                На этом карнавале!

                                Торговцы босяков беспла-
                                тно поят добрым виски...
                                Эх, бросить к чёрту б все дела
                                И жить в Шиферодвинске!

                Улыбнись, хотя бы криво,
                Не грусти, не плачь, не ной —
                В это Море Позитива
                Окунайся с головой,

                Будь весёлым и счастливым,
                Сбрось тревоги и года...
                Больше столько позитива
                Мы не встретим никогда!

Трогательное.

Нам отворив ворота Левелаполя,
Повысил стражник уровень, похоже,
И медсестра, что пульс мой грубо лапала,
От этих действий прокачалась тоже.

Купец на рынке, бармен с гнусной рожею
И статуя на мощном пьедестале,
Какие-то случайные прохожие —
Все рядом с нами уровни хватали.

Меж них в испуге к выходу прорысивши,
Секрет прокачки взять не догадавшись,
За счёт себя полгорода повысивши,
Сбежали мы от них не прокачавшись...

                Локации чем дальше, тем коварнее,
                Все правила и принципы исчезли:
                Мы через шкаф попали в Кулинарнию,
                Обратно в шкаф уже не все пролезли...

                                Вышли к городу, наконец,
                                Только что-то никто не рад.
                                Есть у Годвилля брат-близнец —
                                Непутёвый, заблудший брат:

                                Та ж арена и тот же храм,
                                Те ж лечебница и кабак,
                                Только в Годвилле всё — богам,
                                Ну а в Догвилле — для собак.

                                И пришлось нам, сдержавши злость,
                                Нервы вытянувши в струну,
                                Догрызать мозговую кость
                                И молитвой выть на луну...

                Жизнь первооткрывателя — не рай,
                Скребём себя в раздумьи по затылку:
                Сперва открыть нам Непочатый Край,
                Иль всё же непочатую бутылку?

Сейчас в такое верится с трудом,
Но тех, кто говорил с иными силами,
Когда-то сразу прятали в дурдом,
Считая их обычными дебилами.

И чтобы ненормальность их была
Понятна горожанам и аграриям,
В дурдоме стены были из стекла,
За это нарекли его «Шизариум».

Теперь, когда божественных церквей
Наставлено в столице миллионами,
В Шизариуме сделали музей
И водят босяков с детьми и жёнами,

А город, что возник когда-то тут
Спонтанно на больничной территории,
Шизариумском жители зовут,
Гордясь его богатою историей.

                Очередным нелепым испытанием
                Явилась нам Стена Непонимания:
                С разгону мы в неё уткнулись лбом
                И всё идём, идём, идём, идём...

                Но ощущенье смутное терзает,
                Что кто-то что-то недопонимает.

                                Академонгородок недалёк,
                                Он не низок, не высок — нормалёк!
                                Весь просчитан и измерен,
                                Академией проверен.
                                Заходи, дружок, на наш огонёк!

                                По науке тут торговля течёт,
                                По науке врач конечность сечёт,
                                Пьют с пробирок по трактирам,
                                И творят себе кумира,
                                Опираясь на научный расчёт.

                                Всех учёных мабританских собрав,
                                Вырос город-институт средь дубрав,
                                Но никто понять не может:
                                Почему же, отчего же
                                Демонический у города нрав?

                Не думай о карьере и работе,
                О гаджетах и тряпках не скучай,
                Иначе в Обывательском Болоте
                Тебя утянет книзу невзначай.

                Юродивым не бойся показаться —
                Кого волнуют глупые клише?
                Чтоб сквозь болото далее продраться,
                Пора уже подумать о душе!

Полезное.

Команда снова в город прибывает,
Надеется на пищу и уют —
Бояны тут с баянами гуляют,
Боянистые песенки поют,

Но мы на них рычали озверело,
Чтобы ещё грубее не сказать:
Нам пенье их давненько надоело,
Ну а чего ещё с Боянска взять!

                Спрятан в тумане
                Спуск Указаний,
                Тех, что скопились
                На небесах,

                Мы же все разом
                Эти приказы
                Дружно спустили
                На тормозах...

                                Когда бы путеводная звезда
                                Могла нас хоть немножечко помиловать,
                                Мы, верно, не попали б никогда
                                В забытый всеми город Заходилово,

                                Но раз уж сквозь него наш путь лежит,
                                Мы сразу, чтоб глаза в хмелю косили,
                                Толпой рванули в местный общепит,
                                А больше никуда не заходили.

                Ну что за вечная непруха?
                Ну что за гадские дела?
                К Провалу Боевого Духа
                Дорога снова привела,

                И душу в пятки мчит буквально,
                И сердце рвёт тоскливый вой:
                Хоть дух и нематериальный,
                Зато довольно боевой.

Если ты красив как боги,
Как яйцо на Пасху крут,
Направляй скорее ноги
В славный город Годвильвуд!

Звезды тут чуть ближе рая,
Но и рай не за сто гор,
Тут начнётся жизнь иная
С заклинания «Мотор!»:

Весь наряден как конфетка
Прёшь по красному ковру,
Может быть за статуэткой
За отличную игру...

                Всех от мала до велика,
                В скуке дыр и в гуще масс,
                Он пленяет силой дикой,
                Завораживает нас,

                Все давно к нему мечтали
                Прикоснуться хоть чуток —
                Манит в призрачные дали
                Нас Финансовый Поток.

                                Неведомо какой такой порок
                                Заложен демиургами в природе,
                                Но если входит в Годвилль новый бог,
                                Родиться он обязан в Богороде!

                                Отсюда он, героя смастерив,
                                Вольётся мигом в облачную стаю,
                                И будет получать свой позитив,
                                Кидаясь электричеством в тупае,

                                А тут своим всё двинет чередом,
                                По чинному простому распорядку,
                                Ты тоже ведь, покинув свой роддом,
                                Не мчишь обратно в старую кроватку.

                                Турист, конечно, сразу тут найдёт
                                Кабак, больницу, рынок у дороги,
                                Но если чем и славен Богород,
                                Так это тем, что здесь родятся боги!

                Если хочешь развлечься немножко,
                Ты не пьянствуй — возьми себя в руки:
                Отыщи Звуковую Дорожку
                И послушай прекрасные звуки,

                Погрузись в мир мелодий бездонный,
                Залечи все душевные ранки,
                А оттуда, умиротворённый,
                Возвращайся к разврату и пьянке!

И следует помнить: трофей с автографом автора ценится гораздо выше.

От богов удалясь на окраину,
Можно малость раскрыть свои чувства,
Стать опять своим мыслям хозяином
И предаться слегка вольнодумству:

Отрастить самомненье и бороду,
На геройства дурацкие плюнуть,
О постройке совместного города
С вольнодумцами прочими думать.

И построили, долго не охали,
Не считая труды и потери,
И кабак и больницу отгрохали,
Даже храм, хоть богам и не веря...

Пусть задумано всё как попало, но
В Вольнодумске по прежнему много
Тех, кто рад день и ночь опахалами
Отгонять облака от порога.

                Не знаю, как там местности другие,
                Но Тупиком Развития у нас
                Всегда пугают школьный первый класс:
                Мол, попадёте — станете тупые!

                                Все умрём, но нету риска —
                                Все ж воскреснем, дайте шанс.
                                Шанс вручают под расписку
                                В поселеньи Воскрешанск:

                                Будет доброе и злое,
                                Поцелуи и клыки,
                                Возрождаются герои,
                                Монстры, твари, босяки...

                                Жизнь и смерть идут совместно,
                                Честно очереди ждут.
                                Только боги не воскреснут,
                                Ну по крайней мере тут...

                Какой незабываемый скандал,
                Какое изощрённое коварство:
                Мы крепко заблудились в Сонном Царстве,
                А проводник нахально всё проспал...

Однажды я читал в одной бумаге
(Полезно вообще читать уметь),
Что как-то в прошлом пакостные баги
Готовы были Годвилль одолеть.

Все сервера они зажали в клещи,
Но Эйн и Гап разбили силы зла,
Назвали в честь победы Баговещенск,
Под коим эта битва и была.

Повержен враг, подняты гордо флаги,
Горит победоносная звезда,
Но в городе с тех пор осели баги —
Потомки тех, что бились тут тогда.

                Всё — томленье, тлен и суета,
                Кто ж в меня свой первый камень бросит?..
                Не Та Степь давно уже не та,
                Только нас опять туда заносит.

                                Мы по дороге увидали немало городов хороших,
                                Немало городов нормальных, немало просто городов,
                                Ну а теперь сидим в печали, судьбой заброшены в Заброшенск,
                                И озабочены урчаньем пустых голодных животов.

                                Тут сервис зол, законы строги: в больнице трудится лишь касса,
                                В трактире холодно взирают и предлагают только квас,
                                А аппетит с такой дороги не утолить единым квасом —
                                Все только деньги забирают и вмиг забрасывают нас.

                                Но встанут в горле, дайте сроку, вам наши нищенские гроши,
                                Нас не сломить, хоть сколько мучай, мы вам не свиньи на убой!
                                Все, кто читает эти строки, забросьте вы ходить в Заброшенск,
                                И нас ещё, на всякий случай, вы помяните меж собой...

                Вот Куролесье, что это за штука?
                А это, брат, такая полоса,
                Где пополам с курительным бамбуком,
                Растут непроходимые леса.

                Аскетов эта местность жутко бесит,
                Когда же ты окажешься здесь вдруг,
                То можешь от души покуролесить,
                Конечно, если куришь ты бамбук.

Мечты различные бывают:
Кому-то — простыни из шёлка,
Кому-то — пиво из под крана,
Кому-то — денежный мешок,

Когда ж мечту вам разбивают,
Её отдельные осколки
С ветрами, поздно или рано,
Приносит в этот городок.

Они в Осколково повсюду:
В больницу вдруг приходит пони,
В трактире премию вручают,
На крышах выросли цветы,

Но горожане это чудо
Привычно-грубо в шею гонят,
И только ноги вытирают
О чьи-то нежные мечты.

                Чтоб обеспечить свой дальнейший путь,
                И нам за это нет, увы, прощения,
                Мы кое-как, точнее как-нибудь
                Шабашили на Ниве Просвещения.

                Нам надрываться было не с руки,
                Из нас никто к тому же не был гений —
                И возросли сплошные сорняки,
                Взамен культурных, нужных всем, растений.

                                Стражник дрыхнет у ворот,
                                Впрочем, ну и пусть его —
                                Влезем через огород
                                В город Захолустьево.

                                В лужах скачут малыши,
                                Мня себя эсминцами,
                                Куры, свиньи, алкаши...
                                Что сказать — провинция!

                Однажды мэр соседнего селенья,
                С похмелья тяпнув водочки стопу,
                Свободное отправил населенье,
                Чтоб затоптать Народную Тропу.

                И день и ночь над ней они старались,
                Не экономя силы и труда,
                Ну а тропа лишь лучше утопталась,
                И впредь не зарастала никогда.

Если есть невеста —
Погрусти о ней,
Это здесь не повод для укоров,
Ибо, если честно,
С Дальних Гребеней
Чёрта с два ты к ней вернёшься скоро!

Не моли о чуде,
Локти не грызи —
Много лет пути к твоей подружке,
Лучше ей отсюда
Гребень привези.
Гребни очень любят все старушки...

                Дорога сурова, стезя нелегка,
                Условия местные очень капризны:
                Достаточно тут ошибиться чутка —
                И сгинешь навек на Обочине Жизни!

                                Дорога оказалась проходима,
                                Столбы и ноги нас не подвели —
                                Оно уму совсем непостижимо,
                                Но до Непостижимска мы дошли!

                                Тут ценится поступок, а не слово,
                                Не счёт продаж, а пойманная дичь,
                                И местных босяков уклад суровый
                                Столичным штучкам просто не постичь.

                                В пути далёком нас хранили боги,
                                Горела путеводная звезда.
                                Мы многое постигли по дороге,
                                Но что-то не постигнем никогда...


  1. Когда наступит Новый Год,
    Мы за него поднимем кружки,
    Вновь Новогодвилль оживёт —
    Тут будут ёлки и игрушки,

    Хлопки горячих детских рук,
    Подарки по любому вкусу...
    Ну а пока здесь просто луг
    И мусор, мусор, мусор, мусор.