Богород

Материал из Энциклобогии
Перейти к: навигация, поиск
Города Годвилля
Богород
Богород.jpg
Зарисовано богиней бог Красавица
Особенностипышные молебны
Столбов от столицы
(и область влияния)
<< 651–700 >>
Герб города

Bogorod coat of arms.jpg

В лазоревом поле серебряный аист. Клюв и ноги червлёные, концы крыльев и спина — зелень. В клюве держит серебряный свёрток с младенцем естественного цвета с золотым нимбом.

Виды города от богини бог Эймерия

Общие сведения

Есть города героев, ремесленников, торговцев, тренеров, мабританских учёных, гильдий, есть даже города модерапторов и самих Администраторов Годвилля. И всё-таки Богород — самый важный важничающий город мира. Ведь именно здесь рождаются все боги, богини, божки, боженьки, богиньки и прочие могучие инфернальные сущности. Тише-тише, не спешите возражать или возмущаться, что вы не такой, не местный… Послушайте. Все знают, насколько беспокойное и опасное даже для Хулигангстеров существо — младенец. А если их несколько? А если они ещё и обладают сверхъестественными силами?

Где-то явно ошиблись. Но вот где и кто?

В общем, ради великой цели спасения Годвилля от апокалипсиса всех новорождённых богов сразу после приёма их у аистов и сбора с капустных полей регистрируют и срочно подкидывают в соседнюю реальность. Обретшие минимальные зачатки разума изгнанники обратно возвращаются нескоро и не все (слава богу… богам, которые не вернулись). Их ведёт инстинкт, заставляющий разбить скорлупу своего иномирового существования, ввести ДНК-код вспомнить выданный при рождении пароль и имя местного поручителя, готового оттягивать на себя излишки разрушительной для мира энергии, после чего взглянуть, наконец, своим третьим глазом в бесстыжие глаза миру, отказавшемуся от них при рождении, и сказать «Что за блин?!»[1] Многие разочаровываются в своей родине и, к искреннему счастью монстров, которым теперь достанется меньше молний, выбирают другие миры. Остальные же принимают свою судьбу и получают второе рождение — как боги героев первых уровней.

Обитатели и быт

Градообразующим предприятием, разумеется, является Богадельня — божественный (то ли по производимой продукции, то ли по качеству услуг) перинатальный центр. Одна половина жителей города там занимается сбором, регистрацией и депортацией младенцев, вторая — взбивает перины для облаков, на которых вернувшихся и повзрослевших малышей выпускают в мир. Третья половина — сотрудники закрытого центра города — оттуда же незримо ухаживает за вылупившимися в мир мелкими богами, следя за тем, чтобы те научились кричать не только «ага» и «угу», но и «бей», «копай», «молись», «лечись», выучили разницу между кнопками «сделать плохо» и «сделать хорошо». Лишь когда молодой бог достигает 10-тиуровневого возраста, сотрудники центра перестают опекать его, однако всегда готовы помочь, стоит тому лишь найти кнопку «призыв бабушки» «помощь» и нажать её. Четвёртая половина горожан обслуживает первую, вторую и третью, подавая пелёнки-непроливайки, принимая на техобслуживание забарахлившие облака, не успевающие вовремя доставить божество на место избиения подопечного или заедающие при попытке всадить в обижающего кровиночку монстра весомый заряд своего негодования. Пятая половина, так и быть, если будете настаивать, обслужит самих героев и питомцев в храмах, лечебницах и ветклиниках. Ну, может ещё подсунуть погремушку из вариатора реальностей с симпозиумами, консерваториями, цирками, зоопарками, спортзалами, барами, князьями… Шестая половина… Что? Половин может быть только две? И равных? В вашем мире какая-то скучная математика. А здесь… Впрочем, по порядку.

Инфраструктура

Город предназначен в первую очередь для богов. Ремонт и подкачка облаков, регулировка прицела, подзарядка молний, долив в бак зелёнки[2]. Помимо этого любому Всевышнему здесь всегда предложат черпачок вдохновения для лучшей генерации гениальных идей — только спустись. Для удобства божеств даже прорыт прямой канал отправки идей сразу до ЛосАдминоса демиургам, без захода в Баговещенск или Боянск. Вот только материальная оболочка богов по-прежнему остаётся слишком разрушительной для мира, и случаев их сошествия на землю годвилльскую пока не зафиксировано. Из-за этого нередки сошествия с ума от горя у героев, прибывающих в этот город, исключительно чтобы увидеться со своими Всемогущими.

Для поддержания психического здоровья героев (точнее, чтобы расстроенные приключенцы не разносили от огорчения город) было решено дать им хотя бы иллюзию встречи со своими божествами. Так, на огороженных непропиваемым стеклом смотровых площадках появились Лежебоги — малоподвижная имитация богов настоящих.

Первоначально контролем всей этой системы занимались касты Операторов Цикла и Администраторов Без Данных, но после наплыва в город в последний потоп Гномиков-гастарбайтеров определить, кто за что отвечает, решительно невозможно. В итоге, Лежебоги бродят по дорогам, герои теряются, морское сообщение и бои подвисают в воздухе, обеспечивая босякам бесплатные шоу со стоп-кадрами, уведомления не доходят... Всё меняется лишь с прибытием в город Администратора Годвилля, но как часто это происходит? Достаточно редко, чтобы жизнь оставалась весёлой и полной сюрпризов.

Достопримечательности

  • Разумеется, тот самый родительский дом… То есть перинатальный центр "Богадельня".
  • Обзорные куст-камеры с Лежебогами.
  • Отдел газеты «Годвилльский богомолец» по контактам с высшим разумом.
  • Центр пранотехнологий и монстрогенной инженерии.
  • Авторско-патентное бюро «Креативень».

Центр пранотехнологий и монстрогенной инженерии

Слушай, мне уже надоело переводить манну небесную на их молнии и дожди из зеленки, — заявил однажды один демиург другому, — Сделай что-нибудь!
Манну-шманну-пранну, — пробурчал другой, — Сделаю. Ядреный кувалдер или картонный кавайдер пойдет? Он будет перерабатывать нашу манну в их… прану.
Так, с лёгкой руки демиургов возник центр Пранотехнологий и Монстрогенной инженерии. В отделении пранотехнологии стоит знаменитый Картонный кавайдер. Его обслуживают гремлины и пранщики-дисболансеры. Гремлины осуществляют его настройку и бесперебойную работу, конденсируют полученную в результате ядерной реакции прану в кубики пранозарядов. Пранщики высасывают жизненную энергию из тел поверженных монстров и героев и приносят сюда на вторичную переработку. Для бесперебойной работы кавайдера требуется очень много манны, а демиурги выделяют её очень мало — вот пранщики и трудятся день и ночь. В отделении монстрогенной инженерии специалисты выводят новые виды монстров. Как только в Авторско-патентном бюро «Креативень» определяются с названием того или иного монстра, пневмопочтой спускают директиву: «монстр такой-то тчк опытный образец тчк представить к такому-то числу воскл зн», — и специалисты этого отдела сразу начинают работу. Учёные заняты разработкой новых видов, герои заняты сокращением численности этих видов, боги заняты надзором за героями — все заняты делом, все счастливы.
Однажды один из учёных ради эксперимента залез в Картонный кавайдер. Его достали — живого, но совершенно седого с трясущимися руками, постоянно твердящего «мхабр… бабр… мабр». Коллеги в шутку назвали его «Мабританец». Спустя какое-то время он исчез из города и что-то где-то натворил, но это уже совсем другая история…

Авторско-патентное бюро «Креативень»

1) Идея, одобренная голосованием
Наблюдают боги со своих облаков за героем, наблюдают — и становится им скучно. Монстры все знакомые, отписки героев от их божественных гласов запоминаются так, что ночью разбуди — назовут. И вот боги начинают творить. Каждый сгусток божественной мысли достоин овеществления его в виде монстра, фразы или элемента экипировки героя. Ну или почти каждый. Когда богов было мало, дело обстояло именно так.
2) Та же идея на операции в операционной
Сейчас количество богов растёт, а количество божественной мудрости — величина постоянная. Поэтому за процессом превращения гениальной идеи в нечто материальное следит специально созданная для этого организация — Авторско-патентное бюро «Креативень». Сначала идея проходит проверку на неповторимость, потом — первичное одобрение в очень ответственной комиссии. Если идея прошла эти этапы, то дальнейший её путь — в операционную. А если ей удалось выжить и там, то, изменённая до неузнаваемости автором, она попадает в Центр пранотехнологий и монстрогенной инженерии, где и превращается в нечто материальное. Автора идеи приглашают в бюро, жмут руку, благодарят, говорят, что именно его идея кардинально изменила этот мир, и заносят в Пантеон благодарности,
3) Как эта идея выглядит в игре
а он, окрылённый успехом, убегает вприпрыжку творить очередную порцию гениального креатива[3].

Альтернативная история города

До начала времён

Вначале было слово. И слово было у БОГА. И слово [4] это было: «Ё-моё, как же мне скучно»[5]. И сотворил он небо и землю. «Я довольно молодой бог. И, возможно, у меня опыта нет», – запел ТВОРЕЦ себе под нос, сотворив чашу с амброзией, а потом ещё одну и ещё. Надо же было как-то отметить свой первый успех... Очнулся ОН на чём-то мягком. Голова раскалывалась, слегка подташнивало. «Кто Я? Где Я? Что со МНОЙ?» – столько вопросов и ни одного ответа. Требовалось срочно поправить здоровье. После чаши амброзии дело пошло легче: память понемногу возвращалась. «Я на облаке. Я – песец… Не… МНЕ – творец… Опять не то… Я – творец… ВО! Я – творец!.. А что же Я натворил? Уй-ё-ё, что Я натворил…» – ОН хлопнул себя ладонью по голове, которая тут же отозвалась болью. Слабо ударил – за вчерашние проделки ЕГО следовало бить сильнее.
Сначала ОН заявил, что каждой твари должно быть по паре и стал тварить[6], попутно сотворив сушу, воду, растительность всех цветов и размеров. ОН так увлёкся этим процессом, что урчание и чавканье услышал не сразу. Прислушался – грызут, оглянулся – ЕГО. ОН, конечно, БОГ, но тут и ЕМУ пришлось спасаться бегством. Толпа агрессивно настроенных существ отстала, кроме парочки самых настырных. Те до сих пор бежали за ним и кричали по-звериному, что давно пора бы остановиться на обед. На бегу СОЗДАТЕЛЬ сотворил облако, запрыгнул на него и поднялся в воздух. Преследователи летать не умели, да и не могли – СОЗДАТЕЛЬ поленился или не додумался приделать им крылья. Теперь эти создания в бессильной злобе подпрыгивали и бесились, глядя на уплывающую от них еду. «Они… Эти… Эти… ж-животные чуть не съели МЕНЯ… МЕНЯ!!!» – для СОЗДАТЕЛЯ это был настоящий стресс, который требовалось снять проверенным средством. Стресс снимался долго и упорно. «Я вам п-п-пкажу! Аз есмь… Нет… МЕНЯ есть… Будете у МЕНЯ… по образу и подобию, п-пнимаишь», – заявил ТВОРЕЦ, погрозив кулаком неизвестно кому. Затем запустил две молнии вниз и вырубился. Два сгустка божественной благодати, пущенные с небес, нашли двух хищников и такое с ними сделали… Исчезли рога, копыта, хвосты, шерсть осыпалась, а главное – они заговорили.
– Де мы, ур-рк? – наполовину прорычал один. Бывшая пасть, ставшая в одночасье ртом, плохо приспосабливалась к речи.
– Да! Де мы, ур-рк? – повторил другой. – А ты кто, демиурк?
– Аха, я… деми-урк!
– Это я деми-урк, а ты – нет!
Вот так, слово за слово, выясняя отношения, они подрались. Каждый хотел быть демиургом. Немного позже, собирая выбитые зубы вывихнутыми пальцами, они пришли к соглашению о том, что оба будут демиургами, только один станет придумывать, а другой – заставлять это работать.
БОГ тяжело вздохнул и принялся просто наблюдать за своими творениями, рассудив, что молнию во всё это безобразие ОН всегда пустить успеет.

Начало времён

Первым, что они сделали совместно, было строительство города. Демиурги сошлись во мнении, что первый «подарок с небес» может быть не последним. А значит надо где-то прятаться от подобной божьей милости. Поначалу им действительно доставалось от того, кто сидел на облаке, но потом дело пошло на лад. Тогда в городе были только стены и… пивная, где демиурги собрались, чтобы отдохнуть от трудов праведных. В какой-то момент работать им расхотелось совсем.
– Вот мы придумываем-придумываем, а для кого всё это? — спросил один.
– А БОГ знает, — при этих словах другой ткнул пальцем наверх, сделал солидный глоток пенного напитка из чаши и продолжил, — для кого.
– Слушай, а давай создадим себе… — первый ненадолго замолчал, подыскивая подходящее слово, — помощников. Они будут подкидывать нам идеи, а мы — воплощать их в жизнь.
– Давай, а как их назовём?
– Мы назовем их… — первый почесал затылок, поднял голову к небу и заржал.
Бо-га-ми, — проговорил он сквозь смех. — Так мы и себя от лишней работы избавим, и ЕГО позлим. А жить они будут на облаке[7], кидаться молниями, управляя какими-нибудь раздолбаями.
– Не-а, если те выживут после этого, то их надо называть по-другому — ГЕРОЯМИ, — возразил другой.
Так были придуманы первые боги, сделаны первые облака, отправлены на подвиги первые раздолбаи герои.
Как-то вечером, сидя в пивной, один демиург спросил другого:
– Ты знаешь, наши интересуются историей своего появления здесь. Что им сказать? Правду?
– Ну всё, зелёному больше не наливать, — хохотнул другой, потом резко стал серьёзным, — Тебе что, пиво в голову ударило? Какая правда?
– А что им ответить? Они ведь не отстанут. Ты это прекрасно знаешь.
– Ну, скажи что… — люто-бешеная работа мозга родила идею, — что их нашли в капусте или их принёс аист.
Второй демиург был большой придумщик. Очень скоро на крыше пивной появилось гнездо, а неподалёку — поле, засаженное капустой. Вот так шутя, играючи город рос, ширился, заполняясь всё новыми и новыми зданиями, объектами и достопримечательностями. Сам город решено было назвать БОГОРОДОМ. В первой авторской версии было слияние двух слов — «БОГ» и «РОЖДЁННЫЙ», но некоторые боги после посещения божественной плантации с капустой стали считать иначе. Богород — город, созданный «Богами, рождёнными на ОГОРОДе».

Примечания

  1. Ну что поделать, если Годвилль и в самом деле похож на блин?
  2. Воруют? Конечно, воруют! И подмешивают к зелени синьку, и доливают монстрячей зелёнки, и даже удобрения для растений порой подсовывают. А что? У-ДОБР-ение же!
  3. Креатив бывает гениальным, непонятным (гениальность которого создателю ещё предстоит доказать) и уйду я от вас, <вырезано цензурой>, непризнанным.
  4. «Клятвенно заверяем общественность, что слово было одно.» (с) Информагентство «ОБС»
  5. Это примерный литературный перевод слова Создателя.
  6. Тварить – творить, создавать живых существ – тварей.
  7. Мне сверху видно всё, ты так и знай! (с) Неизвестный бог своему герою.