Финансовая Камбала

Материал из Энциклобогии
Перейти к: навигация, поиск
Морская тварь
Финансовая Камбала
Финансовая Камбала by Созвездие Мотылька.jpg
Уровень5
Здоровье50 хп и более
Шансы на лутвсе
Добычаклад
« Займы — та же кабала... »

Финансовая Камбала — типичный представитель хватательно-обирательных особей, готовых ради наживы содрать с противника три шкуры, согнать семь потов и отнять десять жизней. И как бы ни был смел должник (а морская тварь по умолчанию каждого героя считает таковым!), в итоге все пререкания сведутся к яростной битве за золото. Победитель получит награду, проигравший — сиюминутную память. Но при любом исходе боя тварь отправляется на поиски новой жертвы, не желающей платить долги. И длиться это будет вечно.

Сначала было слово…

Когда-то Финансовая Камбала была самой обычной тварью, коих в пучине как морской конь наделал. Но скука и лень в одном флаконе не давали ей покоя: мечтала она о тёмном будущем, где не нужно ежедневно добывать пищу, нет опасности самой стать чьим-то ужином и можно наслаждаться жизнью за чужой счёт. Да, работать она не любила, а на кого-то — тем более. Потому нет ничего удивительного в том, что Рандом свёл её со схожей по духу тварью — Акулой Капитализма. Две мечтательные ленивицы заключили союз с целью накопления стартового капитала и последующего вложения его в прибыльное дело с итоговым обретением безмерного богатства. Деньги собрали довольно быстро, а вот о финансовой стратегии договориться так и не смогли. Расставание компаньонш было бурным, но неизбежным, и каждая в дальнейшем действовала самостоятельно.

Финансовая Камбала со всей дури с головой нырнула в ростовщичество, налево и направо ссужая кому попало свою часть капитала под огромные проценты. Но этим тварь не ограничилась: золото впаривалось в долг и сверху вниз, и сбоку по диагонали, и сзади вширь, и вприсядку в полёте. Каждая акция невиданной щедрости непременно сопровождалась льстивыми речами вперемешку с обещаниями безоблачного будущего и сладострастной неги. В общем, за весьма короткий промежуток времени деньги, заработанные тяжёлым бесчестным трудом, оказались в загребущих лапах монстров, босяков и, конечно, героев. У Камбалы же остались расписки, не имеющие никакой юридической силы, но очень ценные в узких коллекторских кругах.

…И это слово…

И полетело-поползло: под угрозой зверской расправы должники отдавали последние штаны в уплату процентов ссуды и голышом отправлялись бродить по бескрайним просторам Годвилля в поисках лучшей жизни. Те же, кто отказывался платить, чаще всего были разорваны в клочья, а их жалкие останки проданы как корм для питомцев. Против особо хитро сделанных, умело скрывающихся от кредитного правосудия заёмщиков Камбала нашла уникальное средство: продавала их долг коллекторам за тройную стоимость и о дальнейшей судьбе несчастных более не волновалась.

А если вдруг ни с того ни с сего её начинали терзать нестерпимые муки совести, то обильные возлияния в портовых кабаках мигом вправляли мозги, после чего любые мольбы и требования справедливости со стороны обиженных неизменно заканчивались сверхурочной работой для мясника. Ну а как иначе? Хочешь жить — умей платить!

…Ругательное

И так стремительно богатела эта тварь, что вскоре золото некуда стало девать. Благоденствие продолжалось вплоть до спуска на воду ковчегов, когда каждый самый забитый герой враз возомнил себя морским волком и отправился грабить водоплавающую элиту. Финансовой Камбале досталось более всего, ибо в каждом приключенце ей виделся очередной должник, не желающий платить по счетам. Вытаскивая из-за пазухи смятый лист бумаги, тварь, яростно сквернословя, бросалась на противника и, тыча ему в лицо распиской неизвестного роду и племени, принималась обчищать геройские карманы. Сие действо длилось ровно до тех пор, пока герой не начинал давать отпор наглой рыбьей роже. А далее — бой до первой крови и приз победителю.

За годы битв запас золота несколько поистощился на откупные, но морская гадина всё так же продолжает под космические проценты ссуживать деньгами наивных нуждающихся, загоняя их в финансовую кабалу до конца дней. Однако мало кто жалеет о содеянном, ибо жить хочется сейчас, а платить — пусть даже своей никчёмной жизнью — потом.