ЮРИ

Материал из Энциклобогии
Перейти к: навигация, поиск
Гильдия
ЮРИ
Автор герба: богКтулху глас морей
Основатель:богПанда Тал
Нрав:гуманная
Численность:16 (max 41)
Построено:храмов,
ковчега,
лаборатория
Места в пантеонах
Солидарности:847 (max 715)
Влиятельности:— (max 12)
Воинственности:748 (max 391)
Авантюрности:343 (max 338)
Данные от 19.09.2020
Актуальный состав
Статистика

Для галочки

Как известно, каждая статья, чтобы считаться готовой, должна удовлетворять некоторым минимальным требованиям. Цель данного раздела и состоит в том, чтобы соблюсти необходимые формальности и дать ответы на возможные вопросы. А также провести обзорную экскурсию по нашей гильдии. 
« Всё маленькое — растёт!
Трэкс, «Осмосис Джонс»
»


Цели

Гильдия задумывалась как небольшой круг друзей, созданный больше для общения, чем для совместного прохождения игры, гильдпрыгов[1] и прочего. Но тухляк в общем чате, отсутствие активных игроков и завал на работе привели к тому, что основатель несколько раз покидал свою гильдию, повергая её в анархию и хаос.

Тем не менее «жив, жив Курилка!», и количество игроков, которые хотят что-то делать в этой игре, возросло. Цели, впрочем, сильно не изменились[2], и планов по захвату мира мы не строим.

Что такое «ЮРИ» и с чем его едят?

Юри — это жанр аниме, манги и хентая, изображающий гомосексуальные отношения между женщинами. Какое отношение это имеет непосредственно к Годвиллю? Примерно такое же, как и у десятка (если не сотни) других гильдий, а именно — никакого. Уже этим, на наш взгляд, и объясняется право гильдии на существование.

Поспешу, однако, разочаровать ценителей жанра, вознамерившихся вступить в гильдию в надежде найти здесь единомышленников: мы сами в этой теме, как говорится, ни в зуб ногой. Да и основатель, увы, едва ли сможет вспомнить хотя бы несколько подобных фильмов.

Много букв

Данный раздел содержит в себе легенду основания гильдии «ЮРИ». Поначалу автор надеялся уложиться в несколько страниц (честно-честно!), но «гораздо труднее быть простым, чем сложным», и в результате мы имеем то, что имеем...

Эту историю годами собирал по крупицам один странствующий менестрель. Что из сказанного правда, а что — вымысел, теперь не вспомнит даже он сам…

Кто?

В каком году, не помню, но всё-таки давно в одном из тех славных районов Годвилля, в который не осмеливается заглянуть даже самый отчаянный городской страж, появился новый герой. Плечами широк, животиком пушист, носил он гордое имя — богПушистик Тал.

Он шёл широким шагом, не думая о завтрашнем дне; он шёл, не замечая местных босяков, бросавших на него хитрые взгляды; он шёл — и добрался до таверны, у которой даже в этом не сулившем ничего доброго месте была скверная репутация.

Выбив дверь ногой, Пушистик вошёл в таверну и принялся изучать сидевшую там публику, пока взгляд его не остановился на трёхметровом тролле, стоявшем за барной стойкой. Бармен — а это несомненно был он — протирал пивные кружки тряпкой, намотанной на указательный палец.

«Поставь дверь на место!» — прорычал новоприбывшему тролль и плюнул в пустую кружку, случайно пробив слюной дно. Не желая создавать себе лишних проблем, Пушистик Тал немного повозился с дверью, как ни в чём не бывало сел за свободный столик и, подмигнув бармену, заказал самого дешевого годвилльского пойла.

И началось…

Что?

Проснувшись по утру в компании отбросов и жуткого похмелья, Пушистик обнаружил себя в неизвестном ему переулке неизвестного ему города. Кое-как водрузив на место готовую развалиться на части голову, герой, не обращаясь ни к кому конкретно, спросил:

— Сколько же я вчера выпил?..

— Да я тебя трезвым никогда и не видела! — ответила проходившая мимо богДвухфазная, с некоторой жалостью глядя на Пушистика.

Как же изменился наш герой! Подбородок и щёки скрылись под недельной щетиной; заплывшие глаза потеряли свежесть, волосы растрепались, а нежный пушок, некогда покрывавший его тело, где-то истёрся, поредел и (что особенно опечалило Пушистика) ещё и подгорел на том самом месте от влияний немилосердного бога. А во что он был одет: любой шут или скоморох душу бы продал за такой наряд!

Но было ещё кое-что, не поддающееся однозначной оценке. На рукояти своего боевого топора Пушистик Тал обнаружил двенадцать зарубок, и его посетило мимолётное ощущение чего-то знакомого, смутное предчувствие события, которое изменит его жизнь и направит по неизвестной тропе. «Двенадцать… Почему именно двенадцать[3]?» — это обстоятельство представлялось крайне важным, но ответа на свой вопрос Пушистик не знал. Ему показалось, что мысль уже ускользнула от него, но тут одно за другим с дальних рубежей подсознания всплыли слова «цель, долг, миссия, делай квест» и отозвались в голове новой болью.

— О-ох!.. — могучий воин, разменявший на поле боя не одну тысячу монстров, трясущимися руками потянулся за зелёнкой. Двухфазная приняла последнюю реплику на свой счёт.

— Вот-вот, — она помогла герою облокотиться на стену, — Хорошо хоть не знаешь, что вчера было.

— А что вчера было? — насторожился Пушистик. И зачем-то вспомнил…

Что-о-о?!

Смеркалось. Красавица Луна, уже заявившая о своих правах на небосвод, со скоростью сонной улитки гналась за Солнцем в надежде отвесить желторотому охапку люлей. Ах, Моська!..

Измученный дальним походом, Пушистик Тал собирался устроить привал и подыскивал для этого подходящую поляну. Разбив палатку на ближайшем холме, герой попытался нарубить дров для костра в стоящем рядом лесу, но встретил ожесточённое сопротивление со стороны деревьев: гибкие берёзы гнули тонкие станы, дубы швырялись желудями и грозились натравить на героя безумных белок, которых и сами слегка побаивались. Лесть, уговоры, запугивания, блеф и даже военная хитрость — что только не перепробовал Пушистик, но местные никак не хотели лезть под топор. Высказав несостоявшимся брёвнам всё, что о них думает, раздосадованный воин убрал топор за спину и нехотя побрёл в лес за хворостом. А вслед за ним, не спрашивая разрешения даже у могучих энтов, в лес прокралась ночь.

Стемнело. Как известно, разгуливать по чаще с зажжённым факелом — всё равно что хвастаться шлемом с бивнями перед стадом Немногослонов. Поэтому, забираясь всё дальше и глубже в лес, воин мог надеяться только на звёзды да Луну, но они давали совсем мало света: его лучи, преодолев неизмеримые расстояния космоса, тоже нуждались в уюте и отдыхе и с удовольствием располагались на мягкой густой листве; а те упрямцы, которым удавалось-таки добраться до земли, только сбивали путника с толку, создавая ложные ориентиры. Пушистик даже не смог определить направления на север, ибо надменные деревья поворачивались к нему спиной всякий раз, когда он пытался отыскать на них мох.

«Ну как тут не заблудиться!» — искал себе оправдания герой, — «Тем более с бодуна». Погода стояла тёплая, и потому Пушистик был не против провести ночь прямо на земле, подложив под спину слой опавших листьев. Закрыв глаза на невзгоды сегодняшнего дня, уставший путник уже приготовился считать овец. Вдруг его слух уловил звук, который едва ли можно назвать обычным даже для такого чудного леса: то не ночной хищник крадётся в траве, не свирепый монстр ищет неприятности беспечным героям; то не ветер ветку клонит, не дубравушка шумит… Предчувствуя беду, рука сама потянулась за пазуху — и переписала пришедшие на ум эпитеты в дневник.

Так что же это? Герой, насторожившись, прислушался. Больше всего таинственный звук походил, как ни странно, на льющийся дивной звонкой песней девичий смех. Ну, либо на ржание лошадей: Пушистик Тал нередко путал эти звуки, угощая выпивкой совсем не ту кобылу, которую хотел.

Тем временем воин стремительно сокращал расстояние до источника шума. Изменилась обстановка, изменился запах. В воздухе витал аромат спелых фруктов, которые в сказочном изобилии покрывали ветви яблонь, вишен и других диковинных деревьев, чьи названия Пушистик не знал. Увлечённый охотой воин чуть было не пропустил смену локации, но, опомнившись, остановился: так и в брюхо храпящего Полевого Гиганта забежать недолго.

Чувствуя, что его цель совсем близко, герой перешёл на неторопливый шаг, стараясь издавать как можно меньше шума. Чтобы определить если не вид, то хотя бы размер потенциального противника, воин ещё раз внимательно оглянулся в поиске следов или иных зацепок и заметил несколько узких дорожек, протоптанных не одно лето назад. Ни лошадиных, ни чьих либо ещё следов на них не оказалось, но кое-что интересное обнаружить всё-таки удалось: все тропинки радиально сходились к единому центру и терялись за кольцом невысоких кустарников.

Теперь у Пушистика не осталось сомнений по поводу местонахождения парнокопытных. Убедившись, что ветер дует в его сторону, герой припал к земле и проделал оставшийся путь ползком. Ржание зазвучало с новой силой. "Да тут целый табун, " — подумал Пушистик и, выглянув из-за кустов, в изумлении раскрыл рот.

Тут, на радость читателя, у летописца закончился словарный запас, и он решил ограничиться простым перечислением того, что увидел Пушистик: гора, она же вулкан, о-о-очень большая; у подножья онсэ́н с уютным домиком для гостей; рядом аккуратно обложенный камнями геотермальный источник, в котором купались девушки, хорошенькие, стандартной комплектации: голова, туловище, по паре рук и ног…

«А какие у них!..» — Пушистик повертел головой в попытке найти подходящее сравнение, но как на зло ни дынь, ни арбузов в саду не росло. Герою, вынужденному в походах подолгу обходиться без любви и ласки, удерживать своё тело в засаде становилось всё труднее. Мысли поредели, потеряли стройность, и голова, не видя смысла в дальнейшем сопротивлении, с явным облегчением передала бразды правления чреслам.

Накопившуюся за день усталость как рукой сняло. А вместе с ней — доспехи и штаны, и удалой молодец с криком: «Привет, девчонки!» — в чём мать родила предстал перед красотками.

Стоит ли говорить, как сильно обрадовались девушки столь эффектному появлению. Мило щебеча что-то на непонятном Пушистику языке, они бросали в него банные тапочки, шляпки и прочие предметы женского туалета. Потом в ход пошли более тяжелые вещи: палки, камни, копья. Пушистику всё было нипочём: он с упорством идущего на нерест лосося двигался к своей цели.

Тогда девушки сменили тактику: выпрыгнув из воды, пышногрудые нимфы дали дёру, на ходу обматывая полотенцами обнаженные тела. Одна из них, обернувшись к Пушистику, подняла вверх указательный пальчик и голосом косоглазого тролля-бармена наставительно пробасила: «Это хента́й, бэйба!» — и убежала вслед за подругами, подмигивая герою двумя бледными полумесяцами из-под полотенца.


«Погодите… Хентай? Что это за слово такое?»

Где-то в параллельной вселенной вооружившийся гуглом православный юзер, тыкая пальцем в экран своего монитора, разгневанно закричал: «Да это же прон!» — и поспешно покинул страницу, на всякий случай сохранив её в закладках.


— Стойте! Куда же вы? — вскинув руки, кричал Пушистик девушкам и ринулся вдогонку. Но разрыв и не думал сокращаться. Воин пыхтел, всё быстрее перебирая ногами, пока не заметил, что бежит на месте. А когда поднял глаза, понял, что домик, гора, сад — все предметы вокруг — потеряли резкость, как будто кто-то выплеснул воду на только что нарисованную картину.

«Как? — растерялся герой. — Неужели всё это?..» Он ущипнул себя за запястье, ничего не почувствовал и стал щипать себя везде подряд, пока с криками не проснулся в том самом переулке того самого города.

Двухфазная куда-то подевалось, оставив Пушистика один на один с похмельем, которое, как он полагал, уже стало хроническим. Пушистик передаст его в наследство своему сыну, а тот — своему сыну, а тот — своему…

От такой напряженной мыслительной работы извилины в мозгу героя начали со скрежетом разгибаться. И пока Пушистик искал подорожник, в который можно было бы целиком обернуть распухшую голову, он не заметил, как над ним сгустилась маленькая, но очень злобная на вид тучка.

Почему?

Панда Тал, честолюбивый бог-покровитель Пушистика, сквозь гибель пространства просочился в Годвилль, чтобы проведать своего любимчика. Застав героя в весьма компрометирующей позе, молодой бог хорошенько прокашлялся и приготовился максимально чётко и эффектно поприветствовать Пушистика. И чтобы глас наверняка дошёл до героя, он решил расчистить засорившийся эфир парочкой молний.

— О-ох!.. — застонал Пушистик и схватился за то место, на которое с завидным постоянством находил себе приключений. Законспектировав случившееся в дневнике, герой безвольно опустил плечи и приготовился к худшему. Но до того жалким и побитым выглядел сейчас Пушистик Тал, до того безрадостен был его взгляд, что тучка смягчилась, пожалела его и ласково пропела:

« Внемли гласу, мой дружок,
И получишь пирожок!
»

— Ась? — не понял Пушистик. В воздухе повисло некоторое напряжение, но лучезарная тучка, как и раньше, вполне деликатно пожурила бедолагу:

« Моё солнце, неба свет,
Выполняй-ка свой обет!
»

— Ась? — отозвался Пушистик (он и не подозревал, что где-то в соседней вселенной у одного вполне безобидного представителя одной вполне углеродной формы жизни начался нервный тик). И услышал в ответ:

« Помолись, презренный гад!
Молнию получишь в зад!
»

— облако от бешенства брызгало слюной во все стороны. Герой, радуясь спасительному дождю, прошептал молитву Всевышнему и перекрестился всеми известными ему способами.

Панда Тал меж тем продолжил:

« Это я, твой грозный бог,
Тебе сон послал,
Чтоб ни в жисть про слово «долг»
Ты не забывал!
»

Прочувствовав важность момента, невинный тупае как мог напрягал слух. Однако полезной информации из прозвучавшей тарабарщины извлечь не смог и потому, не задумавшись, переспросил:

— Ась?

И тут, по-видимому, накипело… На город вдруг обрушился ураганный ветер, срывая крыши домов и сбивая с ног неосторожных прохожих; от каскада бесчинствующих молний воздух пропитался электричеством. Горожане спасались бегством, птицы улетали прочь, а в стоящей неподалёку мясной лавке колбаса от страха собралась обратно в корову и чуть не родила.

Из потока слов, который обрушил на своё чадо разгневанный бог, Пушистик знал разве что слово «колотить». У героя на глаза накатились слёзы. «Узнаю Великого!» — растрогался Пушистик.

Когда бог немного смягчился, а порывы ветра ослабли и более не заглушали голоса героя, он пал ниц и с надлежащим пафосом спросил:

— Чего желаешь ты, мудрейший из богов?

Ветер совсем стих, молнии угомонились и больше не разрезали небо кривыми линиями. Тучка как будто призадумалась. Решив, что бог попросту в очередной раз отвлёкся на битву со своими монстрами, «директором» и «клиентурой», Пушистик обрадовался и приготовился дать дёру в сторону ближайшей таверны, но Панда Тал и не думал покидать своего любимца. Пригвоздив героя к земле очередной молнией, бог начал свою речь словами: «Я хочу…»

« Хочу самокат и китайцев фонарики,
Всех форм и расцветок воздушные шарики;
В брильянтах и стразиках новый лимо;
Чтоб маг подарил мне 500 эскимо;
Хочу на работе я взять и напиться;
Хочу, чтоб при маме я мог материться;
Хочу белый пиджак, ещё туфли и брючки
(Пищите от дяди Ильи, с..чки!)[4];
Хочу, чтоб закончились песни у Нюши;
Чтоб с вилкой всегда подавали мне суши;
Чтоб эклеры на ветках росли у сосны;
Побольше чтоб лета, побольше весны;
Синица чтоб в небе, журавль — в руке,
Таблетки весёлые — на языке;
И стару и младу — улыбки на лицах;
Чтоб твёрдым, как камень, стал мой квадрицепс;
Хочу я скафандр, хочу я ракету,
Чтоб в ней посетить смог чужую планету.
И я уже вижу, как в космос лечу...
Так много всего я хочу, я хочу!..
»


Прошёл час, другой, а бог всё говорил. Где-то между горным велосипедом и набором пластилина у Пушистика, по-видимому, кончилось терпение, и он всё же решил уточнить: «Стоп, стоп, стоп!.. О, Великий, чего ты хочешь конкретно от меня?»

Облачко стушевалось, зарделось в лучах заходящего солнца, и мгновением позже до Пушистика всё-таки долетели слова: "Создай гильдию «ЮРИ».


«Ю-у-ури?.. ЮРИспруденция? Ник ФьЮРИ? Что за?..»

Наш старый знакомый православный юзер, с бдительностью часового следивший за их диалогом, снова завопил: «Да это же прон!», создавая всё новые закладки в браузере…


— Наконец-то в Годвилле появилась гильдия «ЮРИ»! — радостно воскликнул Пушистик. А порадоваться было чему: Панда Тал последовательно изложил герою свой план действий, объяснил что, да как, да почему и даже почти не раздражался ни от тугоумия Пушистика, ни от периодического «ась?», которым тот то и дело прерывал бога. И так всё в этом плане было здорово и хорошо, что новоявленный пророк, прозрев от открывшихся ему истин, сказал:

— А знаешь, Великий, — Пушистик с достоинством поднялся с колен. — За это стоит выпить! — и с восторженным взглядом побрёл прямиком в таверну, проигнорировав прозвучавший с неба глухой хлопок ладони о лоб.

А потом?

В Годвилле наступило утро. С робкой трелью ранней пичуги новый день проник в скромно обставленную комнату, в которой посапывал Пушистик. Перепрыгнув с карниза на стену, со стены на прикроватную тумбочку, а оттуда — на кровать, солнечный свет ласково, но настойчиво пощекотал ресницы героя.

Выглядящий в этот час совсем беззащитным дремлющий гигант недовольно поморщил нос и со вздохом перевернулся на другой бок. Тут, кажется, неплохо было бы прервать повествование на час-другой — а ещё лучше до обеда — но, как мифический герой, который, однажды покинув свой дом, не сумел отыскать путь назад, так и разум Пушистика, на миг вынырнувший из омута сна, не смог вернуться во владения Морфея. Спасательным кругом послужила мысль, банальная, но такая же неприятная и навязчивая, как закатившийся в башмак камушек: «Что-то здесь не так…»

Что-то действительно было не так! Мысль ржавым гнутым гвоздём впилась в мозг, и просто взять и не думать о ней Пушистик не мог. Всё же, оставляя себе небольшую лазейку, он не стал сразу открывать глаза, а попытался проанализировать ситуацию, полагаясь только на слух и тактильные ощущения.

Полученная информация оказалась на удивление неправдоподобной.

Во-первых, Пушистик впервые за долгое время спал на чём-то мягком, и (что выглядело совсем уж сказочным) это «что-то» сильно напоминало кровать. Двуспальную. С подушкой. С одеялом. Кровать!

Вторым открытием Пушистика стало то, что он вот уже которую минуту лежит — и думает! А где же его верные друзья — похмелье и недосып? И если в шесть утра он до сих пор не пьян, то что, чёрт возьми, он делал вчера вечером?!

И последнее обстоятельство, сделавшее шансы на успешное возвращение ко сну совсем уж призрачными, заключалось в том, что голова Пушистика в данный момент покоилась на груди не менее волосатой, чем его собственная. Приготовившись к худшему, герой осторожно приоткрыл левый глаз. И обнаружил себя лежащим в обнимку с плюшевым Администратором Годвилля.

«Фу-ух! — оправился Пушистик. — Пронесло!» И усилием воли заставил себя не думать о том, о чём он сейчас подумал. Герой пинком скинул с кровати игрушечного монстра и с облегчением вздохнул. Потом осмотрелся.

«И это отнюдь не последний сюрприз на сегодня…» — уверил голос, раздавшийся из черепной коробки. Звучал он настолько ехидно и противно, что не оставалось никаких сомнений относительно личности владельца.

Делать нечего! Раз уж неприятности неминуемы, то и нет особого смысла оттягивать их наступление. Пушистик поднялся с кровати, потянулся, наскоро размял мышцы и отправился на поиски хозяйки кровати и розовых обоев. В стене рядом с гардеробом обнаружилась дверь, ведущая в будуар; Пушистик встретился с ней там. Блин, вы с Пандой повели меня по ложному следу со всей этой операцией по смене пола! А я никогда не понимала, почему мужчины берут женских персов[5].

Каштановые волосы чуть ниже плеч, ещё не причёсанные после ночи; зелёные озерца глаз, в которых за утренней истомой легко обнаруживались хитринка, искорки смеха; милый прямой носик и пышные, слегка приоткрытые губы — красота, да и только! Проблема была в том, что девушка смотрела на героя с гладкой поверхности вмонтированного в туалетный столик зеркала.

В ответ на удивлённое «А-ах!» Пушистика, девушка широко раскрыла глаза и прижала ладонь ко рту, симметрично повторив все движения героя. Потом пошла стандартная для таких случаев проверка: Пушистик беспорядочно дёргал конечностями, корчил рожи, изображал обезьяну, ковырял пальцем в носу и всё в таком духе. Красотка наперёд предугадывала все его действия и безукоризненно копировала жесты и мимику. Призадумавшись, на чём бы её подловить, Пушистик остановил взгляд на какой-то точке на стене и скрестил руки на груди. И тут он наконец заметил (вернее, почувствовал) произошедшие с ним перемены.

Вскрикнув в очередной раз, Пушистик стал безумно носится по комнате, не замечая чьё-то мерзкое хихиканье за окном. Его груди под ночнушкой подпрыгивали при каждом шаге, и герой поспешно прижал их к телу. А через секунду вдруг остановился, почесал подбородок и задумался о своём теперешнем состоянии.

Он подошёл к зеркалу, чтобы заново оценить свою внешность. Он — она! — и впрямь была хороша. Пушистик приложила спутанные волосы, провела ладонью по щекам, подбородку, шее, опустилась ниже, к груди (где её руки задержались дольше, чем можно было бы ожидать при самолюбовании или праздном любопытстве), талии, бёдрам. Она даже захотела приподнять полы ночнушки, но удержалась — из летописи всё равно вырежут самое интересное.

«Теперь меня наверняка будут угощать в барах, — рассуждала Пушистик, — что позволит неплохо сэкономить добытое золото и быстрее достроить храм. Кстати об экономии: я буду знать всё о скидках, распродажах, акциях и покупать себе самое лучшее (и модное! и эксклюзивное!) обмундирование в лучших тавернах Годвилля! — Пушистик закружилась в импровизированном танце, фантазируя о новой жизни. — С другой стороны, едва ли я снова смогу свистеть вслед симпатичным героиням, разбрасывать носки по всей комнате, плавать брасом, спорить басом, класть на всё болт, есть целый месяц одни пельмени и писать стоя…»

Только тут Пушистик поняла, насколько велика настигшая её потеря. По щеке пробежала скупая мужская слеза — последнее, что ещё осталось у неё от мужчины. И девушка, более не сдерживая эмоции, разревелась на полную катушку, проклиная жестокого бога.

Но приступ продлился недолго, закончившись так же неожиданно, как и начался. Может, потому, что плакать не особенно хотелось, может, потому, что енот.

«Ничего, — успокаивала себя Пушистик, вытирая слёзы. — Зато теперь у меня будет своя гильдия с блэкджеком и нимфами». И с улыбкой на румяном лице, чувствуя себя готовой раскрыть широкие объятья каждому единомышленнику, она подошла к окну и с вызовом посмотрела куда-то вдаль. Как будто пыталась заглянуть за горизонт, где героиню уже ждала целая очередь из приключений, с нетерпением стремящихся попасть на её мягкую, круглую, сочную…


И вновь недремлющий юзер, сопоставив тычинки и пестики, в праведном гневе закричал: «Да это же!..»


Совсем другая история…

24/7

В данном разделе приведены некоторые ключевые факты из жизни гильдии и её героев.

Это интересно

  • Гильдия «ЮРИ» по праву славится своими полиглотами. Если в штабе гильдии в назначенный день, в назначенный час — а именно, в любое время — крикнуть «Ау!», можно услышать в ответ звонкое эхо сразу и на русском, и на беларуском, и на украинском языках. А заодно и разогнать зажравшихся тараканов.
  • Мы верны традициям и гордимся тем, что в век нанотехнологий и этих ваших интернетов для доставки сообщений в гильдии всё ещё используется голубиная почта. И поэтому новичков, которые заявили о себе в общем чате и не получили ответа в течение часа, двух, недели, не должно вводить в заблуждение затянувшееся молчание: мало ли что случилось с бедной птичкой… И ни в коем случае не стоит слать целую гору вопросов в надежде получить ответ сразу на все. Ибо особо крупные сообщения у нас упаковываются в посылки, а посылки разносит крайне недружелюбный к людям белоголовый орлан.

Девиз

Девиз нашей маленькой команды таков:

« Абсурд, [Б]рёвна и лёгкая эротика! »

Он лаконичный, легко запоминающийся и всеобъемлющий. А потому авторитетная комиссия из одного человека, ни секунды не колебаясь, решила: девизу быть!

Штаб-загадка, штаб-танцпол

Представьте, что близится к концу ещё один день вашего путешествия. Позади переход через густой лес, полный неумолимых монстров и говорящих плотоядных растений, а впереди небесным грифелем вычерчен абрис горной гряды, невесть откуда взявшейся в этих местах. Вы протираете глаза — нет, они вас не подводят — и разворачиваете перед собой карту, обмененную на жирный трофей у смуглого бродячего торговца. Он ещё при встрече показался вам чересчур обходительным. А как подозрительно выглядел маленький мальчик, передавший чужеземцу так называемую «карту», с торчащими из карманов кисточками и цветными карандашами. Наверняка он-то и является автором этой блестящей аферы!

Да, вас обманули, но не стоит понапрасну себя корить. Тем более, что это может сыграть вам на руку: в лесу повсюду подстерегают хищники, но на горе, укрывшись в какой-нибудь неприметной пещере, вы в праве рассчитывать, что во сне не придётся вздрагивать от каждого шороха. А внизу, у подножия горы, лежит исхоженная тропка, зигзагами убегающая вверх…

Спустя час или два пути вы решаете сделать привал, чтобы перекусить и восстановить силы. Доставая из вещмешка свёрток с сухофруктами, вы с удовлетворением вспоминаете, что по дороге не столкнулись ни с одним хищным зверем. Деревьев на такой высоте уже не встретишь, только неприхотливые кустарники, и вы вновь радуетесь, что не забыли загодя набрать хвороста. Солнце быстро садится, и в скором времени разглядеть что-либо под ногами будет невозможно. В голову приходит мысль, а не разбить ли палатку прямо здесь, под открытым небом, но тут вы замечаете полупрозрачный дым, серым столбом вырастающий из-за утёса.

Вы наскоро собираете свой скарб обратно в вещмешок, вскидываете его на плечи, и бодро идёте в направлении источника дыма в надежде если не встретить старого знакомого, то обрести нового друга, с которым можно будет разделить еду и бутылку вина. Но за очередным поворотом вы останавливаетесь и в изумлении раскрываете рот. Вместо странника, греющего ноги у разведённого костра, вы находите дом с двускатной крышей, покрытой бардового цвета керамической черепицей, из трубы которого валит дым. Веранда, опираясь на прямоугольные колоны, нависает над водоёмом, по периметру аккуратно обложенным камнями разных размеров и форм — удачная имитация естественной красоты. С поверхности водоёма поднимается пар, чтобы быстро раствориться в прохладном вечернем воздухе.

И горячий источник, и этот дом, и расположенный рядом сад камней, обнесённый невысоким забором, вместе создают атмосферу уюта и умиротворения. Кажется, что вас здесь уже давно ждут. И, действительно, словно в подтверждении этих мыслей, из дома выходит мужчина в белом бархатном халате и, подняв над головой масляную лампу, приветливо машет вам рукой…

Что, вы ничуть не удивлены? Не может быть! Вы уже были там?! Видели тот самый дом, и источник, и беззубую улыбку хозяина?.. Ба! Тогда вы не могли не заметить полуразвалившейся хибарки двумястами метрами ниже по склону, больше похожую на сарай: вы как раз проходили мимо неё, побрезговав остановиться там на ночлег. Припоминаете?.. Так вот, это он и есть — наш штаб!

Не верите? Понимаю… Конечно, всё это придумано, чтобы сбить с толку любознательного путника. На самом деле этот сарай — лишь искусно замаскированный вход в тайную сеть подземных тоннелей, уводящих далеко вглубь горы. Но там редко кто бывает: все просто приходят покормить голубей червями и комбикормом, а белоголового орлана — голубями.

Впрочем, при большом желании можно найти и ведущий в подвал лаз. Внутри вы обнаружите барную стойку с годовым запасом крепких напитков, резной стол из кедра, за которым решаются все насущные проблемы гильдии, а под потолком по-детски радостно переливается хрустальным космическим светом наша гордость — здоровенный диско-шар.

Ими гордится класс

« Алехин — выдающийся шахматист <...> Но моей маленькой стране нужен свой национальный герой.
Макс Эйве, пятый чемпион мира по шахматам
»

Ниже приведён список членов гильдии «ЮРИ», чем-то отметившихся на просторах Годвилля.

Важные события

  • 4173го дня г. э. совместными усилиями трёх богов удалось поднять гильдию аж на 12-е место пантеона влиятельности. С чем нас торжественно поздравил некто <Гильдобот>.

«ЮРИ» в топ-20 пантеона влиятельности

Теперь, когда в гильдии появиться глава, можно будет выбрать звание для ветеранов. Осталось всего-навсего скопить в своём составе пять пророков. М-да…

  • 4272го дня г. э. всего-то с пятой попытки был избран первый глава гильдии — богMarcel Lefevre.

Примечания

  1. Прыжок в подземелье нескольких богов из одной гильдии (см. словарик).
  2. (Написано мелким шрифтом): Совершенно очевидно, ясно, понятно, тривиально, что цели и амбиции отдельных игроков могут отличаться от интересов и целей самой гильдии.
  3. Именно на этом уровне герой может вступить в гильдию, или создать свою.
  4. Строчка из песни.
  5. Реально состоявшийся диалог между летописцем и богиней богПроськой. А также литературная пародия.