Фазовый переход

Материал из Энциклобогии
Перейти к: навигация, поиск
Палитра.jpg В статье не хватает авторских иллюстраций. Требуется помощь художников!
Изображения в этой статье отсутствуют или ни одно из них не является авторским. На странице обсуждения могут быть подробности.
Особые пожелания: на замену в шаблон и еще хотя бы парочку — в рассказ
Умение героев
Фазовый переход
Фазовый переход.jpg
Герой начинает трансформацию фазового перехода и раздаёт автографы.
Транспортное умение

Фазовый переход — транспортное умение, сочетающее в себе двоякую или троякую трансформацию состояний для перемещения.

Принцип действия

Для перемещения в пространстве можно использовать две составляющие: статическую и сдвиг по фазе. В случае статического действия применяется физически механическое движение, что является довольно-таки допотопным средством передвижения. Более революционным в этом отношении, послепотопным для подопытных, является так называемый фазовый переход или другими словами — сдвиг по фазе, основанный на резонансной разнице одинаковой частоты двух или трёх промежуточных состояний одного объекта. Полное понимание процесса вызывает полный и окончательный сдвиг по фазе, поэтому в данном трактате ограничимся только общим принципом фазового сдвига.

История открытия

На вкус и цвет все фломастеры разные. Как и монстры: одни готовы целыми днями просиживать в засаде, выбирая себе на ужин героя поупитаннее (чтобы неожиданно выпрыгнуть да и оттяпать от него немного плоти); другим палец в рот не клади — откусят… А некоторые, по природе своей добродушные и незлобливые, вполне органично вписываются в пищевые цепочки местной фауны, и глубоко равнодушны и к героям, и к их богам, и совершенно случайно — с легкой руки подвыпившего тупайки — объявляются врагом и угрозой для всего живого и истребляются под корень в обмен на монетки и очки хп. Об одном из таких монстров и пойдёт речь в этой трагической истории.

Непобедимый потеряшка

Как-то до жителей Някинска дошёл слух, что затаившийся где-то в Горах Немытой Посуды Научный Урководитель денно и нощно проводит чудовищные опыты, противные человеческой природе и Природе вообще. И решили они нанять Безымянного Героя, на которого с детства мечтал быть похожим каждый босяк, чтобы раз и навсегда отвадить тварь от богомерзких экспериментов.

В ту же ночь (часа эдак в три по подмостковскому времени) легендарный герой взял на себя тяжкий квест, оседлал ездового питомца и, воинственно крича «Аааааа!..», покинул столицу. Издали заслышав о его приближении, монстры в страхе прятались по кустам, спешно составляя завещания, а городские жители тотчас запирали ворота и со стен сбрасывали к его ногам самых слабых и некрасивых жрецов и торговцев. Безымянный Герой всепоглощающим тайфуном двигался к цели, оставляя после себя руины и разруху, поля перебитых монстров и опустошенные склады спиртного.

Миновав таким образом не более, чем счётное число столбов, Безымянный Герой понял, что вплотную подобрался к логову зверя и — к вещей радости своего питомца — наконец-то сбавил крик. Подвязав верного Толстого Дурачка к ближайшему знакомому энту, герой размял затёкшие в дороге члены и приготовился к неспешному восхождению в гору.

В это самое время недалеко от места, где остановился герой, ничего не подозревавший Научный Урководитель собирал для своего гербария полевые цветы и скрупулёзно зарисовывал в блокнот наиболее выдающиеся экземпляры. Между прочим, он был первым (задолго до мабританских учёных!), кто выявил и подробно описал бесчисленные странные повадки опыляющих их пчёл. Будучи монстром увлекающимся и склонным к долгим пространным размышлениям на самые разные темы, Научный Урководитель не заметил, как солнечный диск, недавно паривший в зените бирюзового годвилльского неба, беспечным колобком закатился за горизонт, оставив монстра наедине со звёздами и Луной. Погода располагала к ночлегу под открытым небом, а потому Научный Урководитель, прежде чем забыться крепким звериным сном, решил, что его исследования вполне могут подождать и домой он вернётся завтра. «А, может, — подумал он, заваливаясь на бок, — и послезавтра, и через пару дней…»

Слепая мышь в стеклянном лабиринте

Безымянный Герой ждать не любит. Успев до заката отыскать пещеру, где, по его мнению, затаился монстр, герой вытащил из стальных ножен неприлично длинный меч, прокашлялся и с фирменным криком ворвался в пещеру. Ответное эхо было настолько злобным и звонким, что непобедимый потеряшка и сам немножечко струхнул.

Коридор оказался неправдоподобно длинным, и герой, томимый тяжестью снаряжения и собственного брюха, перешёл на марафонский темп бега. Немытые тарелки раздражающе поскрипывали под ногами, а запах гнили и протухшей еды поставил героя перед непростой дилеммой: либо вдыхать зловонный запах пещеры своим привыкшим к утончённым ароматам носом, либо выбросить факел к чёртовой бабушке и освободившейся рукой прикрыть нос синеньким скромным платочком. Взглянув на горящее полено, Безымянный Герой жалостливо вздохнул, в очередной раз втянув ноздрями смердящий воздух, и, более не сомневаясь, зашвырнул свой факел подальше.

Во тьме потеряшка медленно продвигался вперёд, словно тростью постукивая перед собой мечом, пока не наткнулся на стену, делившую коридор пополам. «Лабиринт! — догадался герой. — Ну, ничего, мы знаем, что с этим делать.» Действительно, существовал алгоритм, гласящий, что нужно просто всё время держаться правой стены, и тогда рано или поздно выход из лабиринта будет найден. Этот алгоритм не раз выручал героя при походах в подземелья или кварталы Баговещенска, но — вот ведь незадача! — в одиночку воспользоваться им потеряшке было не под силу ввиду хронической неспособности отличить «право» от «лево». «Был бы рядом Толстый Дурачок!..» — подумал Безымянный Герой и выбрал тот коридор, из которого пахло менее отвратительно.

И не прогадал! Вскоре он заметил вдали синий свет, зигзагами отпрыгивающий от стеклянных стен пещеры. Дойдя до конца коридора, непобедимый потеряшка обнаружил и источник света — им оказалась жидкость, мерцающая мягким цветом в расставленных на столе колбах. «По-видимому, это как-то связано с опытами, которые проводил здесь Научный Урководитель.» — подумал Безымянный Герой. Рядом обнаружились и глиняные скрижали с результатами чудовищных экспериментов. Их герой немедленно уложил в мешок как доказательство своей победы (да, формально монстра он не одолел, но ждать Урководителя здесь до скончания веков он тоже не мог).

«А теперь в город, на полный цикл! — потеряшка уже развернулся в сторону выхода, но так маняще поблескивали колбочки и пробирки, так таинственно сияла на дне голубая жидкость, что Безымянный Герой не смог устоять. — Вот только смешаю эту водичку вон с тем зелёным порошком…»

Тайное знание

Через несколько дней Научный Урководитель вернулся домой. Насвистывая знакомую мелодию, он вошёл в свою пещеру — и обомлел. Вокруг царил невероятный погром, будто кто-то запустил стайку зловредных фей в кукольный домик и сильно встряхнул: повсюду в беспорядке разбросаны листы бумаги, аппаратура безнадёжно испорчена, а стены и потолок были облеплены странного рода субстанцией. И посреди всего этого бардака Научный Урководитель наконец заметил записку: «Моя вина. БГ»

Ходили слухи, что нечеловеческий крик, унесённый ветром из недр Гор Немытой Посуды, слышали даже в Непостижимске

А Безымянный Герой меж тем возвращался в столицу с выполненным заданием. Места в инвентаре было вдоволь, поэтому потеряшка решил немного порыбачить у первой попавшейся лужи. Запустив руку поглубже в мешок в поиске удачной наживки, воин случайно наткнулся на те самые скрижали, которые он украл у Научного Урководителя (или, выражаясь геройским сленгом, одолжил без намерения вернуть). Ещё раз взвесив глиняную табличку в руке, герой осмотрел её со всех сторон. «И из-за этого весь сыр-бор? — подумал потеряшка. — Да её даже на бумажки не порвёшь в случае чего!»

Безымянный Герой с детства не читал никаких книг, кроме баллад о собственных подвигах и инструкций на обороте баночек с шампунем, считая их вершиной литературного мастерства. Однако, чтобы хоть как-то скоротать время за рыбалкой, сойдёт и эта лабуда. Обмотав леской никому не нужный золотой кирпич и закинув его на середину грязной лужи, воин прислонился спиной к дереву и, отгоняя прутиком лениво круживших рядом мух, принялся за чтение. И вот, что он узнал:

« Мой друг и коллега, учёный с мировым именем Иннокентий, как-то раз справедливо заметил, что зимой мы наслаждаемся катанием на коньках и лыжах, гордо демонстрируем окружающим слепленную за многие часы снежную бабу, скатываем в руке здоровенную ледышку, чтобы тут же зарядить ей в ухо нерасторопному товарищу, в то же время ни шиша не понимая, откуда этот самый снег берётся.

Действительно! Проблема казалась тем удивительней, чем дольше я искал информацию по теме во всех доступных мне свитках и гримуарах. Не найдя более рационального объяснения существованию снега, чем проделки Старого Перуна, я решил самостоятельно заняться проблемой, и в тот же вечер собрал полное ведёрко загадочного вещества с вершины горы, и унёс в лабораторию.

Полученные мной в ходе многочисленных экспериментов данные настолько противоречат опыту и здравому смыслу, что я решил повременить с публикацией результатов во избежание скандалов, ругани и массового сумасшествия…

»


«А вот это уже что-то!» — подумал герой, подкрепившись свежепойманной рыбой, и с интересом возобновил чтение.

« Оказывается, — продолжал Научный Урководитель, — если нагреть снег, то получится вода. Если нагреть воду — получится пар. А если нагреть пар — то ничего не получится!!! Удивительное явление! Я назвал его «фазовым переходом».

Словами не передать, как ошеломило меня это открытие! «Вот уж Иннокентий обзавидуется!» — подумал я и стал грезить о публикациях в лучших научных журналах Годвилля (а не в затасканной годвилльской газетёнке, как это случалось раньше). Я был взбудоражен, и ослеплён гордыней, и далеко не сразу заметил, что у выведенного мной закона имеется одно очень любопытное следствие…

»


«Ан-нет, всё-таки лабуда, — заключил непобедимый потеряшка. — Дешёвая беллетристика.» И зашвырнул скрижаль подальше в кусты, горько пожалев, что не прихватил с собой в дорогу несколько шампуней.

Слёзы льёт лёд

Незаметно начался дождь. Капли воды бесшумно прорезали воздух и, достигнув максимальной скорости, группировались перед заключительным ударом в надежде войти в землю без брызг.

Герой закутался в плащ, но это не помогло: гроза всё распалялась, а ветер немилосердно резал лицо потоком дождевых иголок. Через минуту потеряшка уже промок до нитки. «Великий, что ли, проснулся?» — подумал герой и пришпорил питомца, чтобы побыстрее добраться до города. Но Толстый Дурачок лишь встал на дыбы и сбросил своего наездника, благоразумно не желая оказаться под тем, в кого вот-вот должна прилететь молния.

Безымянный Герой поднялся с земли, отряхнулся — хотя в такую погоду в этом не было никакого смысла — и пригрозил кулаком удравшему скакуну: «Предатель! Трус!..» — и добавил ещё парочку непечатных слов.

Обозлившийся на весь мир непобедимый потеряшка молча смотрел в раскалённое небо. «Что, уже и слова мне не скажешь?» — пробасил герой, обращаясь к своему богу. И тут в стоящее рядом дерево ударила молния. «Ва-ай!» — голосом Зайца из «Ну, погоди!» вскрикнул воин и бросился наутёк. Но бог уже поправил прицел. Следующая молния нашла своего героя — и тут произошло нечто странное. Конечно, само по себе попадание молнии в тупайку не является в Годвилле чем-то противоестественным, и некоторые герои с опытом даже умудряются переводить большую часть заряда в землю без тяжёлых для себя последствий, но сейчас всё было по-другому. Герой ощутил покалывание тока сначала кожей, а потом изнутри, как будто каждая клеточка его тела пыталась удержать в себе часть божественной энергии. Какое-то время потеряшка даже думал, что ему удастся подчинить её себе, но материя взбунтовалась, и герой рухнул вниз. Казалось, что было бы славно прямо сейчас умереть, чтобы проснуться в каком-нибудь храме вдали от непогоды и скверного настроения Создателя, но у божества в тот день были другие планы.

В тот момент, когда небо, казалось, набиралось сил для решающего фаталити, свершилось чудо («Неужели Великий перепутал кнопки?..»), и там, где должен был бы лежать обугленный труп, осталась лишь его одежда, а сам герой, превратившись в ручей, спрятался под большим валуном. Его новое тело — или правильней было бы назвать это формой, состоянием — давало гораздо больше преимуществ, чем могло бы показаться на первый взгляд. В частности, увеличилась скорость: дождавшись, когда бог отвлечётся (тот, по-видимому, искал на пульте кнопку «Воскресить»), Безымянный Герой выбрался из-под валуна и с невероятной быстротой устремился в лес, чтобы найти более надёжное укрытие.

Но бог, прекрасно понимая, с каким плутом имеет дело, вовсе не потерял бдительность, а лишь ждал подходящего момента. Заметив на дороге скользкого тупайку, покровитель Безымянного Героя прицелился и попал точно в яблочко — и произошла очередная трансформация. Молекулы в теле воина задвигались ещё быстрее и жёстче, чем кто бы то ни было в книгах написал. Первая, вторая, третья — процесс уже не остановить — они уносились всё выше и разгонялись ветром, пока от потеряшки, как виделось всевидящему глазу Создателя, не осталось уже ничего. Довольный собой бог наконец улыбнулся и покинул Годвилль для решения каких-то своих, неведомых простым смертным дел.

Но герой остался жив! Ветер нёс его на руках мимо зелёных пастбищ и хвойных лесов, мимо крутых оврагов и хранивших молчание гор, мимо костров, мимо пастухов и скота, мимо сёл, деревень и городов, убаюкивал и оберегал потеряшку ветер вплоть до самой столицы, где легендарный герой наконец-то обрёл свою прежнюю форму, очередной уровень, а вместе с ним и новое умение — фазовый переход.