Улётный Экипаж

Материал из Энциклобогии
Перейти к: навигация, поиск
Группа монстров
Улётный Экипаж
Улётный Экипаж by Sot-onna.jpg
• Sot-onna (УВО)
Количество монстров5
СоставТихий Дрон
Тополиный Мух
Недолётчик
Беспилотный Дух
Икарлсон

Пока ковчеги героев бороздят слёзные каналы А’Туина, именуемые морями, монстры давно покорили небеса. Причём летают не только привычные птицы, драконы и всякие мимопролетяне, но даже медведи и макароны.

Немного истории Улётного Экипажа

Прототипы первых сборных лётных групп описаны ещё в дневниках монстров тех времён, когда в том, что ныне называется Руинами Воздушного Замка, располагался всегодвилльский командно-диспетчерский пункт. Не раз подвергался он критическим нападкам Условного Противника за всё хорошее, а пуще всего – за нежелание отдать ему стратегические сметы и чертежи замка, и в конце концов решено было проучить дерзкого наглеца раз и навсегда. Командовать учениями назначили Гениалиссимуса. Договорился он с летающими в тарелках о поставках военно-воздушных шариков и беспилотных зонтов, выстроил эскадрон валар летучих верхом на двугорбых орлах, выдал самолётные штопоры и наборы фигурок высшего пилотажа по оптимизированному нормативу и благословил бить врага всюду, где только увидят.

Улетел эскадрон, да отвлёкся на балрога, завяз в боях со старым недругом [1]. Ругнулся Гениалиссимус, призвал эскадрилью камикадзе. Улетела эскадрилья, да верная своему кодексу предпочла профессионально самоубиться об Условного Противника. Зарычал Гениаллисимус, вызвал крыло бравых лётчиков с катушек. Взлетели бойцы стройными рядами, и всё поначалу шло хорошо, Гениаллисимус даже успокоился, но, когда крались они через бури в отражениях, замкнуло катушки дедуктивности – стали не способны вычислить даже направление на три сосны, не говоря уже об Условном Противнике.

Взвыл тут Гениаллисимус, волосы рвать на себе принялся, завывать, как Водонапорная Банши – все силы военно-воздушные растерял, а к выполнению задания не приблизился. Посмотрел на мучения начальства Шаткий Советник, почесал затылок и припомнил, что не все. Был ещё спецагент Икарлсон, отправленный с ночным заданием высадиться на солнце. Обещал вернуться, пусть даже призраком коммуниста… или коммунизма. Обрадовался Гениаллисимус, отбил шифровку «Немедленно отдавай долг! Твоя Родина!» и сел дожидаться результатов.

Приказ на срочный возврат настиг Икарлсона на входе в фотосферу. Тоскливо полюбовавшись на близкую поверхность светила, он проворчал на армейском (а может, арамейском или древнегреческом) что-то, что в приблизительном переводе звучало как «Да, малыш, с тобой не соскуч-ик!-шься!» и дисциплинированно переключил крылатый моторчик экспериментальной разработки на реверс.

Выслушал он жалобы Гениаллисимуса, уяснил боевую задачу по курощению Условного Противника и затребовал себе доппаёк в виде корзины из-под печенья, забитой банками серо-буро-малинового варенья, товарищей верных пушечное мясо и коньки в придачу. Вместо коньков сошлись на более питательном кукише с маслом, и отправился Икарлсон подбирать напарников. Привидения с мотором на складе не нашлось, пришлось брать двух рядовых: Беспилотного Духа и Тихого Дрона. В качестве авангарда указал Икарлсон на Недолётчика. Всё равно тому не светит даже до точки назначения добраться, не говоря уже о возвращении на базу, так пусть хоть умрёт с пользой, отвлекая внимание. Из вооружения выпросил у энтов парочку «Тополей» и сгрузил их на Тополиного Муха. К вылету готов.

Долго ли, коротко ли, в далёкой ли далёкой галактике или совсем рядом, но добрались они туда, где поджидал их на своих позициях Условный Противник. Хорош ворог: один бок – от Фрекен Бок, второй – прям Титановый Колобок, многоядерным щитом прикрывается, противоракетным колпаком похваляется, на сферическом коне не подъедешь, на чеширском кроте не подкопаешься. Что же делать, как быть? Цыкнул тут Икарлсон: «Спокойствие, только спокойствие, дело-то ж-ик!-тейское! Кто лучший победитель Условных Противн-ик!-ов? Вот то-то! Слушайте меня! Не всё нам плюшками баловаться, пора и-ик! и дело знать».

Как пробила полночь брешь в обороне противника, отправился Недолётчик по баллистической траектории в тыл врага. Не долетел, как обычно, прямиком на Условного Противника десантировался – то обманный манёвр оказался. Тем временем Беспилотный Дух и Тихий Дрон под видом нежити взялись деморализовывать неприятеля. Не мямлили, как пьяные духи, а выдали всё, на что способны настоящие дембеля: завывали как Спецназгулы, действовали на нервы как Призрак Отца Памфлета, фонили психическим оружием по всем диапазонам как Рентгеновский Лучник. А когда противник от ужаса потерял голову с противоракетным колпаком, Тополиный Мух дал по нему прицельный залп ядрёным тополиным пухом повышенной аллергенности с разделяющей цель на субатомные частицы чихательными боеголовками чеснока.

А дальше началось такое, что ни в сказке сказать, ни в протокол записать. «Выполняется условный оператор «если» при аргументе «вторжение» равном единице!» – взвыла охранная система. Помянув нерадивых шпионеров и их бесполезные разведданные тихим ласковым словом, Икарлсон наблюдал, как Условный Противник легко перехватил боеголовки, подкинул куда-то за облака Недолётчика и потянулся за потерянной головой. Тихий Дрон оказался быстрее. Подхватив голову, он со всех моторов бросился прочь. Кто ж знал, что безмозглое безголовое тело Условного Противника к психическим атакам иммунитет приобретает? Разворачивается он, перехваченными «Тополями» в героев наших целится, обещает им «вырезано цензурой».

И пошёл тут такой «экшон», что Годвильвуду денег не хватило права на экранизацию выкупить. Беспилотный Дух одухотворённо пилотов Противника трассирующими очередями лупит, не даёт к себе приблизиться; Тополиный Мух биологически опасным генномодифицированным пухом (не запрещённым по непостижимой причине только в Непостижимске) отстреливается; Тихий Дрон по пространственно-временным окопам носится, линии реальности меняет; Икарлсон учебником как-то-тактики из тактической рогатки в пульты «Тополей» целится…

Тем временем Недолётчик, закинутый в зенит, до точки невозврата традиционно не долетел – пробил облако, на котором какой-то бог радугу зелёнкой подкрашивал, сбил стойку с молниями, вцепился в парочку перунов руками, чтоб затормозить, да ещё в несколько зубами – чтоб наверняка. И рухнул с ними обратно…

Босяки и селяне с близлежащих ферм рассказывают, что в тот день и появилась Пикирующая Гора, правда, тогда она пикировала почему-то вверх, а по небу со скоростью взрыва улётно двигалась четвёрка крутых парней, традиционно не оглядывающихся на огненный хаос, в котором Хэппи Энты бродили по Полю Брани, собирая по щепочкам выданные воякам под честное слово «Тополя». Чуть позже из временного разлома к четвёрке присоединился пятый. А за ним – эскадрон валар летучих… и эскадрилья опытных камикадзе… и крыло лётчиков с катушек – не рассчитал время Тихий Дрон, хоть по временам и прыгал, в неудачный момент подмогу привёл. Кому ушки подпалило, кому катушки. Долго гонялись за восхваляемыми героями обиженные однополчане, но те так ловко ускользали, что команду с тех пор ехидно стали именовать «Улётный Экипаж».

Условный Противник после тех событий и смотреть забыл на воздушный замок. А кто же тогда его в руины обратил? Говорят, какой-то фольклорист. Но было это гораздо позднее.


Примечания


  1. И придраться не к чему: враг? Враг! Заметили? А то!