Бумажка с паролем

Материал из Энциклобогии
Перейти к: навигация, поиск
Трофей
Бумажка с паролем
Бумажка с паролем by Инженерыч.png
Обрывок истории.
ОсобенностьПростой

Торговец поставил на прилавок табличку «Обеденный перерыв» и быстро скрылся в дебрях магазина[1].

— Подождите!.. Я же хотел спросить про… и ещё у меня есть бумажка с паролем! Эй!

«Да ну и ладно, пойду искать другого». Герой нахмурился и вышел вон. Бумажка с паролем, которую он мял в кармане, досталась ему совершенно случайно, и он прекрасно это помнил, — кто-то забыл её на остановке вместе с недельным запасом пропитания. Продукты оказались безнадёжно испорченными, а вот бумажка, прилипнувшая к раздувшейся банке тушёнки, сулила герою несколько десятков золотых. Занятый своими мыслями, герой не заметил, как перед ним, словно из-под земли, выросла группа странных личностей. Внешне они походили на босяков, но было в них что-то зловещее.

— Мы шли за тобой. Отдай нам бумажку с паролем, — хором заговорили незнакомцы. Герой сглотнул.
— Но она моя. Я её честно…
— Нам нужнее.
— Вы не похожи на босяков. А этот трофей я добыл в честном бою!
— Тогда мы отвоюем его обратно.
— Дуэли в городе невозможны!
— Ничего. Мы подождём тебя за городом.

Незнакомцы развернулись и ушли, а герой, хоть и не был трусом, а всё же почувствовал во всём теле какую-то неприятную слабость. Он растерянно опустился на ступеньки близстоящего здания и стал рассматривать злополучный трофей.

— Бумажка как бумажка… и почему я её не отдал? — пробормотал он, пряча трофей обратно в карман. Тут к нему подсел городской оборванец. Герой ничуть не смутился — уж этот-то точно был босяком, и, судя по всему, любителем поговорить.
— Эти черти в наш город пару недель назад заявились, у всех эти бумажки с паролем выспрашивают.
— Странно. А кто они такие?
— У, брат. Это безбожники. Ходят тут сами по себе, никого не уважают. Могут даже по морде дать, — буркнул босяк, потерев ссадину на щеке.
Безбожники? Ах, это те, кого оставили боги.
— Не совсем. Эти безбожники другого порядка — когда-то они сами покинули своих богов, — босяк состроил хитрую физиономию, — Вижу, что тебе интересно. Если отдашь свою шляпу, я, так и быть, расскажу тебе про них.

Герою было ужасно жаль шляпы, но ему хотелось узнать про этих незнакомцев хоть что-то, прежде чем оставить город, поэтому он согласно кивнул и обратился во слух.

Безбожники

— Это был поистине бессмысленный и беспощадный бунт героев. Ещё вчера они послушно молились и собирали первые золотые кирпичи для будущих храмов, и вдруг, словно сговорившись, в один день задумали избавиться от гнёта богов, круша их монументы. Монументы в долгу не оставались, и крушили героев в ответ. Других городов, кроме Годвилля, тогда ещё не было, и городские морги были переполнены свежими трупами приключенцев, которых никто не мог оперативно воскресить. Были переполнены и пивные — пользуясь свободой, герои тратили деньги в своё удовольствие. Но революции не произошло. Восстание героев, инициированное Администраторами Годвилля, было безжалостно и достаточно оперативно подавлено, не отдав в руки бунтующих ни единой почты, телеграфа и телефона. Но официальная история на этом заканчивается, умалчивая о том, что было дальше.

А дальше нашлись недовольные безумцы. Вкусив вольной жизни и сочтя подавление бунта предательством со стороны Администраторов, они отреклись не только от своих богов, но и от законов мира в целом. Немало дней и ночей они посвятили изучению Плоскомирья и божественного присутствия, прежде чем им открылась простая истина.

Она заключалась в том, что богов нужно свергать не силой, но знанием. По обрывкам хроник бунтовщики узнали, что так называемые боги управляют героями с помощью своего имени — это объяснялось как своего рода магия: бог произносит в бумажку своё имя, пароль, и его взору открывается дневник со всеми твоими записями. Но доступ к дневнику не откроется, если произнесённый пароль не совпадет с контрольным образцом, записи которых хранились в надёжном архиве, поближе к земле и подальше от неба. На это-то место и вышла группа заговорщиков.

Они планировали вывезти архивы и раздать их героям Годвилля, чтобы те вытеснили богов с Олимпа, после чего стали бы самостоятельно распоряжаться божественной энергией. «Прана по праву принадлежит героям!» — говорили безбожники, презирая служение богам. Но произошло непредвиденное. Во-первых, бумажек оказалось слишком много. Во-вторых, вместо открытого текста паролей, герои увидели непонятные символы, которые ещё предстояло расшифровать. И в-третьих, о содеянном быстро узнали Администраторы. Они смогли отобрать большую часть бумажек обратно и начисто стёрли из памяти героев божественные имена[2]

Но выжившие заговорщики не оставили своих замыслов. Всё ещё надеясь свергнуть власть хотя бы одного бога, они не только продолжили поиск бумажек с паролем, но и научились расшифровывать записи. А вновь узнать имена несложно, ведь самонадеянные боги частенько называют себя сами — ты наверняка не раз слышал квакающее эхо, передающее имя какого-нибудь небожителя на весь Годвилль. Так что твоя бумажка с паролем вполне может стать ключом к великой тайне божественного имени и концом прежнего мира. Вот так вот.

— Мне снилось это восстание, но во сне оно было таким красивым, — после долгого молчания произнёс герой, — Получается, что мне никак нельзя отдавать им бумажку с паролем?
— Ну почему же нельзя? Можно. Всё равно с трупа снимут.
— И то верно. А знаешь что? Возьми-ка её себе, в довесок к шляпе. К тебе-то они уже не вернутся.

Спустя несколько минут, нахлобучив шляпу на затылок, словоохотливый босяк мурлыкал себе под нос какую-то песенку и неспешно скручивал козью ножку. А герой, лишившись и шляпы, и трофея, плёлся через бары в общественный храм, молиться своей богине. И впервые за годы странствий ему захотелось вспомнить, как звучит её имя.

Примечания

  1. Предыдущая история рассказана в статье сбербанка.
  2. Сначала устроили устроили всеобщее переименование, а спустя несколько месяцев, прознав, что некоторые герои всё ещё вспоминают имя бога во время яростной атаки, удалили эту помешавшую фразу, тем самым окончательно закрыв от героя имя его божества.