Мирные жители

Материал из Энциклобогии
Перейти к: навигация, поиск

Мы смотрим на Годвилль глазами героя — светлое или похмельное утро, храм, битвы с монстрами, возврат в город и далее по кругу. На самом деле мир гораздо древнее, шире и глубже, чем может представить себе обычный бог, даже глядя на него сверху с облака. Основное население Годвилля вездесуще и малозаметно — словно суслики, они почти невидимы, но заполняют каждый кусочек пространства. Это и аграрии, и колдуны, и бродячие менестрели, и мабританские учёные (осёдлые и дикие), и босяки, и гадалки, и женщины лёгкого поведения; это работники трактиров, строители, пенсионные агенты, водовозы, лекари, жрецы — одно их перечисление может занять несколько страниц. Отдельную статью можно написать про администрации городов и подчинённые им охранные подразделения (как, впрочем, и про короля с его армией, снимающей гигантские яйца с крепостных стен). Мирное население не всегда и не обязательно антропоморфно — ежедневно можно встретить и жуков-монстроуборщиков, и гигантских улиток с шашечками, и охраняющих свои кладбища скелетов, и даже духов покойных дядюшек.

Герой обычно не акцентирует внимание на встречах с «аборигенами», оставляя в дневнике лишь пару строк — что был обманут хитрыми аграриями, заставившими вскопать собственное поле или попросившими подменить пугало; может всплакнуть над песней менестреля, заплатив ему щедрой мерой; напишет о получении нового квеста у цыганки-гадалки или позавидует крутым тачкам каторжников; вскользь упомянет кровожадных жрецов общественного храма или босяка, выманившего трофей. Более-менее подробно герой рассказывает лишь о строителях храма — и то лишь потому, что у него ещё мало впечатлений, и строительство занимает большую часть его мыслей. На самом деле взаимодействие с «неигровыми персонажами» занимает значительную часть геройского времени, но настолько привычно, что приключенец пишет в дневнике лишь о ярких и необычных событиях — толпе колдунов, тащащих на расправу нашкодившего крестьянина, или про массовую миграцию в тёплые края грудастых теток. Нам, богам, остаётся лишь догадываться о тонких нюансах повседневной жизни Годвилля и до боли в глазах смотреть вниз, пытаясь заполнить пробелы в дневнике героя собственными домыслами и догадками.