Изменения

Перейти к: навигация, поиск

Нелетучий Мыш

12 750 байт добавлено, 15:39, 6 мая 2016
Нет описания правки
''Рассказано Богу {{God|Корзак}} неким торговцем в некоей таверне.''
 
== История из жизни одного посёлка ==
Супергероев в Анонимске сроду не водилось. Откуда им здесь взяться-то? Не столица же. Так, мелкий посёлок в доброй дюжине столбов налево от тракта [[Захолустьево]] — [[Дальние Гребеня]], ближе к первому. Сюда и обычные [[герой|герои]] захаживали редко.
 
Правда, старый Ашот Миямото-сан, который держал [[таверна|пивную]] «Кошка и Кружка» на краю посёлка, иногда принимался рассказывать о том, как он лично справился с [[Демиурк]]ом, поработившим всё население двух соседних деревень в его родной [[Хироин]]ской области. Ашоту вежливо поддакивали, делая серьёзные лица. Кто же в своём уме станет ссориться с хозяином единственного в посёлке питейного заведения?
Но потом в городе появился свой настоящий герой, да не простой, а точно — супер. Ночами он стремительно проносился по крышам домов, выслеживая зло… нет, не так — выслеживая Зло. Он был неуловим, быстр и весь затянут в чёрную кожу. На голове у героя была странная маска с острыми ушами, которая делала его похожим на нелетучего мыша.
 
То есть, конечно, это герой думал, что он неуловим, быстр и стремительно проносится. На самом деле, жильцы пятиэтажек ночами просыпались оттого, что железо на крыше грохотало под тяжёлыми солдатскими ботинками, и сверху слышался сдавленный мат — каждый раз, как супергерой, судя по звуку, падал и катился вниз, цепляясь за громоотводы и трубы буржуек. Его жалели и снова ложились спать, поплотнее задёрнув шторы, чтобы не смущать лишними взглядами. Народ здесь был в общем-то добрый, да и скука заедала.
 
ххх
 
— Большой оригинал, — вздыхал Ашот Миямото, — это ж надо — нелетучий мыш…
 
— Это что! — хрипло возражал ему местный босяк-алкоголик Квасилий, смачно высасывая очередную кружку пива и с треском раздирая мифриловой твёрдости мумию воблы. — Вот я помню, под [[Осколково]]м! Оказывали мы тогда помощь братскому городу, ну и всё такое. И вот как-то в джунглях наткнулись на паренька. Больно ловко по деревьям прыгал, ну прямо обезьяна. И при этом… — тут Квасилий делал торжествующую паузу и обводил мутными глазами каменные лица посетителей, — чистый мабританский лорд! Ну вылитый! Так и звал себя — лорд Грэйсток.
 
— Он что, по-нашему говорил? — интересовался обычно кто-то, пока другие давились смехом («Во Кваська даёт!»).
 
— А то! — утвердительно булькал Квасилий. — Ашот Фридрихович, ещё кружечку! Говорил, конечно. По-мабритански, да мы все тогда мабританский знали как полагается. Ну там: «Стой! Ложись! Где находится катапультная батарея? Кто командир?» А я лучше всех. Узнал, что зовут его Тарзан по-ихнему. Ну, мы его сначала на диверсии отправляли, вражинам ракетные катапульты поджигать. Но потом у паренька взыграло а-рис-то-кра-ти-чес-ко-е прошлое, и он того, отказался помогать восставшему народу сбросить ярмо…
 
— И что?
 
— Ну как что? Наш командир шутить с ним не стал. Прислонили лорда к пальме и шлёпнули. По законам военного времени, как полагается. Сначала он по лианам упрыгать хотел, но от наших арбалетчиков не сильно разбежишься. Там же и закопали.
 
По крыше пивной загрохотали шаги.
 
— Во! — поднял палец Квасилий. — Снова этот Бэтмэн нарисовался.
 
— Кто-о? — удивленно спросил Сёмка Пипипкин, студент Захолустьевского самогоногонятельного техникума, приехавший погостить к родителям.
 
— Бэтмэн, — хрипло прошипел знаток Осколковских джунглей.
 
— Это… Человек-кровать, что ли? — растерянно спросил Сёмка, пошевелив губами в раздумьи, вспоминая школьный курс мабританского языка. Пивная грохнула смехом, и шаги сверху остановились.
 
— Сам ты раскладушка! — обиделся Квасилий, опрокинув в глотку остатки пива. — Не «бэд», а «бэт»! Нелетучий мыш то есть!
 
Он махнул рукой и вышел, аккуратно закрыв за собой дверь.
 
— Человеко-мыш… — сказал Сёмка в наступившей тишине.
ххх
 
А в Анонимске с появлением Человеко-мыша и впрямь стало поспокойнее. Угомонились и покойники с местного кладбища, которые взяли дурацкую моду таскаться вечерами под окнами и стучать в стекло, требуя на помин души, и непременно почему-то пельменей на закусь.
 
Затих в покинутом [[мифрил]]овом карьере гигантский [[Твердолобстер]], по слухам, выпущенный туда ещё мальком из банки с консервами и доросший до сорокашагового размера. Жаловались на него [[рыбалка|Годрыбнадзору]], но и те ничего сделать не смогли, только лишь чуть не угробили свой старенький плот. А вот Человеко-мыш, похоже, смог — потому что оторванную правую клешню лобстера Ашот Миямото нашёл у порога своей «Кошки и Кружки», и долго радовался, кувалдой выстукивая из хитина нежное мясо.
 
Перестали бузить в подвале общественной бани девятихвостые [[огнелис]]ы-оборотни, особенно когда один из них был пойман и ощипан с задних лап до кончика носа. Голый лис не вынес позора и удавился, сунув голову в крынку из-под молока, а остальные как в воду канули.
 
И [[антициклоп]] Матвеич, проживающий на развалинах старой пилорамы, не пугал больше грибников, швыряя у них над головой саженного обхвата [[гофер]]овые брёвна. Неприятно было, многие даже совсем забывали, для чего шли в лес, оставляли вёдра с грибами валяться на траве, и потом их приходилось отпаивать зелёнкой в кабинете участкового поселковой стражи. Но на этот раз Матвеич сам пришёл и сдался под честное слово, прижимая трехпалую лапу к свежему синяку под выпученным глазом и невнятно ругаясь на шумерском.
 
А в заброшенном доме у леса, где ныне покойная фрау Хрюммель самогонку-вырвиглазовку гнала, теперь затихли стоны и звон цепей по ночам. Кое-кто даже рассказывал, что видел, как перед самым рассветом из дверей дома выбежал скелет в ржавых кандалах, хватаясь за голову, и понёсся прочь, а за ним — Человеко-мыш. Да кто ж таким рассказам поверит? Это ж сколько надо принять, чтобы ночью мимо домика того таскаться?
 
Самое главное, что вечная Чёрная Слизь, которая лужей растекалась поперёк единственной дороги от станции [[Гигантская улитка|гигантских улиток]] на тракте до посёлка, тоже высохла. Раньше её приходилось всё время огибать по краешку, ожидая, что вцепится липкими щупальцами и пережуёт резину на колёсах. Когда Слизь высохла, на дне глубокой ямы обнаружилась целая прорва монстрячих, свиных и коровьих костей, а кроме того — скелет Джульбарса, породистого [[пухозаврик]]а. За его исчезновение хозяин, сеньор Дрищенко, директор продмага «[[обмундирование|Снаряга]] без напряга», очень сильно ругался, подозревая Квасилия. Как выяснилось, незаслуженно.
В общем, спасибо супергерою говорили многие. И все изо всех сил делали вид, будто знать не знают, кто он такой. А ведь понятно было сразу — байстрюк-полуэльф Джоник Малявкин, парень рослый и смелый, не так давно из столичной стражи вернулся, из тамошнего Отрядя Специального Незначения. Безотцовщина, конечно — а мать всё время рассказывала, что папаша Джоника спустился к ней с неба на крыльях, и она ему отдала свою девичью невинность, даже не спросив паспорт. Смущала парня такими рассказами, в школе над ним смеялись, но мать твёрдо стояла на своём. Выходит, довела-таки сына, убедила.
 
Ну, может оно и к лучшему оказалось.
 
''Рассказано Богине {{God|Шмяка}} неким трактирщиком в некоей лавке.''
== Галерея ==
780
правок

Навигация