Margrethe Jensen

Материал из Энциклобогии
Перейти к: навигация, поиск

Margrethe Jensen (Маргрете (Метте, Марит) Йенсен — наглая и ехидная до невозможности помесь мужика в юбке и гламурной блондинки, в которой течёт кровь викингов. Она, бегая по окрестностям Годвилля и пугая мирных и не очень жителей своим одеянием и манерами, таскает в наманикюренных лапках тяжёлые предметы, коими зверски истребляет нечисть, успевая при этом опускать язвительные замечания в адрес самих монстров, их родственников и даже своей Богини. В свободное время Метте не упускает случая пофлиртовать с каждым встречным невзирая на пол, уровень и гильдию или набить этим встречным лицо. Её знают и любят во всех пивных Годвилля.

Характер. Нестрогий и ненордический

Характер Маргрете Йенсен можно описать одним словом — ужасный. Сказать, что она язвительна — значит ничего не сказать. За словом в карман не полезет. В том числе — и за крепким. В общении порой бывает просто невыносима. Дипломатичности ей, определённо, не хватает, зато запугать кого-нибудь — тут она мастер. Кроме того, она крайне — до нетактичности — правдива. Говорит то, что думает, нимало не заботясь, что это может обидеть собеседника. Темперамент у Метте бешеный, а её вспыльчивость не знает границ: одно слово — и она уже завелась и готова бить вам морду лица. Но и отходит так же быстро. Так что не удивляйтесь, если, расквасив вам нос, через минуту она будет совершенно искренне признаваться вам в любви. Помимо всего прочего, Йенсен отличается несколько странным вкусом в одежде. С одной стороны она должна быть практичной, тёплой и удобной. С другой — Марит не может устоять перед всем красивым и блестящим. В общем, дайте ей армейскую форму с рюшечками и стразами, и она будет более чем довольна.

Биография

Однажды, и совсем даже не в студёную зимнюю пору, а вовсе даже в горячую летнюю, один из роддомов города Копенгагена сотряс мощный рёв. Так новорождённая Маргрете заявила миру о своём в нём появлении, перепугав его до полусмерти. С тех пор прошло много лет, но он до сих пор так и не отошёл от шока, впрочем, это уже совсем другая история. В первые годы жизни малышка Метте лупила пацанов в песочнице совочком, рычала на соседского волкодава Франкенштейна и пела куклам непристойные колыбельные собственного сочинения. Потом пошла в школу, где научилась более изощрённым пакостям, а так же читать (предпочитая нехорошие слова на заборах), писать (преимущественно их же) и считать (деньги). Впрочем, это всё неинтересно. Интересное началось позже, когда в один прекрасный день, проходя мимо строящегося храма на окраине Копенгагена, она вдруг почуяла сильнейший зуд в энном месте, в коем у неё обреталось здоровенное шило. «К приключениям!» — радостно поняла Метте и не ошиблась. Хотя бы потому, что кирпичи, из которых строился храм, были из самого настоящего золота, а вокруг сновали совершенно необычные люди и нелюди. Да и вообще, никакой это был не Копенгаген, а Годвилль. Как она туда попала? Да бог её знает! А, точнее, Богиня.