Марман

Материал из Энциклобогии
Перейти к: навигация, поиск
Бог
богМарман

Начало в летописи

Таксист нагло спал. Ему никакая весна не мешала, и хотя на город уже опустилась ночь, Марман знал, что Таксист мог спать и днём, и вообще когда угодно. Марман даже слегка завидовал этому умению, потому как сам он вставал рано утром и не мог уснуть весь день как бы ни старался, а вечером наоборот легко засыпал, зачастую просыпая все весёлые посиделки. Дверь открыла маленькая дочь Таксиста со странным именем «МишельСикс». Не ему оспаривать такие имена, но Марман считал, что использование цифр в именах нужно запретить, а то родители компенсируют какие-то свои комплексы, связанные с недостатком внимания, а дети потом всю жизнь страдают. Девочка знала Мармана и пана, они частенько были тут в гостях, но это была очень тихая и скромная девочка, а от мужчин вообще шарахалась, норовя поскорее спрятаться в своей комнате. Так и сейчас, открыв дверь, МишельСикс шмыгнула в свою комнату, оставив гостей в одиночестве. Процесс пробуждения Таксиста ото сна, его уговоров, сборов Марман оставил на опытного пана. Сам же пристроился в любимом кресле и уснул. Сквозь сон слышались обрывки фраз: «…больные ублюдки….», «…никуда я с вами не пойду…», «…маньяки…» и почему-то «…ой, Джигурда, Джигурда». Чувствуя, что диалог близится к концу, Марман открыл глаза.
-Синька? – спросил Таксист, – Так что ж ты сразу не сказал, окаянный? Всю душу мне тут выел со своими бреднями про древних, крышу и мультов. Сказал бы сразу – пойдем, синьки бахнем в приятной компании на крыше дома не твоего, – и никаких проблем.
-Да тебе лишь бы синьки бахнуть, – устало ответил пан, – дай тебе волю, ты бы из неё храм себе построил.
-А и построю! – загорелся этой идеей Таксист, – Такой храм забабахаю, тупайкам и не снилось! Буду в нём лежать и пары вдыхать, вот ляпота будет.
-Ладно, ладно. Пойдём уже. Дочурку свою предупреди, да пойдём.
-Дочурка у меня и так всё уже знает. Она ж всё время под дверями подслушивает. Деваха смышлёная, сама тут управится, пойдёмте уже.
Они выдвинулись. Может быть двое рослых мужиков с рюкзаками и один парень с фугасом и могли бы показаться кому-нибудь странной компанией, но время к тому моменту перевалило уже за час ночи, и мало кто мог их увидеть. Марман представлял себя с настоящим фугасом в руках, жалея, что нет рядом машины с водителем, который, как и многие, любит светить ночью в глаза фонарями дальнего света. Интересно, какой была бы его реакция, когда в свете фар он увидел бы, как кто-то замахивается на его любимое авто фугасом?
-Слушай, Таксист, – вдруг вспомнил Марман, – давно хотел тебя спросить, а чего у тебя дочь такая молчаливая да пугливая? Сейчас она маленькая ещё, но время летит быстро, скоро уже парня надо искать, а она от мужиков шарахается как от огня.
-Это у неё с детства ещё травма, – ответил Таксист, – Там такая история, сам как вспомню, так вздрогну. Ну ничего, я тут докторов для неё нашёл. Они, конечно, сами с прибабахом, да ещё и с электрошоком, но говорят, что вылечат так, что она не только от мужиков прятаться перестанет, а сама за ними гоняться начнёт. Мульта ей заведём, и назовём его как-нибудь так, попроще, соска, к примеру, или может лизунишка.
-Да прям, – усомнился Марман, – врут поди всё твои доктора.
-О, брат, – проникновенно заявил Таксист, – молод ты ещё. Никогда не недооценивай того, что может сделать с женщиной шоколад и электрошок, применённые в нужных пропорциях. Сам бы поостерёгся, глядишь, на тебя первым и начнёт бросаться. Я ж её не смогу остановить. Готовься сандали поверх носков-бумерангов одевать – верное средство. А то отнесёт тебя в лес, да и понаделает с тобой такого, что в глаза потом другим будет стыдно смотреть.
-Приму к сведению, – ответил Марман.


Время за беседой пролетело незаметно, и боги подошли к нужному им дому. На первом этаже всё ещё стояла вахта, оставшаяся от старого общежития и заколоченная теперь досками. Лифт должен был довезти богов до последнего этажа, вход на крышу находился сразу слева от лифта. Нужно было лишь подняться по вертикальной лестнице и вылезти в люк. Марман подумал, что вряд ли кто-то может их увидеть в час ночи, когда все нормальные боги уже спят. Но если вдруг увидят, то пан и Таксист сообразят, что нужно сделать вид, что идут к кому-нибудь в гости, может даже по лестнице спуститься на этаж, а потом, когда неожиданный свидетель уйдёт, вернутся к лестнице на крышу.
- Ой, дуракиииии…. – подумал Марман, когда вышедшие из лифта пан и Таксист ломанулись в люк на крышу, а за их рюкзаками Марман увидел замершую старушку.
Пожилая богиня, видимо, тоже думала, что никто не увидит её в столь поздний час. Поскольку здание было хоть и приватизированным, но общежитием, туалеты находились не в комнатах, а в коридоре. И вот понадобилось же бабушке пойти именно сейчас! Что могла подумать похожая в своей длинной белой ночнушке на привидение, замершая в ужасе старушка при виде двух дюжих мужиков с огромными рюкзаками, вывалившихся из лифта и сразу рванувших на крышу? Да ещё если следом идёт парнишка с фугасом наперевес? Марман не стал дожидаться, пока в голове старушки сложится цельная картина мироздания, а тоже полез на крышу.
- Молодые люди, а вы куда? – дрожащим голосом произнесла старушка, хватая Мармана за ногу.
- Эх, не успел, – подумал Марман, ставя термос на крышу, – Теперь не отстанет просто так.
Из своего опыта Марман знал, что сказать правду этой бабке было нельзя. Она просто не даст им спокойно отдохнуть, отругает как школьников, да выпрет с крыши. Нужно было сказать что-то такое, чтоб старушка не была уверена в своей правоте. Тогда может и отстанет.
- Ооо, бабуль, – подражая Таксисту, проникновенным голосом сказал Марман, спускаясь с лестницы и аккуратно освобождая свою ногу из цепких пальцев, – мы студенты геодезического университета, изучаем сейсмическую активность в районе. Сегодня ночью ожидается землетрясение 3-4 балла, вот лезем на крышу проверять.
- Улыбаемся и машем… – думал Марман про себя, – говорить нужно уверенно, улыбаться, пусть бабуля переваривает непонятные слова, пусть сомневается, ведь если тебе говорят с уверенностью полный бред, начинаешь сомневаться, может ты просто чего-то не знаешь. Когнитивный диссонанс называется. А пока бабушка в ступоре, можно снова потихоньку подыматься на крышу.
- А документики у вас есть? – услышал Марман. Бабка оклемалась быстрее, чем он надеялся. Видимо привычка требовать документы за долгую жизнь въелась в подкорку мозга и срабатывала бы даже будь бабуля без сознания.
- Какие документы, мы ж студенты, тут свободное исследование, документы не нужны…- произнёс Марман, захлопывая за собой люк.
Дело было сделано. Люк захлопнут, яростного стука с той стороны не последовало, значит бабка успокоилась и пошла спать. Аргументы-то железные, что может пойти не так?
- А ты чего так долго? – спросил Таксист, отрываясь от созерцания ночного города в маленькую подзорную трубу. Марман рассказал. - Сказать тебе, что может пойти не так? – спросил Таксист. Сарказм так и сочился в его словах, но Марман не понимал почему.
- Вот оно что, – сказал пан, – Ну что, будем распаковываться или стражу подождём?
- Какую стражу? – всполошился Марман, – Я же всё бабуле объяснил, думаешь, она стражу будет вызывать?
- Ну давай подождём минут десять, поглядим, – сказал пан. – Всё может быть.
- А если стража всё-таки придёт, что мы будем делать?
- Мы с Таксистом ничего. Ты им всё и расскажешь как есть. У тебя неплохо выходит.
- Надо бы тогда придумать нам прибор для измерения сейсмической активности, – влез в разговор Таксист, – а то подловят тебя на вранье, как ребёнка.
- Ну, на крыше и так в 3-4 балла качать будет так, что мама не горюй. Но для верности можем вон к термосу пару антенн примотать, – задумчиво сказал Марман, оглядывая крышу, на которой среди прочего строительного мусора валялись и обломки телевизионных антенн.
- Ага, а продемонстрировать его работу ты сможешь?
- Конечно. Демонстративно налью прану в кружку и поставлю на крышу. Если жидкость диагонально в кружке встанет, значит здание накренилось.
- Ну-ну, – хмыкнул Таксист, – вот и посмотрим, как ты страже это объяснишь.


Стража появилась нескоро. Ей богу, за это время потенциальные нарушители могли бы уже сделать свои тёмные делишки и спокойно уйти восвояси. Хотя кто знает, может быть бдительная бабуля караулила люк на крышу с той стороны. Изрядно нашутившись, насмотревшись на город в подзорную трубу, напридумывав кучу сомнительных способов спрятаться на плоской крыше от медленно, но неотвратимо приближающегося правосудия, боги уселись на рюкзаки и просто ожидали. Стражники появились из люка и картинно двинулись к богам, широко раздвинув руки и расставив ноги. Но увидев, что никто не собирается прорываться мимо них к выходу, стушевались и подошли к ожидающим богам уже нормально.
-Ну что, граждане, чем это вы тут занимаетесь? – спросил один из стражников. У Мармана сложилось впечатление, что их историю они уже знают, но надеются, что при виде стражников боги не будут городить такую ерунду и тихо сознаются в терроризме.
-Мы студенты геодезичекого факультета политехнического университета, – начал Марман, припомнив, что в городе геодезического университета не было. А факультеты все наперечёт всё равно никто не знает, могло и прокатить. Стражник, кажется, растерялся. Видимо он совершенно не ожидал, что странные боги будут говорить ту же чушь представителям власти. А кто их знает, может и в самом деле студенты? Пока первый стражник переваривал эту идею и придумывал, на чём бы подловить словоохотливого Мармана, в дело вступил второй.
-А приборы у вас какие-нибудь есть? – спросил он. Он явно считал, что поставил Мармана в тупик, и тот либо продемонстрирует приборы, что вряд ли, либо начнёт каяться. На его лице удовлетворение своей находчивостью смешивалось со злобой от ночного выезда из-за каких-то шальных богов, и он уже готовился везти покаявшихся виновников в отделение.
-А зачем? – просто ответил Марман, – землетрясение от трёх баллов и выше на девятом этаже будет заметно невооруженным глазом. Тут так тряхнет, что мама не горюй. Стражник явно не задумывался о столь простом решении проблемы и умолк, пытаясь придумать новый способ загнать Мармана в тупик.
-А вы сами, парни, откуда? – спросил первый стражник.
-Да местные мы, вон в том доме живем, – сказал Марман, не задумываясь тыкая пальцем на дом пана. Пан, демонстративно сворачивавший в трубочку флаг «Слава 4PDA» слегка изменился в лице, но промолчал.
-А почему на той крыше не измеряете? – радостно спросил стражник.
-Так она ж наклонная, – просто ответил Марман. Ему было очень смешно, потому что приходилось объяснять взрослым такие тривиальные вещи, но внешне он был совершенно серьезен. Стражник умолк, добитый такой железобетонной логикой, и слово снова взял второй.
-А с чего вы вообще решили тут именно сегодня чего-то измерять? – спросил он.
-Ооо, дело в том, что наш руководитель, гениальный ученый, профессор, доцент кафедры, – перечислил Марман все незнакомые слова, связанные с универом, которые знал, – Так вот он открыл принципиально новый, я бы даже сказал революционный метод предсказания областей сейсмической активности. Метод неопробован, но если он работает, то мы выйдем на новый уровень прогнозов землетрясений, сможем предсказывать их не только в нашей стране, но и за рубежом, надо просто провести небольшую проверку…
-У меня большие уши? – перебил Мармана первый милиционер. То ли он переиграл, то ли, что более вероятно, ему просто не верили с самого начала, но стражникам явно надоело вести диспут с ребенком ночью на крыше.
-Нет, – поник Марман, поняв, к чему он клонит, – не очень.
Стражник слегка сбился от такой откровенности, но продолжил с нарастающим давлением в голосе:
-Похоже, что на них можно лапшу вешать? Наш город стоит на болотах, какие тут землетрясения?
-Оп, – подумал Марман про себя. В городе он был приезжим и многого не знал, но почему-то был уверен, что землетрясения тут были, хотя и не знал этого точно. И уж тем более не мог сказать, когда они были, чтоб подтвердить свои слова. Видя, что Марман не может возразить, стражник произнес:
-Так, значит, пакуйтесь быстренько, и поехали в отделение.
В голове у Мармана не укладывалось, что за подобные мелкие шалости, когда они даже закон не нарушали, могут отвезти в отделение, поэтому он спросил:
-А вот скажите, если мы просто вышли на звезды посмотреть на крышу, это разве противозаконно?
-Да нет, – ответил стражник смягчившимся голосом, – просто жильцы беспокоятся, что вы пошли фугас на крыше закладывать.
-Серьезно? – рассмеялся Марман, – так смысл-то его на крыше ставить? Взрывчатку надо закладывать в подвале, тогда здание красиво сложится в себя при взрыве. А если правильно ориентировать взрывную волну, то можно уронить его на соседние постройки. А если на крыше взрывать, то может пара этажей взорвется, максимум.
-Посадят, – подумал он про себя, но остановиться уже не мог, – теперь точно посадят.
-Да я-то это понимаю, – к облегчению Мармана ответил стражник, – а как это жильцам обеспокоенным доказывать? Что ж вы сразу бабке этой не сказали, что на звезды идете смотреть?
-Не знаю, – честно признался Марман, – просто из моего опыта общения с такими бабками становится ясно, что она б нас на крышу не пустила, а выгнала бы на фиг. А так хоть на город ночной посмотрели.

Вроде как эпилог.

Боги сидели в карете стражи и ожидали своей судьбы. Орды разгневанных жильцов, собранных по тревоге неуёмной бабулькой, долгое ожидание лифта под их гвалт и странные вопросы, концерт «Дяденька, а давайте обойдёмся без отделения», закаченный Таксистом, осмотр рюкзаков – всё осталось позади.
-Ну, что с вами делать? – спросил Мармана стражник.
-Вам виднее, – ответил тот.
-Да это я так, – смутился стражник, – сейчас у диспетчера спросим. Он достал рацию и произнёс:
-Диспетчер, взяли мы голубчиков этих на Киевской. Говорят, что не террористы, просто вышли под звёздами позагорать. Что с ними делать будем?
-Позагорать, значит, – послышался из рации весёлый голос, – Ну вот что, сейчас отпускай их, а в понедельник пусть справку принесут из психдиспансера, что они нормальные вообще. Ответ потонул в общем хохоте.
-Ну что, – сказал Марман, когда карета стражи скрылась за поворотом, а трое богов остались стоять на улице, – Пойдёмте назад на крышу?
-Ты серьёзно? – заржал Таксист, – прикинь если бабка эта ещё не ушла, её ж кондратий хватит.
-Ладно, пошутили и хватит, – вмешался молчавший до этого момента пан, – История для внуков и так вышла знатная, пойдём к Таксисту, «тыщща» сама в себя не сыграет.

6.
Это конечно не история из жизни тупайки, однако тоже веха в истории. В бытность мою членом гильдии 4PDA захотелось мне кроме текстового творчества заняться еще и другими видами. Так появились эти две работы. Первая иллюстрирует кусочек конкурса, когда для победы нужно было попасть с богом Зеленоглазый Таксист в подзем и вывести его оттуда живым максимальное количество раз. Когда Таксист собирался прыгать, он вместо отсчета выдавал стишок про Джигурду. Из особо старавшихся совпасть с Таксистом в подземе выделилась богиня Лизунишка, которая по внутригильдийному лору была его дочерью.
Марман (Таксист) by Марман.gif
Вторая картина объединила в одно несколько мифов и легенд о пане Heinrich Kwinto. В гильдии все знали, что пан ест тюлешиков, пан имеет много праны (и скорее всего сам ее производит), у пана есть пульт от рандома. Вот так и вышло.
Марман (Тюлешики) by Марман.gif