Грозный Тар

Материал из Энциклобогии
Перейти к: навигация, поиск
Тарантины by богСамка Контролера
Богиня
богТина Делла
Тина Делла doodle by Марид.jpeg
Герой Снижинка
Возраст 1841 день
Бог
богГрозный Тар
Грозный Тар doodle by Марид.jpeg
Герой Рейнольд Венсон
Возраст 1843 дня

Как Рейнольд Венсон и Снижинка познакомились

Часть 1. СНИЖИНКА

Героиня
Снижинка
Снижинка by Тина Делла.jpg
Богиня Тина Делла
Гильдия Zeppelin
Девиз Я пришла:)
Питомец семиногий единорог Снежок

«А глаза у него синие-синие…» – подумала Снижинка, как настоящая романтическая героиня. То есть, сначала она, конечно, подумала: «Какого Дьяволка?!!», но быстро исправилась.

Снижинка считала себя очень романтической героиней, и изо всех сил старалась соответствовать. Она довела торговца до нервного тика, выбирая в лавке самую изящную куриную лапку в качестве талисмана, рисовала на левой щечке угольком загадочную родинку, а в хвост Тимона была повязана самая чистая из всех розовых ленточек, какую ей удалось раздобыть. (Если бы кто-то спросил, Снижинка бы, конечно, ответила, что это от сглаза, но мы-то знаем, как было на самом деле).

Поэтому, когда на полянку перед недавним костром, разведенным кривой молнией, вывалился увалень со странной штуковиной в ручищах, а следом за ним огромный пыхтящий меховой шар с любопытными глазами и розовым носом, Снижинка сразу приосанилась (насколько это было возможно сидя на заднице в траве), приветливо закивала головой и, конечно, отметила синеву глаз представителя очевидно мужского пола.

Кроме упомянутых глаз, наличествовал торчащий во все стороны сноп волос, скорее светлых, если сделать поправку на слой пыли, квадратный подбородок, огромные ручищи и совершенно потрясший Снижинку рост. Она подумала, что на цыпочках вполне могла бы дотянуться макушкой до его плеча, а если влезть на перевернутый кверху дном дорожный котелок, может быть, даже, до подбородка. Впрочем, эксперимент с котелком проведен не был – Снижинке стало жаль каши, пригоревшей по бокам, которую еще вполне можно было отколупать пальцем. Увалень никак не убирал с физиономии гримасу недоумения, поэтому Снижинка, еще раз приветливо покивав головой на траву рядом с собой, решила быть гостеприимной хозяйкой и начать беседу первой.

– Это у Вас что? – вежливо поинтересовалась она, махнув рукой на нечто, зажатое в правой лапище незнакомого героя.

Обитатель какого-нибудь из параллельных миров мог бы объяснить, что «нечто» больше всего похоже на обломок велосипедной рамы, с облезшей синей краской, и загнутым на манер кочерги концом, но таких знакомых у Снижинки не было. Разве что некая Богиня, имя которой вам все равно ни о чем не скажет, но она все больше общалась со своей последовательницей на темы раскопок, зеленки и ударов вне очереди, открещиваясь от ответственности за Снижинкино образование.

В ответ на вопрос увалень по-детски спрятал штуковину за спиной, неуверенно помялся с ноги на ногу, и попятился назад к чаще, из которой вынырнул. Мохнатый шар напротив, приглашение к знакомству принял весьма благосклонно, выплюнул изжеванный пластилин «Нелепица», и дружелюбно цапнул за хвост крутящегося под ногами Тимона.

Пару минут поиздавав странные звуки, которые Снижинка затруднилась классифицировать, но безошибочно приняла за призывы к совести непослушного животного, герой, таки вывалился на поляну, и Снижинка смогла прочесть в неярко светящемся прямоугольнике у него над головой «Рейнольд Венсон».

Наличие у гостя фамилии покорило Снижинку окончательно. Безалаберная Богиня, упомянутая уже где-то там выше, не особенно затруднялась, нарекая первую и единственную почитательницу, и Снижинка отчаянно мечтала о красивом, загадочном имени, которое придало бы ее романтическо-героическому образу особый шарм.

Поскольку единственную возможность переименования Богиня тут же профукала на приведение нечитаемого Snizhinkа в приемлемый для глаза вид, надежды больше не оставалось. Но Снижинка верила в то, что однажды и в ее мире приживется странная, не до конца понятная традиция заключать особый договор с другим героем, одним из условий которого будет возможность присвоить себе его фамилию.

Быстренько прикинув, как звучало бы «Снижинка Венсон» (из чистого интереса, разумеется, ничего такого!), героиня осталась довольна, и, отряхнув ладошкой землю с коленок, направилась к Рейнольду, тщетно пытавшемуся отцепить пухозаврика от хвоста гипноманула, прикинувшегося, на всякий случай, мертвым.

– Откуда путь держите, сэр Венсон? – поинтересовалась она, хотя было совершенно очевидно, что путь сэр Венсон держит из ближайшего трактира в Больших Бодунах (запах тамошней кислой капусты накрепко въелся в его дорожную сумку и рубаху, а ноздри, широко вдыхающие запах каши, свидетельствовали, что монет у героя хватило на весьма скудную ее порцию).

Сэр Венсон молчал, теперь уже, видимо, из принципа, осознав, что возможность направить эту беседу в нужное русло упущена безвозвратно. Пухозаврик, в свою очередь безвозвратно упустив полосатый гипноманулий хвост, недовольно фыркал и сопротивлялся запихиванию в котомку.

– Может, каши?.. – отчаялась Снижинка.

Никакой каши, разумеется, у нее в помине не было, последняя горсточка уже слегка проросших зерен была сварена и уничтожена на пару с Тимоном за пол часа до появления на поляне незнакомого рыцаря, но Снижинка справедливо решила, что выкрутится как-нибудь. В случае чего, можно было помолиться Богине – в хорошем настроении та, бывало, сбрасывала сверху печеный картофель и арбузы.

Рейнольд Венсон, казалось, на мгновение заколебался, но, бросив взгляд на предательски пустой казанок, решительно мотнул головой, и с треском утопал в кусты.

«Эх…» – мечтательно подумала Снижинка, и, вытащив из кармашка крышку от консервной банки, задумчиво принялась ковырять что-то на сосне.

Внутреннее чувство, свойственное всем героиням, заверило, что счетчик ее, Снижинкиных, друзей в этом мире щелкнул, переключившись с грустного нуля на единичку, поэтому о новой встрече с Рейнольдом Венсоном она не волновалась.

Часть 2. РЕЙНОЛЬД ВЕНСОН

Герой
Рейнольд Венсон
Рейнольд Венсон.png
Бог Грозный Тар
Гильдия Zeppelin
Девиз Пухозаврики, аллонс-и!
Питомец хтонический шушпанчик Шуша

«А глаза у нее синие-синие…» – мог бы, наверное, подумать Рей, если бы в нем была хоть капля романтики.

Но ее не было вовсе, поэтому Рей, выпрыгнув из леса на поляну, где, предположительно, отлеживался разыскиваемый столичными дельцами Гипножаб, и увидев вместо него тощее существо, по уши уделанное сажей и увлеченно что-то доедающее из закопченого котелка, подумал просто и по-мужски: «Какого Дьяволка?!»

Босяки, встреченные у соседней деревни, дружно указывали руками на лес, кивали, и утверждали, что «Тама на поляне оно и сидит, дрыхнет небось, четырнадцать курей задрав и ужравши, кровопивец». Рей от души ругнул олухов, хотя, конечно, отчасти признавал, глядя на существо перед ним, что спутать было легко.

Вместо желанного Гипножаба поляну оккупировала героиня из новеньких – а что это была героиня Рей понял сразу, по суетящемуся тут же тощему котообразному существу, явно прирученному, а не просто явившемуся на запах горелой каши, и надписи в полуметре над головой девицы, гласящей, что вот это, стало быть, зовется «Снижинка».

Рей от души посочувствовал геройке, которой досталась безграмотная Богиня, и с некоторой опаской отметил, что у Снижинки начинается эпилептический припадок – умостившись в траве в неестественной позе, та странно склонила к плечу голову, скривила рот и начала мелко трясти головой.

Рей еще раз тоскливо оглядел поляну – нет, Гипножаба здесь очевидно не было, а солнце уже садится, и времени искать чудище по другим опушкам уже не оставалось. А значит, накрылась возможность вернуться в Годвилль победителем, бросить шкуру на прилавок зазнайки-торгаша, презрительно оглядевшего Рея, когда тот заявил, что добудет ему монстра, и заработать такие нужные тысячу монет. Тысячи монет хватило бы на вкусный ужин, с котлетой и подливкой, а не осточертевшей кислой капустой, на пару пузырьков зеленки, а главное – наконец-то, на меч!..

Меч был больным местом Рея, который никак не мог почувствовать себя Настоящим Героем, не взяв в руки хорошего оружия. И правда, какой из тебя рыцарь, когда монстры помирают, в основном, от хохота, увидев железяку, выломанную Реем из чьего-то забора, как только осиновый прутик, выданный в Пункте Приема Новых Героев, сломался. То есть, помирают-то они, конечно, от удара кулаком по макушке, но причиной становится как раз этот самый хохот… И выручка за шкуру Гипножаба как раз…

– А что это за фигня? – невоспитанно ляпнула девица на поляне, беззастенчиво ткнув замызганным пальчиком на горемычную железку.

Рей спрятал оружие за спину (не объяснять же невежественной девчонке все подробности пути обретения Рыцарем Меча в самом деле!), и решил, что если поторопиться, можно еще успеть на юго-восточную окраину леса, и проверить, не спрятался ли Гипножаб за озером. Но тут Бо заметил недокормленного гипноманула, мечущегося между прохудившимся дорожным мешком своей хозяйки и ее же пыльными башмаками, явно в поисках места где можно с наибольшим комфортом и практичностью обозначить свое главенство на этой территории ароматной лужей.

Бо скучал уже несколько часов кряду, то распугивая громким урчаньем всех находившихся в округе монстров (ни в какие ауры Рей, конечно, не верил), то принимаясь лечить Рея обтираниями и прикладываниями, не понимая, что хозяин голодный, а не больной, то воруя и без того скудные трофеи из мешка. Пришлось пожертвовать пластилин «Нелепица», который Бо с удовольствием сжевал и икал теперь разноцветными пузырями, но, конечно, полудохлая котяра на поляне была куда лучшим развлечением.

Рей набрал воздуха и издал Особое Свистошипение, изобретенное им самим специально для призыва пухозавриков. Услышав характерный звук, питомец немедленно должен был занять место у левой голени героя и быть готов к командам «взять» и «фу, кому сказал!». К сожалению, объяснить Бо назначение Особого Свистошипения Рею не пока удалось, поэтому, после нескольких безуспешных попыток, полностью проигнорированных пухозариком, Рею пришлось плюнуть на всю решимость поскорее убраться подальше, и выйти таки на поляну, дабы отнять у питомца игрушку.

Отметив краем глаза странный блеск в глазах геройки, явно по слогам прочитавшей его имя в темнеющем небе, Рей оторвал Бо от гипноманула, которого тот, видимо, успел придушить, и попытался запихнуть его в сумку. Как известно, если впихуемый объект превышает в диаметре окружность, куда его, собственно, пихают, дело это гиблое, однако Рейнольда Венсона не останавливал даже гнев Богов, не говоря уже о каких-то там законах геометрии.

– Откуда топаешь? – тем временем допытывалась девица, принюхиваясь зачем-то, и поднимаясь, наконец, из травы, где ее было еле видно.

Впрочем, ситуация особенно не изменилась – роста в новой знакомой Рея было всего ничего, пожалуй, запихнуть ее в дорожный мешок было бы легче, чем Бо. Отвечать на глупый вопрос Рей не стал. Во-первых, ему, занятому человеку, было не до бесед, во-вторых, он категорически не понимал, как держаться с тощей чумазой девчонкой, любопытно заглядывающей ему в лицо, заплетая белобрысые волосы в две кривенькие косички, и отчаянно желая удрать с проклятой полянки поскорее.

Тем временем, Бо, таки позволил запихнуть себя в котомку (герой мысленно тоскливо попрощался с остававшимися там почтовой иномаркой и вторым носком) и Рей резко развернулся на каблуках. Каблук правого сапога не выдержал красоты жеста и отпал, оставшись впечатанным в поляну.

– Может, накормить вас вкусной, рассыпчатой, сладкой, горячей кашей? – раздался голос откуда-то из под локтя.

Рей дрогнул. Кашей… Он еле давил в себе мысли об остатках пригоревшей крупы в котелке Снижинки, а визуализированная миска каши перевернула его желудок и представления о рыцарском достоинстве вверх тормашками. Рей открыл было рот, чтобы согласиться разделить с новой знакомой кашу, кров, нелегкую геройскую долю и оставшуюся жизнь, но тут внутри, где-то далеко, в желудке, проснулась съеденная в обед кислая капуста. Внезапно и ясно Рей осознал, что договориться с капустой будет так же невозможно, как с возжелавшим раскопок Божеством.

Геройке он мотнул на прощанье головой, когда, перехватив через плечо Бо, удирал в самые густые кусты. Чумазое недоразумение с косыми косичками ехидно улыбалось.

* * *

На следующее утро Рейнольд Венсон, со шкурой никому уже не нужного Гипножаба и урчащим Бо снова вывалился на полянку с пеплищем от костра. Вчерашней геройки уже, разумеется, не было. Рей устало привалился к теплому стволу огромной сосны, и задумчиво смотрел, как Бо обнюхивает темную лужицу – привет от обретенного накануне полосатого друга.

Плечо почувствовало шероховатость и Рей обернулся.

«Рейнольд Венсон ♥ Снижинка» было косо выцарапано на коре.

«Хулиганы! Поймаю, уши надеру…» – подумал Рей, но надпись не тронул.

Охота на Злося

Затаив дыхание, Рей следил за осторожно шагающим Злосем. Напасть можно было хоть сейчас, но герой уже пять часов просидел в засаде, и десяток секунд ничего не решали. Весь покрытый мхом и измазанный глиной, он втайне гордился своим умением маскироваться, ведь с его ростом и телосложением было трудно найти нишу, в которой можно спрятаться.

Рей всегда тщательно готовился к вылазке на каждого конкретного монстра, читал манускрипты с описанием тактик боя и долго выбирал место засады. Вчера приключенец не очень приятным образом познал ещё одну тонкость охотничьего дела, и зарекся когда-либо включать кислую капусту в свой рацион.

Рядом тихо лежал верный пухозаврик. В этот момент Рейнольд Венсон им очень гордился: от хвоста до глаз в тине и грязи, его питомец тоже был настоящим охотником – опасный хищный зверь, обладающий внушительными габаритами, силой и скоростью, сейчас послушно затаился, наблюдая за... А, нет, он просто спит.

Тем временем Злось решил, что опасности нет, и вышел на узкую тропу. Теперь ему деваться некуда – по бокам непролазная чаща, сзади путь перекроет дерево, тщательно подрубленное и готовое упасть, как только Рей рванет веревку, ну а спереди выскочит он сам – вот тут монстрюге и конец!

Злось by богАнн

Поимка монстра дня сулила целых 2600 монет, которые, наконец, позволят Рею перестать стесняться общества приличных героев 10-го уровня. Парень скосил один глаз на свой железный прут -1 и пообещал себе, что при первой возможности купит короткий меч сразу на +5. Прервав мечтания, здоровяк всмотрелся в свою жертву и у него перехватило дух. Нет, ему не показалось! Шкура зверя была не просто рыжей, она была Кирпичной...

Алчный огонёк зажегся в глазах Рея, герой сжал прут и веревку. Еще три секунды, и он ка-ак...

"ИЩИ БОССОВ, КОПАЙ ЛОПАТОЙ!" - оглушительно донеслось сверху.

Твою Жрусалку, Великий! Ты, как всегда, вовремя! Если нет вести о бое с монстром, это не значит, что я с ним не собираюсь драться!

На лету записывая в дневник “12:53 Глас моего бога — закон, мое желание — поправка к закону. Извини, Великий, не до тебя сейчас”, Рей приземлился на тропу, и бросился за драпанувшим Злосем. Уже на бегу герой добавил “12:53 Премудрый, я обязательно занесу твои святые слова в особую книжечку”.

Времени становилось всё меньше. Через 10 секунд его кровные 2600 монет выбегут на утоптанную лесную просеку, где Злось, пользуясь преимуществом в ходовых характеристиках, скроется в мгновение ока.

Произошедшее далее никак не пожелало согласоваться со здравым смыслом. Вышедшая на конец тропы худенькая девочка со светлыми косичками не только не испугалась и не отпрыгнула в сторону, но и непонятно откуда достала дубину +2 выше её роста и одним ударом свалила двухсот килограммовую тушу. Пока Рей добежал до места... э-э-э... боя?.., она ловко сняла шкуру разыскиваемого монстра, 34 монеты и новенький блестящий золотой кирпич!

– О, это Вы, сэр Рейнольд Венсон? Смотрите, я пришла, а тут такооой монстр! – воскликнула Снижинка.

"Я пришла". Рей чуть не расплакался. Чтобы скрыть предательски выступившую слезу, он развернул карту и сделал вид, будто ни девушка, ни кирпич, торчащий из её рюкзака, его никогда не интересовали.

– Каша закончилась, но... – Снижинка вынырнула из мешка, подняв облачко пыли и хвойных иголок – Но есть пончик! Будете?

В руке было зажато нечто отдаленно напоминающее пончик, как если бы он пережил войну, конец света и зубы гипноманула.

– Зови меня Рей, – буркнул парень.

“12:56 Пробегающая мимо Снижинка поделилась зелёнкой и пончиками. Изрядно поправил здоровье и пузо”.


Тренировка

О разнообразных ментальных практиках Рей уже был наслышан, в дешевых провинциальных кабаках еще и не такое расскажут под кружку дряного пойла за три монеты. Странного вида зеленый корешок ему по-дружески одолжили там же, поэтому, когда прямо посреди боя с Мартовским Слоном вдруг навалилась тяжесть в затылке, и прямо сквозь привычный пейзаж унылого зимнего трака начали проступать очертания высоких сводов незнакомого помещения, герой почти не растерялся. Корешок, засунутый под язык, оказался горьким на вкус, но отплевываться было уже некогда. В последнюю секунду Рей успел заметить сочувственно покивавшего огромной башкой и заковылявшего прочь Мартовского Слона, и окончательно переместился в чертоги сознания.

Чертоги были прекрасны – Рей сразу вспомнил, как однажды, будучи в столице, и пребывая в крайне бедственном финансовом положении, подрядился отволочь куда-то на пару с благочестивого вида матросиком огромное бревно. «Куда-то» оказалось одним из столичных храмов, подтаскивая бревно к алтарю, Рей мучительно неловко чувствовал неуместность в таком величественном месте пыльных дешевеньких доспехов, пропахшей потом куртки, огромных дорожных сапог, с которых на зеркальные полы осыпалась грязь. Тогда Рей решил, что когда придет и его время возвести дворец в честь Бога, он будет входить в него только в парадном костюме и с праздничным мечом на перевязи. Ну, или простроит храм попроще, до конца он еще не определился.

Сейчас Рей снова смущенно топтался на краю огромного зала, рассматривал облака под ногами – пол был или прозрачный, или его не было вовсе – звездный купол над головой, сводчатые стены. Смущение усилилось, когда на другом конце зала появилась тонкая женская фигурка в снежно-белом кимоно с золотой вышивкой в которой с трудом угадывалась Снижинка.

Снижинке зал, вызванный галлюцинациями, подходил идеально. Героиня струилась по невидимому полу навстречу Рею, полы кимоно слегка колыхались, подчеркивая легкую походку, на голове в такт шагам чуть-чуть покачивалась высокая замысловатая прическа (Рей не совсем понимал, какие законы физики помогают ей там удерживаться), а в руках маленькая геройка, будто совершенно не чувствуя тяжести, несла огромную, исчерченную узорами, саблю.

– Вот это да, – выдохнул Рей. – Где ты взяла такую… такое… это все?..

Снижинка недоуменно вскинула глаза.

– Ну… я визуализировала. Такое кимоно я видела у одной героини 112 уровня на днях в Годвилле. То есть, не совсем такое, мое вышло даже лучше. Обязательно сошью себе такое, когда накоплю. А сабля эта висит над прилавком в «Авось и К», вот только, – Снижинка вздохнула, – стоит больше, чем вся лавка вместе взятая…

Рей рассматривал понурившуюся геройку и думал, довизуализировала ли она себе что-то в области выреза кимоно, там, где под золотистыми отворотами угадывалось что-то волнующе-округлое, или это совершенно материальные, присущие Снижинке и в земном мире вещи.

– А ты… эм… мечтаешь вот о… гм… о таких доспехах? – деликатно спросила Снижинка, кивнув на снаряжение Рея.

Рей закашлялся. Признаваться, что куртку он купил вчера на распродаже в маленькой лавке на окраине Нижних Котлов, штаны нашел прикопанными под елью, когда ковырял землю, чтобы удовлетворить жаждущее кладов божество, а о возможности навоображать себе вместе с залом для ментальных тренировок еще и ментальные шмотки попросту не подумал, не хотелось.

– Давай уже тренироваться! – подпрыгивала Снижинка, настроение которой уже успело улучшиться. – Я хочу поскорее попробовать новый прием!

– Приступим, – согласился Рей, и добавил, чтобы вернуть себе уверенность после конфуза со снаряжением. – Я давно обратил внимание, что тебе не помешает подправить удар с левой?

– Ха, – прищурилась Снижинка. – Не нравится мой удар с левой? Ну-ка, ну-ка, давай, покажи мне, как же…

Ментальный тренировочный зал, сообразив, что его наконец-то собираются использовать по прямому назначению, быстренько сменил прозрачный пол на мелкий прохладный песок и задул откуда-то из под потолка приятным ветерочком. Рей примерился, аккуратно, насколько мог, обхватил Снижинку за талию (для этого ему пришлось согнуться чуть ли не вдвое), и выполнил академически красивую двойную петлю Ганса Бублика через левое плечо, и поставил тощие босые ножки, только что просвистевшие у него за ухом, назад на песок.

– Упражнение первое, – начал Рей. – Позиция исходная, начинаем с выпада…

Снижинка очень сосредоточенно посмотрела на Рея, словно хотела запомнить все, что он говорит, в точности, затем ее ножки, нетвердо установленные в песок, покачнулись, глаза перефокусировались с Рея на собственную переносицу, и героиня выполнила идеальный выпад назад.

«Не сумев поставить противника на место, Рейнольд Венсон укладывает его на лопатки» – сообщил приятный мелодичный голос откуда-то сверху.

– Снижинка! Да Снижинка же!

Рей попытался было потрясти геройку за плечи, но еще раз приложив ее головой о песок, решил взывать к ней без рукоприкладства. Снижинка продолжала валяться на песке. Особенно пугала Рея безукоризненная прическа, из которой не выбилось ни единого волоска.

«Снижинка уходит глубоко в себя и пропускает ход» - отметил все тот же голос.

– Сниж…

Геройка медленно открыла глаза, и внимательно уставилась на Рея.

– Отлично, – выдохнул герой. – Ээээ… как ты себя чувствуешь?

Снижинка поелозила в песке и поднималась, сверкая белым кимоно и яростным взглядом.

– Ты!!! – маленький пальчик чувствительно ткнул Рея в живот. – Ты!!! Невоспитанный, толстый, бесчувственный хам!!!

– Э... – попятился Рей. – Снижинка, ты что, это же тренировка! Воображаемый, ай, бой!

– Ты, ты напал на меня нечестно! – вопила Снижинка, продолжая продалбливать пальчиком дополнительное отверстие в и без того дырявой куртке Рея. – Ты… начал до стартового свистка, вот! Ты не дождался пока я приготовлюсь!!!

«Разъярённая Снижинка рвёт и мечет противника» – обеспокоенно сообщил изподпотолковый голос.

– Но, вообще-то, ты сама сказала «ну, давай» – защищался Рей, пытаясь увернуться от Снижинкиного гнева. – Так что я тут не причем, просто ты плохо подготовлена. Лучше давай я научу тебя, как…

– Лучше я научу тебя как обижать девочек! – набирала обороты Снижинка. – Бессовестный грубиян! Я подготовлена получше некоторых, сейчас ты в этом убедишься!

– Гнев бесполезен в данной ситуации, – пытался сохранять хладнокровие Рей. – Если посмотреть правде в глаза, ты сможешь быстро исправить ситуацию и научиться ай!!! Да прекрати меня тыкать, коза белобрысая!!! Умение стальной палец используется совсем не так!!!

– Что-о? Как ты меня обозвал?... Ах ты…

– Ай! Что ты творишь?!!

«Рейнольд Венсон обозвал противника козой, за что Снижинка лягнула его копытом». «Погорячившись, Рейнольд Венсон наносит противнику несколько болезненных ожогов». «Снижинка пнула противника в лодыжку. Рейнольд Венсон скачет на одной ноге, вопя непристойности» – зачастил мелодичный голос.

– Удар с левой, говоришь? Вот тебе удар с левой! – вопила Снижинка, размахиваясь ногой.

«Снижинка обрушивает на противника мощный поток энергии ци, на всякий случай дополнив его обычным пенделем» – обидно хихикали сверху.

– Я не знаю, как, таких как ты, вообще берут в героини! – возмущался Рей. – Ты и пишешь наверняка с ошибками, что уже говорить о технике боя! Хотя при такой-то Богине… Ай! Да прекрати пинаться! Ну все, мне надоело…

«Мощным ударом Рейнольд Венсон заваливает противнику горизонт – констатировал виртуальный рефери. – Бой окончен»

* * *

– Ну не плачь. Ну это же был виртуальный бой. Ведь это ничуть не больно, – угрюмо ворчал Рей, отвернувшись, и стараясь не смотреть, как Снижинка размазывает по виртуальному кимоно вполне настоящие слезы.

– Вот еще! Я не плачу из-за таких идиотов, как ты! – прошипела Снижинка. – Мне песок в глаза попал!

– Давай лучше я научу тебя как следует сражаться, – вздохнул Рей.

– Ты? – откуда могло быть столько презрения в таком маленьком существе Рей понятия не имел, – Отлично. Запиши свое имя на доске объявлений в Годвилле, ну знаешь, в разделе «Обучу сражениям на арене». И счетчик побед приложи. Вот уж очередь выстроится.

Снижинка яростно вытерла с щек грязные потеки и решительно зашагала к краю виртуальной арены.

«Сначала Богинями становятся вздорные неграмотные высшие силы, а потом мир наводняют вот такие вот… героини» – устало подумал Рей, наблюдая, как белое кимоно, а с ним и высокие своды теряют очертания, и вокруг снова появляется заснеженная дорога, поле и чернеющий на горизонте лес. Во рту появлялся гадкий привкус галюциногенного корешка.

Рей присел на обочину, вырвал из дневника листок, послюнявил карандаш (вкус во рту стал еще пикантнее) и вывел на чистой странице «За сегодняшний бой Рейнольд Венсон получает порцию опыта», и, вздохнув, дописал: «Снижинка благодарит противника за урок».

* * *

– Ну спасибо тебе, суслик драный, – хмуро думала Снижинка, очнувшаяся на пенечке в том самом, чернеющем на горизонте лесу. – Да прекрати уже, Тимон!

Гипноманул вздрогнул, глаза его из спирально-гипнотических (Снижинке для погружения в транс не нужны были никакие корешки) превратились в обычные кошачьи, и потерся о колени хозяйки.

– Ничего-ничего, Тимон, – почесала она его за ухом. – Мы ему еще устроим. Великая! В следующий раз лучше сразу на арену, ладно?


Контрастный Уж

Рей и Снижинка вывалились на середину тихой лесной опушки, побросали мешки с трофеями на землю, строго приказав питомцам их охранять (пухозаврик и гипноманул радостно запрыгнули на мешки и уснули), и принялись готовить обед. Каждый занимался своей частью работы: Рей разжег костёр и подвесил котелок с крупой, а Снижинка прыгала вокруг него и давала дельные советы.

- А каша-то совсем пустая будет, – огорченно протянул парень, вытряхивая из мешка обертку от масла “Боссяцкое”, пару крупинок сахара и пустую банку от тушенки с явными признаками гипноманульих зубов на крышке.

- Эх, – расстроилась Снижинка, но тут же сгенерировала идею. – Слушай, давай я лягу вот тут, под деревом, и сделаю вид, что помираю. Чернила-то у тебя остались, круги под глазами нарисовать? В прошлый раз, когда я помирала, Великая сбросила мне арбуз, запеченную картошечку, и конфету “Ведьмежонок на Севере”. Поправила здоровье, а ведь думала уже: воскресну себе где-то в Еретиченске, на тепленьком алтаре, и тяжеленный мешок с Танкистадорьими рогами переть дальше не придется…

Героиня плюхнулась в траву под деревом, и уже собиралась открутить крышечку чернильницы, как услышала над головой вкрадчивое: “шшшшшшШШШШШ!!!”

Девочка задрала голову, и увидела обвившегося втрое вокруг ветки змея. Змей покачивал свешенной головой, и красиво менял цвет: из красного в оранжевый, потом в желтый, и так далее по семеричному циклу.

Снижинка очень обрадовалась. Как начитанная героиня (объявления на заборах, газета, в которую заворачивает котлеты ее бабушка, дневник Рейнольда Венсона) она знала, что змеи, сидящие на деревьях, как правило имеют при себе яблоко. А значит, их каша будет с яблоками!

- В крайнем случае, с мясом, – шепнул рядом Рей, оценивающе оглядывая рептилию.

Снижинка недовольно потеснила рыцаря в сторону (всем известно, что яблоками змеи угощают дам, а не всяких там) и подошла поближе к плоской змеиной голове.

- Уважаемый змей, Вы искуситель? Если да, то не совбла… со-бла-го-во-ли-те поделиться яблочком? – девочка старалась не смотреть прямо на змея во избежание приступа эпилепсии от постоянно меняющейся расцветки.

- Я Ушшш, и яблок нетссс. Но есть сссоссиссска. Будешшш? – покачиваясь ответил змей.

- Сосиска?! – Снижинка мечтательно закатила глаза. Теперь ей всё стало ясно в истории с райским искушением – никаким яблоком там и не пахло, а на сосиску клюнул бы кто угодно.

Героиня протянула руку, чтобы взять зажатую в тугие змеиные кольца сосиску, но Уж внезапно дернулся.

- С ума сссошла?! – возмущенно зашипел он. – Ты что, сссобираешься ессть эту гадосссть?! Это шше сплошшной холессстерин!

Уж одернул хвост повыше, и, с нескрываемым упреком глядя на героиню, съел сосиску сам.

Снижинка и Контрастный Уж by богТина Делла

Снижинка чуть не расплакалась.

- Хочешшь друшшшить? – прошипел змей, переливаясь из серого в бурый, а затем в малиновый.

От неожиданности девочка забыла о слезах и глянула на Рея. Тот лишь пожал плечами и принялся за кашу – другого явно не предвиделось.

- Ссссдорово, когда есть настоящие друссья! – воодушевлённо продолжил Уж. – Я так рад, что с вами познакомился, и что вы пригласили меня вместе поесссть аппетитной каши.

Рей молча отодвинул котелок подальше, а меч придвинул поближе, но Снижинка поспешила разрядить обстановку:

- Да, и мы тоже очень рады, возьми! – с этими словами она протянула змею тарелку каши.

Уж радостно скатился с дерева, осыпая Снижинку мелкими веточками и брызгами от вчерашнего дождя.

- Ммм… ууу… – внезапно расплакался змей, разглядывая кашу. – В си-иней миске, а я хотел в зелё-ёной, ы-ы…

Громкие рыдания разбудили дремавшего Бо, и пухозаврик подошел посмотреть, в чём дело.

- Чем это воняет? – капризно скривился Уж. – Вы что, опрыскали мою поляну какой-то отравой?

Бо попятился, и, громко икнув, выплюнул Снижинкины духи “Красная Подмосква”.

Оглянувшийся на звук Уж увидел питомца, покрылся красными пятнами в фиолетовой обводке и в ужасе закричал:

- Что это?! Что за страшилище? Уберите его, уберите, я его боюсь, – змей плавно перешел на шепот, – я боюсь, боюсь, что моё сердце не выдержит от вида столь прекрасного создания. Кажется, я влюблён…

Уж, трепещя раздвоенным язычком, пополз к пухозаврику (Снижинка затруднилась определись – чтобы обнять или сожрать), но Бо не оценил тёплого жеста и решительно спрятался за мешками с трофеями.

- Тьфу ты, какие вы все неженки, противно даже рядом находиться, – ядовито выплюнул Уж. – За это я подарю вам жирный трофей.

Исторгнув из себя огрызок райского яблока, Уж пожелал всем удачи, ударил Рея под коленку и уполз.

- И что это было?.. – ошалело спросила Снижинка.

- Контрастный Уж воплоти, – философски заметил Рей, не отрываясь от каши, и добавил: – Хотя… скорее, Ужиха.


Галерея