Уризен

Материал из Энциклобогии
Перейти к: навигация, поиск
Бог
богОтец Зависти
Urizen.jpg
Возраст ветхий днями
Характер злосозидающий

Построю свой Пандемониум! С Этикой и Моралью.

Кто он сфинкс из мафиозного бетона и алюминия прогресса расколовший их черепа и выевший их мозг и воображение?

Молох! Одиночество! Отбросы! Уродство! Глубины лжи образованных хамов и недоступная прана! Герои задыхающиеся от слёз! Несущие золото аки старики мимо вожделенных таверн!

Молох! Молох! Ночной кошмар Молоха! Ненависть Молоха! Молох в мыслях! Молох жестокий судья облаков!

Молох непостижимая тюрьма! Молох скрещённые кости бездушных темниц и Демиург страданий! Молох чьи здания приговор! Молох огромный жернов войны! Ошеломлённые князья Молоха!

Молох чей разум идеальный механизм! Молох чья кровь золотые реки! Молох чьи пальцы суть десять армий! Молох чья грудь динамо богоненавистничества! Молох чей слух дымящаяся гробница!

Молох чьи глаза как тысячи слепых окон! Молох чей Пандемониум нависает над бесконечными улицами словно вечный Иегова! Молох чьи фабрики мечтают каркая во мгле! Молох чьи трубы и антенны коронуют город!

Молох чья любовь несчётные нефть и камень! Молох чья душа электричество и банки! Молох чья бедность видение гения! Молох чья судьба бесполое водородное облако! Молох имя тебе Здравый Смысл!

Откровение, данное Мной, дабы показать рабам Моим, чему надлежит быть вскоре.

Проклятье падёт на читающих и слушающих слова пророчества сего и соблюдающие написанное в нем; ибо время близко.

Се, грядет с облаками, и узрит всякое око и те, которые не возлюбили; и возрыдают все племена годвилльские. Ей, аминь.

Аж есмь Альфа и Омега, начало и конец, говорю Я, %rg%, который есть и был и грядёт, Тиран.

И вот, конь белый, и на нём всадник, имеющий Лук, и дан был Мне Венец; и вышел Я победоносный, и чтобы победить. Но и стал беспомощным в ночи, и призраком во тьме. И возопило второе животное: иди и смотри. И вышел другой конь, рыжь; и сидящему на нем дано изъять мир из Годвилля, и чтобы поедали друг друга; и дана ему большая пасть. И был он истым справочником боли, душой и телом. И когда Он снял третью печать, взревело третье животное: иди и смотри. И умер Я, ульем червей возродившись, и вот, конь вороной, имеющий Меру в руке своей. Но Её на Молот променял, дабы нести на Олимп молчанье безо всякого разбору. И когда снял четвёртую печать, слышал голос четвёртого животного, говорящий: иди и смотри. И вот, конь блед, и на нем всадник, которому имя «Смерть»; и ад следовал за ним; и дана ему власть над немалою частью душ мёртвых, также умерщвлять мечом, голодом, мором, зверями цепными. И когда Он снял пятую печать, увидел под жертвенником души убиенных за слово своё и за свидетельство, которое они имели. И вскрикнули души. И не стало Меня слышно. Всё поросло садом Моим, где Ограда, Древо, равно и плоды — это Я, звезда Полынь!

Бездна в облаках.

Что это? Океан? Замок? Храм?.. Нет, сие и есть та самая первобытная путаница, бездна в облаках. Наблюдающая за Вами, как в прошлом за кем-то другим. Изменчивая и неизменная одновременно, смотрела на копошащийся внизу улей жизни. Она не имеет дна, она не знает пощады. Она наблюдает, правит, швыряет на голову кирпичи и рояли... Она совершает преступление, учит: «Думай, как я». Больше и сильнее чем можно вообразить. Вселяет панический ужас в смертные сердца, вынуждая вдохнуть или умереть. Да, такой вот простой выбор, которого нет. Смерть или Борьба. И только малая часть сможет устоять пред кислотным ливнем диктатуры небес, не став ровно таким же чудовищем, но слабее. Рабом своей Бездны, без лица и жизни.

Другие сгорят в адовом пламени своих предрассудков! Они — стройматериал, что слеп, глух, нем и беспомощен. Ему не нужна правда, зачем? Он может совершить омовение в купели скуки. Может даже облагородить ритуалом, назвать священным. Утопить свою нищету в толпе и забыть. Оправдав себя пред той глиной, из которой слеплен.