Пуща Неволи

Материал из Энциклобогии
Версия от 13:15, 19 февраля 2019; Calmpirat (обсуждение | вклад) (Добавлена иллюстрация)
Перейти к: навигация, поиск


Вид с краю by богАнн
« Нет хуже доли, чем жить в неволе. »


Пуща Неволи — обширный лесной массив, вплотную примыкающий к северо-восточному или юго-западному краю Годвилля, хотя может и к западно-восточному или северо-южному… В общем, с картографами в Плоскомирье сложно, потому точное расположение до сих пор не зафиксировано.

Непроходимые глубины Пущи скрывают множество мрачных, кровавых тайн и несколько незначительных населённых пунктов, о которых мало что известно общественности. Говорят, что корявые ветки её деревьев стучатся по ночам в окна самого Логова Жадных и Тупых Скотин, корни подрывают репутацию подземных босс-монстров, а появление верхушек её деревьев на горизонте вселяет священный трепет в сердца проезжающих корованщиков. Население Пущи целыми днями справляет зловещие обряды, прославляя стяжательство, потребление, войну и насилие.

Но подобные ужасы для Годвилля — дело обычное, и своей леденящей душу славой Пуща обязана не им, а раскинувшемуся на одной из привольных зелёных лужаек единственному в своём роде подпольному Невольничьему Рынку.

Факты и артефакты

По мнению большинства обитателей Годвилля, экономическую модель сего рынка можно описать как некий круговорот трофеев в природе народе. Герои добывают трофеи у монстров и продают их торговцам, у которых сии трофеи выкупают монстры, которых убивают те же герои, чтобы снова добывать трофеи, и т. д.[1]. При этом никто не задаётся вопросом: откуда, собственно, берутся трофеи в начале цепочки? Тем более, что они отнюдь не вечны: изнашиваются, ломаются, ржавеют и рассыпаются, а также демонтируются, реконструируются, соединяются между собой — и, тем не менее, никогда не заканчиваются, более того — в обиходе то и дело появляются новые образцы!

Разумеется, некоторые артефакты в порядке хобби создают творчески озабоченные боссы — но десятки, сотни, тысячи тысяч предметов, наполняющие рюкзаки, карманы, загашники, кладовые, прилавки и витрины, этим никак не объяснить. Проще всего, конечно, махнуть рукой и списать всё на божественный произвол или мистические свойства Нижнего Ящика — как правило, обыватели именно так и поступают.

В действительности же боги если и творят предметы, то, как и боссы, штучно и спорадически. При этом массовое производство, разумеется, наличествует — проблема в том, что им, кажется, никто не занимается: все задокументированные обитатели Годвилля либо геройствуют, либо торгуют, либо бродяжничают и всячески раздолбайствуют, либо, наконец, занимаются административной, научной, религиозно-мистической и прочей социально бесполезной деятельностью — но определённо не производительным трудом! Исключением являются кузнецы-оружейники и ювелиры, клепающие геройское снаряжение. Но трофеев оружейники не куют[2].

Легенды и домыслы

Среди опытных торговцев бродит жутковатая легенда о Чёрной Карете Администратора Годвилля, которая время от времени ночами проезжает по безлюдным улицам, подбрасывая в лавки целые контейнеры новеньких трофеев. Барыги узнают о таких ночах заранее — по восходу Кровавой Луны — и стараются пораньше закрыть свои заведения, принять как следует на грудь и улечься баиньки, укрывшись с головой одеялом. Считается полезным при этом где-нибудь на видном месте в запертой лавке забыть кошелёк, набитый золотом.

Корованщик by богАнн

Но даже если эта легенда правдива, то где ж тогда Администратор помянутые трофеи берёт? Он, знаете ли, тоже тот ещё образчик трудолюбия… В ответ на этот вопрос легенда повествует о судьбе неблагоразумных торговцев, которые кошелёк не приготовили, спать не улеглись, а залезли под прилавок и подглядывали. С тех пор никто их, разумеется, никогда не видел. После чего следует прозрачный намёк: дескать, вот эти-то нечестивцы и нарушители заведённого порядка теперь и трудятся в неволе — без сна, без отдыха и даже частенько без тринадцатой зарплаты.

Правда это или нет, но иные чересчур любопытные торговцы и в самом деле время от времени исчезают без следа. И ведь кабы только торговцы! Исчезают чрезмерно закладывающие за воротник босяки, странствующие абы где монахи, самые безумные из учёных и — особенно часто — заброшенные герои. То есть все, кто выделяется среди в целом мирного, доброго, богобоязненного и, соответственно, богоприсмотренного и богоспасаемого населения Годвилля. Но стоит богу отвернуться — и…

И несчастный житель почти наверняка попадёт в загребущие лапы работорговцев[3] — а значит, под свист плети Корован-Баши и брань Охранников Корована, в компании таких же неудачников отправится в тягостный путь по Великому Невольничьему Тракту. Тёмными ночами, под вой монстров и стоны голодных призраков они бредут по лунной тропе от столба к столбу, пока не погрузятся в недра Пущи, чтобы навсегда исчезнуть из привольно-раздолбайской жизни Годвилля и начать (Это ужасно! Непереносимо! Слабонервным лучше дальше не читать, а неслабонервным — только после доброй порции креплёного пива!) — так вот, начать — только не падайте в обморок — РАБОТАТЬ!!!

Правды и кривды

Ну, не сразу, разумеется. Работа требует привычки. Но формирование этой самой привычки в закоулках Пущи поставлено на поток. Невольников обрабатывают методом Кнута и отсутствия Пряника[4], понуждая соревноваться в землекопании «от забора и до обеда», подметать ломом бетонный плац, красить траву в зелёный цвет, придавать сугробам прямоугольные очертания, а на голой земле чертить параллельные полосы тяжеленными граблями. Курить позволяют только в специально отведённом месте, руки в карманах держать запрещают, ну и пива не дают. По слухам, даже самому что ни на есть морально устойчивому приключенцу достаточно нескольких месяцев, чтобы согласиться на что угодно — лишь бы не это тупое, бессмысленное и беспросветное существование! И когда сей момент наступает, коварному работорговцу становится ясно, что очередной экземпляр созрел для Аукциона.

Аукцион — последний этап судьбы злосчастных невольников. Более или менее достоверные сведения о нём дошли до широкой общественности исключительно потому, что в толпу алчных негодяев, торгующихся за право навеки закабалить того или иного Бывшего, неоднократно забредали до потери пульса укурившиеся бамбука герои. Когда герой находится в сознательном состоянии, он ломится через Пущу в открытую, и на подходе к Невольничьему Рынку его, как правило, ловит охрана. Хотя герой начинает изображать ниндзя и шхериться по кустам, от стражи так просто не уйти. Зато можно улизнуть довольно-таки сложным путём. Дело в том, что укуренный герой перемещается по Годвиллю иррационально, по мнению некоторых авторитетов, нередко выходя в гипотетическое Третье Измерение, так что никакая охрана такого разгильдяя не остановит.

Поскольку с молотка уходил кто-то смутно герою знакомый, приключенец, соответственно, доставал оружие и учинял разгром рабовладельческой идиллии — с переменным, конечно, успехом. Тем не менее нескольких бедолаг героям всё же удалось вернуть к полноценной социальной жизни. Случай это редкий, и спасённые — живая легенда, как-никак! — обычно умудряются неплохо зарабатывать, рассказывая свою жуткую историю кабацким завсегдатаям[5]. Совмещают, так сказать, полезное с полезным — устойчивый доход с рекомендованной безумными учёными программой реабилитации, способствующей скорейшему избавлению от вредной привычки работать. Понятно, что особого доверия к кабацким байкам никто не испытывает, но, как ни крути, это свидетели. А вот что происходит с тем — увы, подавляющим — большинством невольников, которых всё-таки покупают подпольные годвилльские промышленные магнаты, остаётся тайной за семью печатями. Администратор, конечно, в курсе, но — молчит.

Выводы

Резюмируя вышесказанное, хочется отметить, что письменных свидетельств и прочих задокументированных фактов невозможно отыскать ни в одном отделении Мабританского Университета. Но, что характерно, трофеи же откуда-то появляются! Так почему бы легендам не оказаться хоть чуточку правдивыми? Ведь в каждой сказке есть доля сказки! А Пуща Неволи была, есть и будет есть!

Примечания

  1. Возможно и обратное направление процесса.
  2. Им, видите ли, низко!
  3. Ни на кого не хочется указывать пальцем, но бандитствующие орды Корованщиков — первые в списке претендентов на эту роль!
  4. Хотя голодом не морят, они ж тогда не смогут работать и вообще потеряют товарный вид.
  5. Именно подобные истории и легли в основу настоящей статьи.