Порт-Сигар

Материал из Энциклобогии
Версия от 20:42, 3 января 2014; Шмяка (обсуждение | вклад) (Всё-таки цитата тут весьма к месту ;))
Перейти к: навигация, поиск
Файл:Port cigar.jpg
Босяки в Порт-Сигаре
« — Дело — табак!
контрабандист о Порт-Сигаре
»


Порт-Сигар (мабрит. Port Cigar) естественная гавань Какого-то моря, находящаяся примерно в сотне столбов[1] от столицы.

Годвилль является крупным морским портом с удобной акваторией, развитой портовой инфраструктурой и возможностями для перевалки многочисленных грузов трофеев. Исторически необходимости открытия второго порта поблизости от столицы не возникало до 42845го дня до г. э., когда последний король Годвилля Говард II ввел государственную монополию на табак, подняв налоги на него в 13 тыс. раз.

Ситуацией воспользовались многочисленные контрабандисты, насытившие черный рынок дешевыми подпольными сигарами, доставлявшимися из района Пивного залива сперва по воде, а потом тайными тропами на спинах вьючных монстров. Наиболее удобным местом перевалки контрабандного табака стала ранее безымянная гавань, вскоре получившая наименование «Порт-Сигар». Огромный товаропоток создавал рабочие места, стимулировал возведение строений, зданий и сооружений.

После декабрьского переворота табачная монополия была отменена и Порт-Сигар оказался заброшен[2]. В развалинах портовых строений продолжают обитать многочисленные босяки и одичавшие вьючные монстры. Хозяйственное значение места полностью сошло на нет[3].

Порт-Сигар редко посещается странствующими героями в виду малого биологического разнообразия здешной монстрофауны.

В Мабританском Университете разрабатываются планы добычи золотых кирпичей на шельфе Порт-Сигара, не имеющие реальных перспектив осуществления из-за недостатка финансирования и местных босяков-активистов, энергично защищающих окружающую среду.


  1. Плюс-минус пара тысяч.
  2. Причём, заброшен так, что набрести на него теперь можно даже в очень далёких от столицы краях.
  3. Даже тупае понимают это и пишут в своих дневниках: «Порт-Сигар — одно из тех прекрасных мест, где невольно задаёшься вопросом, зачем ты сюда припёрся.»