Открыть главное меню

Энциклобогия β

Первое издание Энциклобогии

Один из немногих случаев, когда герой получает деньги за знания (пусть и чужие), — когда он продаёт Первое издание Энциклобогии.

Трофей
Первое издание Энциклобогии
Первое издание Энциклобогии1.jpg
ОсобенностьЖирный
Ценаот 250 до 1200 монет
Вот так видят её простые мещане.

Но данное событие случается крайне редко. Во-первых, трофей нечасто попадает в геройские рюкзаки, а во-вторых, то, что сейчас называют Первым изданием Энциклобогии (и, слава богам, находятся верующие, укрепляющие миф своим кошельком), в большинстве случаев — всего лишь жалкая подделка. Чаще всего на прилавках встречаются книжки разной степени ветхости на непонятном языке или того хуже — искусственно состаренные современные издания с погрызенными страницами. Также под видом первого издания могут подсунуть крошечный пузырёк из мутного стекла, наполненный густой жидкостью и обёрнутый этикеткой с надписью: «Энциклобогия — эссенция божественной мудрости 96 %. ЯД!».

Версия появления

Собственно, первое издание представляло собой обычную тетрадь для записей (ну, или геройский дневник), без изысков вроде обложки из летней шкуры Резины или гоферовых дощечек. Небольшая партия была напечатана в столичной типографии, но залежалась на прилавке из-за необычных свойств бумаги — ни перо, ни новомодный пишуще-вырубательный топор не могли оставить на листе ни единой надписи. Так бы и сгнить тетрадкам в лавке бродячего торговца, но как-то раз несколько заскучавших богов спустились на землю, уставились на прилавок и начали обсуждать лежащие на полках трофеи. Потом, как водится, плавно перешли на обсуждение арены, затем богинь… Любопытный торговец, не желавший пропустить ни единого слова божественной мудрости, наклонился вперёд и зацепил полочку с письменными принадлежностями. Представьте удивление присутствующих, когда в раскрытой тетради (и синхронно — во всех остальных из злосчастной партии) стали появляться высказанные богами мысли. Мало того, на бумаге проявлялись не только формулировки, но и ярко представленные образы. Привлечённые сарафанным радио боги столпились вокруг лавки, наперебой обсуждая (уже целенаправленно) своих аблотусов, монстров и трофеи, с восторгом наблюдая, как тоненькие тетрадки с тихим треском отращивают всё новые листы с текстом и картинками.

Бесплатное шоу продолжалось недолго — пробегавшая мимо стая енотов (или это были белки?) утащила все экземпляры. Но пока боги решали, кому догонять, пока подкреплялись перед погоней, пока раскуривали бамбук, пока выбирали направление, животные убежали.


Существуют и другие, не менее правдивые мифы о Первом издании

 
Макет первого издания, выполненный в гофере.
  1. Происхождение Богии — природное (крупицы здравого смысла в Горах отвергнутого креатива превратились под большим давлением в жидкость, проложившую себе путь наружу, а затем застывшую на солнце в виде листов с надписями). Соответственно, первые хранители Богии — босяки, пасшие стада хрюкотательных зелюков в подножиях гор. Разрозненные листы были выменяны на бусы и дымящиеся штучки героем по имени Гутенберг (?), им же из кусков побеждённого Кулачкового Механизма был создан первый типографский пресс. Первопечатник успел упорядочить и растиражировать лишь несколько десятков экземпляров (поэтому они так ценятся), после чего пресс самособрался обратно в монстра и убежал.
  2. Книгу нельзя долго держать у себя без защиты — она может высосать из героя и без того немногочисленные знания, поэтому от неё спешат поскорее избавиться. В качестве примера приводят случай, когда подлинный экземпляр ПИЭ поместили без футляра в центральную библиотеку Славной Столицы, где книга взорвалась от переполнения информацией, после чего город стали называть Заброшенском.
  3. Книга даёт ответ на любые вопросы, но их нужно правильно сформулировать. Поговаривают, что герои, нашедшие верные слова, выиграли в Годвилль.

Первое издание Энциклобогии — это, на самом деле, то, что вы сейчас читаете. А то, что передают из рук в руки ваши подопечные — нулевое издание. Путаница произошла, когда за индексирование вариаций взялся знаток Бейсика, привыкший нумеровать элементы массивов с единицы вместо положенного нуля.