Открыть главное меню

Энциклобогия β

Огородное пугало

Боги в нашем мире уделяют своё внимание в основном героям, ибо и задачи перед ними ставят великие, и свершений непростых требуют… однако Годвилль наполнен отнюдь не только героями да героинями, босяками да торговцами. Но лишь изредка божеский взор скользнёт по обывателям — и тут же вновь будет направлен на любимое чадо, что умудрилось опять-таки что-то отчебучить.

Достопримечательность
Огородное пугало
Огородное пугало by Ведмедь.jpg
Можно встретитьв поле
Есть упоминание в понедельном флешмобе № 1
«…с воплем ринулся в атаку…» by богКорриган
«…и с одного удара срубил…» by богБадб
«…огородное пугало…» by богНоэру
«…но экспы за него не дали…» by богВославз
«Сиротки» by богПфуфф

Итак, живут себе спокойно годвилльские огородники, фермеры и крестьяне, выращивают себе потихоньку фрукты, овощи да зерно на плюшки и пиво, потребляемые геройскими организмами в неимоверных количествах, и стоят на тех огородах пугала… И очень уж понравилось героям тренироваться на деревянных чурбанах, показывая удаль молодецкую, и порой совсем не задумываясь о последствиях…

Из не вошедшего ни в один дневник


«Джони молился. Усердно и искренне молился своему богу Омниава… ва… тьфу, да как же его там?! Впереди лежал долгий путь, полный опасностей, полный приключений, полный писец… А за этим путём Джонни 9 мм ожидал враг. Может быть, при других обстоятельствах, враг и пошёл бы навстречу Джони, но он не мог. Огородные пугала не могут вот так вот просто ходить по белу свету. И потому враг ждал. Ветер носил над землёй пыль, песок, листы газет, кактусы, ковбойские шляпы и прочую лабуду.

— О великий Омни (можно я буду называть тебя просто Омни?), яви свой божественный лик и даруй мне… — прогнусавил тонким голоском Джони.

— Даруй что? — оживился великий локальный минибожок Омниаванитас.

— Просто даруй, это была оконченная фраза… — нараспев продолжил наглый адепт. — Раз уж ты здесь, давай опрокинем чару смирения… Ну ма-а-аксимум две. Вдалеке полыхнула молния.

— Ты остолоумел, Джони? Ты позавчера спустил треть финансов в баре! За тобой гонялся отряд стражи, их сержант, хозяин пивнушки и та сладкая парочка, которую ты закидал ветками с криком „Влюблённым и в шалаше рай!“. Никаких чарок! Иди доставай свой топор войны, если ты его ещё не пропил, и вперёд к победам!

— Тебе хорошо говорить, ты — бог, — насупившись, пробурчал Джони, пряча чары и раздумывая над тем, как выкупить пропитый намедни топор войны.

— Н-да? — с издёвкой ответил великий локальный минибожок Омниаванитас. — „Бог“ говоришь? А это ничего, что на меня за тебя все шишки летят?! Ты вообще не интересовался нашей канцелярией?! Да мне отчётов за твою долбодетель писать знаешь сколько приходится?! Ни вздохнуть, ни…

— Прости, что перебиваю, о великий локальный минибожок Омни, но…

— Омниаванитас, — недовольно поправил великий локальный минибожок.

— Не суть, — отмахнулся герой, — тут дело есть… Без тебя никак… Поможешь с Пугалом Огородным? С меня, сам знаешь, не заржавеет…

— Для тебя — что угодно! Буду следить не отрываясь!

— Точно? Не как в прошлый раз?

— Вот те крест! Не подведу!

Спустя час.

— Омни, едрён батон! Ты где был-то?!»


«Острым глазом заметив вдалеке врага, тут же затаился, осторожно подкрался, с воплем ринулся в атаку и с одного удара срубил огородное пугало. Мой острый как мысль, отполированный до бритвенного блеска мотоциклетный глушитель с лёгкостью прошёл сквозь иссохшую древесину, осыпая землю опилками. Я вскинул голову и смотрел вперед, сквозь них. Враг тоже обернулся на звук, наши взгляды встретились, и затем он дал дёру. Вздохнув, хотя иного и не ожидал, я перешагнул через чучело, снёс широким замахом невысокий забор вместе с чугунной калиткой, свалил макет столба, пнул подвернувшееся ведро, в общем, бросился в погоню, храбро прорубаясь сквозь всё, что вставало у меня на пути. Ибо делать дело надо by any means necessary (хоть Великая и ругала меня временами, что пользуюсь чужим языком, хотя уж она-то должна знать их все, верно?). И помяни… э-э, благодать, как из воздуха материализовалась табличка “Цензура” и начала планировать на улепётывающего изо всех сил монстра. Кажется, вид меня, пробивающего себе дорогу сквозь окрестный пейзаж, деревья, холмы, стены (руин), ульи, другие чучела… по-настоящему впечатлил его и заставил задуматься, кто здесь настоящий монстр. Табличку, тем временем, снёс подувший ветер и прилепил на проходившего по делам босяка. Великая пожала плечами и, чтобы сорвать злость за дурацкую случайность, сделала с несчастным много страшного и противоестественного, заставив небеса залиться краской. Меня это, однако, вдохновило и, возблагодарив Великую, я с удвоенным рвением припустил за проклятым монстром, никогда не желая оказаться на месте того неудачника, чтобы со мной сделали… День клонился к закату, когда я дочапал до Пустосвятово. Хотелось спать, к медсёстрам, найти кузнеца, чтоб выправил глушитель, и всё это не выходя из пивной. У поворота я с любопытством остановился: выдавали задание. Расследовать, что за монстр причинил разрушения от Хироина и до ста восьмидесяти шестого стол… Дальше я не дослушал, сглотнув и попятившись в переулок. Про мабританских учёных, обещающих вознаграждение за живой экземпляр, мне знать было неинтересно. Какую мораль ты вложила в мою голову по итогам этой истории, Великая? Уметь бегать не менее важно, чем махать мечом. И ещё, думаю, завтра пройдусь по магазинам, поищу обмундирование полегче. Может быть, тот эротичный доспех, что я видел в прошлый раз…»


«– Великая-а-а-а-а-а! Великая-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

– О, боги мои, ну кому там не спится? – недовольно высунула голову из облаков Симамото и моментально узрела кричащего снизу героя. Гиви, увидев свою богиню, радостно подпрыгнул и замахал ей рукой. – Ох, начинается… Чего тебе?

– Великая, я уровень скоро новый получу! Богиня тяжко вздохнула.

- И ты ради этого меня будил?

– Ну Великая! Мне экспы осталось вот столечко! На одного монстра! Помоги, а? Давай я сейчас пойду монстра валить, а ты его – бац! – и молнией, а?

– Ага, щаззз. Монстров молниями шарашить – я, дожди из зелёнки насылать – опять я… На-до-е-ло! От тебя вообще польза есть? – раздосадованно махнув рукой, богиня полезла обратно в облака.

– Ну… Великая, ну подожди! Скажи хоть где монстра искать!

– Тьфу ты… – Симамото задумалась, и в её голове тут же родился план, как проучить обнаглевшего героя. – Ладно, поле видишь?

– Вижу.

– Вот на нём враг сидит. Злю-ю-ющий!.. Иди-иди, сражайся. Как уровень получишь – свистни.

– Спасибо, Великая, я не подведу! – герой показал богине два больших пальца и побежал в сторону поля. Богиня лишь ухмыльнулась, достала из-за пазухи кожаную книжицу и принялась наблюдать, как там сами собой появляются строки, периодически косясь в сторону удаляющегося Гиви. “Бурчал, что мировое зло неблагородно. Могло бы к нам добраться и само”. “Разучивал стойку «Бычий Агнец в позе Думающего Импа». Кто б теперь мне руки распутал?” “Нашёл эльфийский пчелиный улей. Долго хохотал над длинноухими пчелами”. Наконец, пройдя в опасной близости от Администратора Годвилля, герой подошёл вплотную к краю поля, а в дневнике начала проявляться новая запись: “Острым глазом заметив вдалеке врага, тут же затаился, осторожно подкрался, с воплем ринулся в атаку и с одного удара срубил огородное пугало”. Ехидно рассмеявшись, богиня убрала книжицу за пазуху, приготовившись слушать возмущённые геройские вопли, но внезапно поперхнулась – сидеть вдруг стало неудобно. Приподнявшись, она с изумлением уставилась на невесть откуда взявшуюся пластиковую бутылку с праной, после чего перевела взгляд на землю, где счастливый герой танцевал некое подобие джиги.

– Великая, спасибо! Монстр лёгкий, уровень получил! Пойду дальше выполнять задание! Слабо махнув рукой в подобии благословения, Симамото бессильно привалилась к ближайшему облаку, ошарашенно качая головой. Определённо, не всё то тупае, что не умеет бить молниями…»


«Убегал от хозяина быстро, но недолго. Зацепился штанами за изгородь и висел, пока не получил в награду за ратные подвиги пинок и длинную нотацию. Кое-какие выражения восхищённо повторил про себя, чтобы запомнить на будущее. Потом пришлось полдня бегать по огороду с дырявым ведром на голове и кричать „Кыш! Кыш!“. Ближе к вечеру пришёл хозяин. Увидел, как я колочу по ведру палкой, чтобы спугнуть ворон, почему-то прослезился и отпустил меня. На прощание посоветовал идти по дороге, вымощенной жёлтым кирпичом, к доброму волшебнику Гудвину. Дескать, у него есть то, что мне нужно. Ничего не понял, но сказал „спасибо“ и быстро убежал, пока хозяин не передумал. Великая, правда я великий хитрец?»

Огородный терминатор


Саблю остро наточу,
палицу — за пояс.
Всем устрою карачун
и не успокоюсь!
Ну, не всем, вру слегонца…
но на огородах
беспощаднее бойца
не видали сроду!
Я врага хоть за версту
вижу сквозь посадки.
На моём уже счету
тех врагов десятки!
Жизнь для них сыграет блюз,
станет не до смеха:
мигом голову срублю,
раскрою́ доспехи!
Шлем врага черней угля
и глаза как уголь,
но летит из-за угла
истребитель пугал!
Коль ворон весь день пугать —
заикаться будут.
Я спасаю от врага
птиц, подобно чуду!
  Эта статья входит в число хороших статей о Годвилле.