Огненная Пурга

Материал из Энциклобогии
Версия от 21:01, 9 апреля 2013; Огненная Пурга (обсуждение | вклад)
(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск


Подарок от богTaonkraht

Началось все как-то так

Разыгралась как-то Пурга, понеслась по мирам, причиняя добро или зло, но тут неоднозначно. В одном мире ее назвали Прометей, не понимали там люди, что штаны и девушки одеть могут, ну да фиг с ними. В другом мире почему-то Бестией… хотя и пошалила совсем малость, но боялись… и ладно) А однажды ее вообще назвали… хотя нет, речь не о том, не буду углубляться.

Проносясь над очередным из миров, Огненная Пурга решила отдохнуть. Тем более запах перегара вкусно дразнил, да и свежими плюшками вдруг запахло. Опустилась на землю, приняла облик обычной девушки, пошла в ближний населенный пункт. Городок назывался странно, Большие Бодуны. Население тоже было необычным — обугленные и злобные люди вперемежку с толстыми и холеными, со светящимися нимбами над головами — назывались все героями и были при оружии, в странном обмундировании. А еще, почти за каждым шел монстр. Монстры вообще удивляли своим разнообразием — страшные, огромные, некоторые склизкие и противные, а некоторые пушистые и милые… издалека. Герои постоянно торговали немыслимыми вещами, воровали плюшки, даже не таясь. Торговцы, так вообще лютые, у них у всех был общий жест и как только они странно поводили руками, герои безропотно отдавали свои трофеи. Иногда появлялся какой-то смельчак, прыгал на руку торговцу и оцепенение с героя спадало и тогда торговцу выбивали зуб и шли продавать его как ценный трофей в соседнюю лавку.

Постаравшись не особо задумываться над судьбами этих героев, Огненная Пурга направилась в культовое заведение «Гарцующий Пончик», оттуда особо сильно несло алкогольным ароматом. Угостившись там «фугой в мундире» и выпив странный напиток «на посошок», вдруг подумала, что ей нравится этот удивительный мир и почему бы немного тут не задержаться. Кроме как в борделе, отдохнуть тут было негде, так что, прихватив пару мальчиков (исключительно по традиции заведения), пошла отсыпаться, чтобы с утра спокойно все тут рассмотреть.

Только закрылась дверь в ее комнату, сразу же кто-то в нее стал настойчиво стучать. Пурга была все еще добрая после «напосошка», поэтому даже открыла. На пороге стояла какая-то неприлично голая девка и нахально так через плечо пыталась разглядеть комнату.

— Ты кто такая и почему решила мешать моему отдыху? — возмутилась Пурга.

— Я Кохайка, теперь буду твоей героиней, — отпихнув в сторону Пургу, она вошла в комнату, — а ты мне уже изменяешь, не успела я у тебя появиться?!! — Схватив обоих парней, она выпихала их пинками из комнаты.

— Какой героиней? Почему у меня? Знаешь что, дорогая, проваливай, пока я добрая!

— Что значит проваливай?!! Сказала ведь, я твоя, я в тебя верю и не смей мне изменять ни с кем, никаких других героев чтобы у тебя никогда не было! Слышишь — НИКОГДА!!! И вообще, денег дай, а то мне и помолиться тебе не на что!

— А, теперь все ясно! Тебе денег надо! Так бы сразу и сказала. На тебе пару золотых и проваливай. Не надо мне молиться, а лучше сходи-ка к доктору, пусть тебе какое-нибудь успокоительное пропишет. Нервная ты какая-то. Да и спать я хочу…

Проводив психически больную дамочку, Пурга все таки уснула. Утром, усмехнувшись наглости ночной гостьи, решила еще раз перекусить и продолжить путь. Был у нее на примете один интересный мирок…

Выйдя из комнаты, Пурга снова увидела Кохайку. Сделав вид, что они не знакомы, решила быстренько прошмыгнуть мимо, но не тут-то было. Кохайка, благоухая ароматом перегара, с пластиковой вилкой в руках и грязная настолько, что грязь была похожа на одежду, перегородила ей дорогу.

— Я тут решила, буду называть тебя Великая, а то Огненная Пурга — долго и неудобно. Смотри, я для тебя тут чертеж Храма накидала, из золотых кирпичей строить буду. Более ценного в этом мире нет ничего, но так как ты у меня самая лучшая, то для тебя все самое дорогое буду добывать. Как ты думаешь, если вместо водопровода будет винопровод, а дверь на уровне 3 этажа сделать, вдруг потоп какой случится… Хотя… ладно, я тут еще дорисую, потом обсудим.

Пурга все еще надеялась протиснуться мимо этой ненормальной.

— А еще давай, сделай мне хорошо, у тебя там где-то пульт есть, прану на меня не жалей, помогай мне в боях, а то загнусь — и ты виновата будешь, не уследила! Совесть замучает)

— Так ты серьезно решила быть моей героиней? А зачем тебе это? — Пурга решила поиграть по правилам Кохайки, вовремя вспомнив, что с психами надо во всем соглашаться.

— Конечно! И не сомневайся даже, Великая! Не представляешь, каково быть босяком, каждый норовит плюшкой дать по голове или трофей на дороге бросить, а ты ходи подбирай… надоело… Вот вчера смотрю, ничейная богиня тут шатается, думаю, заберу-ка я ее себе, пока никто другой не успел. А ты уже двух босяков пригрела… фууухх! Вовремя я все таки успела, а то они уже молитвенные коврики разложили, еще бы чуть-чуть и все, увели бы тебя! А теперь ты моя, собственная!

Послушав и окончательно убедившись, что эта Кохайка ненормальная, Пурга мило заулыбалась, сказала, что ей срочно надо по своим великобожеским делам отлучиться, с грохотом сбежав по лестнице, вылетела на улицу. Не задумываясь, что о ней подумают окружающие, приняла свой обычный образ и понеслась ввысь, оставляя несколько обгоревших лавок с матюкающимися торговцами. И тут…

Кохайка

Тут она услышала звонкий голос: — «Кохайка — Всевышней, Кохайка — Всевышней! Как слышно, приём? Нужны подкрепления!» — Бррр, что за дела?!! Неужели всё правда? Неужели у меня есть героиня?

Пурга глянула внимательнее на мир под ее облаком и увидела одиноко бредущую Кохайку, с пластмассовой вилкой. Увидела, как на нее неожиданно выскочил огромный монстр и как отважно Кохайка ударила его вилкой в глаз, монстр завертелся и свалился замертво, а Кохайка вытащила откуда-то странный трофей и положила к себе в карман. Потом подняла вилку вверх и громко крикнула: «Прими этого монстра, Всемогущая, в жертву!» И тут же появился перед глазами пульт и на нем 2 кнопки — «сделать хорошо» и «сделать плохо». Пурга потянулась нажать на «хорошо», как откуда-то снова, на маленькую и беззащитную Кохайку, выпрыгнул другой монстр. Быстро нажав на «плохо», увидела белую черточку молнии, поражающую злобную тварь и услышала радостные крики Кохайки, вытаскивающей очередной трофей из под монстра.

Стало интересно наблюдать за Кохайкой и, незаметно для себя, Пурга поняла — Кохайка, ты моя героиня и я тебя в обиду не дам никому! Буду тебя защищать, сколько смогу. Тебя, такую наглую, вредную и такую беззащитную и любимую!



«Посмотри, какой он милый»

— Кохайка, ну подумай сама, зачем тебе эта зверюка? Её кормить надо, ухаживать, ошейник, в конце концов, со стразиками купить!

— Это он, кот! Тимон зовут. Он хороший, к улице приучен, ну пожалуйста, давай его оставим?!!

— Нет и еще раз, нет! Блохастый какой-то, шерсть длинная, кто его вычесывать будет? И из-за грязи даже не понятно какого он цвета…

— Ну Пурга, ну миленькая, ну пальни рядом молнией, а его шерсть наэлектризуется и сама расчешется… Посмотри, какой он милый и хлопот с ним никаких.

— А чем кормить его будешь? Ему расти надо, сил набираться. А если куда пойти в приличное место, с этим кошмаром никуда ведь не пустят, даже в лавку к торговцу!

— Ну Пурга, ну он такой хороший, я буду честно-честно за ним присматривать. Обещаааааю…

— Ладно, Кохайка, уговорила. Только смотри, на твоей совести эта зверюка! Пусть только нагадит в храме, обе получите!

— Это кот, он мальчик… — пробурчала тихо Кохайка, но быстро схватила за шкирку питомца и довольная выскочила из храма, пока Пурга не передумала. Тимон вырвался с рук и радостно завилял грязным хвостом.

— Ну что, котик, какой-то ты и в самом деле неопрятный, надо выполнять обещания и вычесать тебя! — Кохайка вытащила из-за пазухи маленькую расческу и присела рядом. — Давай сюда свой хвост! — Протянула руку, пытаясь ухватить Тимона за хвост. Тимон осторожно отпрыгнул и с подозрением посмотрел на Кохайку, показывая всем своим видом, что он очень даже доволен каждым колтуном на своем хвосте.

— Кис-кис-кис, — пошла на хитрость Кохайка, — иди сюда, я тебе дам в мешок с трофеями залезть, будешь там грызть все что захочешь… — но Тимон заподозрил что-то неладное и снова отскочил в момент прыжка Кохайки в сторону. Кохайка перецепилась через мешок с трофеями и ругнулась сквозь зубы: - Ну подожди же, морда усатая, я все равно тебя приведу в нормальный вид!

Она отряхнула разбитые коленки и, делая безразличный вид, пошла в сторону центра города. Тимон, все еще настороженно и на безопасном расстоянии, поплелся следом. Пройдя несколько кварталов, Кохайка вдруг схватилась за живот и громко застонала: — Ай, как больно-пребольно! Ай, Тимон, на помощь… ааауууууаааа

Тимон подскочил быстро к Кохайке и начал тереться об ее плечо, чувствуя, что именно так надо лечить хозяйку. Он не сразу понял, что его крепко держат за шкирку и за хвост. Кохайка, довольная, что ее уловка удалась, не тратя время, быстро вошла в дом с яркой вывеской «Стричка, бричка и мойка волосей всех видоф петомцеф!»

Тимон, стоя в какой-то комнатке, тихо скулил и прикидывал, как ловчее цапнуть за нос этого толстенького гада, что так шустро его мылит и поливает водой. ВОДОЙ!!!!!!! О ужас!!! Водой, которую он терпеть не может даже пить, а не то, что мыться. Вот, вот она рука! Клац… зубы щелкнули по воздуху – клац, клац, клац — но он никак не достигал своей цели и даже получил щелчок по носу с пожеланием не вертеться. Клац… и снова мимо. Но сейчас он… Ой, это же хозяйка.. ну все, попал, ой… А она вроде и не злится, стоит улыбается и так восхищенно смотрит. Подозрительно оглянулся и… сел на хвост… на РЫЖИЙ хвост… Тимон поднял лапу к морде, она тоже была рыжая в темную полоску, а не привычно непонятно-грязного цвета. Совсем обалдев от такого, кот не сразу понял, что с него даже срезали все его любимые колтуны, в которых было множество заначек и где дрессированные блохи собирали свои маленькие золотые кирпичики на храм для него. Так стало обидно, что он потеряно завыл…

Кохайка погладила питомца по голове, надела на него широкий блестящий ошейник и потянула к выходу. Ну уж нет! Тимон не мог этого вынести: ладно помыли, ладно расчесали и «эта» начала звать его лохматым, но показываться порядочным монстрам на глаза в таком виде — это было выше его сил. Не бывать этому!

— Ну миленький, ну пойдем. Ну не упирайся. Не кусайся, а то как дам по ошейнику! Идем, Тимон… — уговаривала Кохайка кота, но тот не желал сдвинуться ни на шаг в сторону выхода. Хлопнула наверху дверь и появился тот вертлявый тип, из-за которого Тимон стал на себя не похож, он что-то нес за спиной. Тимон решил сразу отомстить за все пережитое унижение и приготовился к прыжку. Сейчас этот гад получит все!!! Удобнее упираясь задними лапами, Тимон уже был готов прыгнуть, как парикмахер достал из-за спины зеркало и развернул перед котом. От увиденного кот снова уселся на хвост. В зеркале отражался красивейший лохматый рыжий в темную полоску кот с огромными умными изумрудными глазами.

— Ой! — невольно вырвалось у Тимона.

— ОЙ!!! Он говорит… — одновременно вырвалось у Кохайки и парикмахера.

— Мяу! — сказал Тимон и сделал вид, что никаких «ой» и не было, все послышалось, сам первым вышел на улицу. Следом вышла Кохайка, уже более уважительно поглядывая на своего кота и догадываясь, что у них впереди еще очень много неожиданных открытий друг о друге. Они шли в сторону западных ворот, притягивая к себе восхищенные взгляды прохожих. Проходя мимо небольшого алтаря, для низкоуровневых героев, Тимон достал пару золотых монеток и положил в чашу для пожертвований. Кохайка ошалело смотрела на это, не понимая, откуда??? Тимон же, гордо задрав хвост, вышел за ворота, всем своим видом как бы показывая — «Это тебе не плюшки тырить!»

А сверху, наблюдая за происходящим, весело хохотала Огненная Пурга:

— А ведь мне нравится эта зверюшка… точнее, кот! Он же мальчик, Тимон!



Героеукладчик размахнулся для последнего удара. Кохайка сильно зажмурилась, чтобы не показать свои слёзы и тут услышала хруст костей и отчаянный визг. Полежав несколько мгновений и поняв, что больше ничего не происходит, она открыла глаза. «ЖИВА!!!» была её первая мысль.

С трудом она села, разбитой в кровь рукой попыталась убрать волосы с глаз, но те слиплись от крови, её или монстра уже было не понять, и не желали убираться. Тогда она отсекла непослушную прядь ножом и оглянулась. Кохайка увидела труп монстра, но кто его добил, оставалось загадкой. Негнущейся рукой она залезла в карман и достала крошки от лечебного корешка, кинула их в рот и начала жевать. «Где этот Тимон подевался? Никогда его нет, когда он так нужен. Снова, наверное, в кустах всё проспал» - с нежностью подумала Кохайка.

Чуть-чуть посидев и набравшись сил, опираясь на щит, Кохайка поднялась. И тут она увидела то, что заставило её забыть про свои раны и кинуться вперед. За тушей поверженного монстра, лежало израненное тельце Тимона. Упав рядом с ним на колени, Кохайка заревела, что есть силы. Она орала и тормошила кота, пытаясь заметить хоть намёк на дыхание или движение. Кохайка то со всей силы била по трупу монстра кулаками, пытаясь выплеснуть всю боль потери, то нежно обнимала и прижимала к себе трупик Тимона. Потом силы иссякли и слёзы тоже, осталось отупение от боли и горя. Она долго так сидела, баюкая охладевающее тельце. Монстры, даже самые злобные, с опаской обходили стороной, не решаясь приближаться.

Огненная Пурга смотрела на всё это и тоже тихо ревела; не в её силах было воскресить маленького питомца Кохайки. Она взмахнула рукой и пролился поток живой воды, исцеливший все телесные раны Кохайки.

От живой воды Кохайка очнулась. Глянула в небо, без всякого выражения прошептала благодарность и поднялась на ноги. Вытряхнув все трофеи из своего рюкзака, она осторожно уложила туда тельце Тимона. Потом разложила трофеи по карманам, бережно надела на плечи рюкзак и пошла в город.

Шла, не оглядываясь. Монстры, которые раньше c радостным рычанием накинулись бы на столь желанную цель, теперь, ужасаясь такой решительности, шарахались в стороны, освобождая дорогу. Кохайка шла к своей подруге, мудрой и непобедимой Арте. Если она не была в полях и не выполняла ответственных заданий, то встретить её иногда можно было в Годвилле: или возле Арены, ожидающую своей очереди для дуэли, или в элитном заведении для высокоуровневых героев «Залатанный Барабан», где она отдыхала после длительных боев или делилась опытом с начинающими героями.

Кохайке повезло, Арта как раз была в столице и отдыхала после трудного выполненного задания. Увидев подругу, Кохайка снова заревела.

— Тимон… (всхлип) герое(всхлип)укладчик… он его… а я без сил… а когда посмотрела, а он… ыыыыыыыыыаааааа…

Оглянувшись и нигде не заметив Тимона, Арта достала платок и молча подала Кохайке, после чего, знаком показав официанту принести пару графинов чего-нибудь покрепче, грустно вздохнула, вспомнив своих двух первых питомцев, которые вот так же отдали свою жизнь ради неё, налила полный бокал крепкого «Напосошка» и помогла Кохайке выпить. Через пару минут Кохайка уже могла вполне связно рассказать о долгой битве и о том, как нашла Тимона.

— Вот так всё было. Погиб мой кот, но я слышала, что есть тайное знание о том, как можно его вернуть к жизни. Ведь у котов 9 жизней и 8 ещё остались в запасе? — Кохайка с надеждой заглядывала Арте в глаза и судорожно сминала уже не белый платочек. — Ты столько всего повидала и наверное знаешь, как воскресить питомца? Помоги…

Арта улыбнулась, сколько раз она спасала своего Зубастика, конечно же, она знает все способы, которыми можно вернуть питомцу жизнь.

«Кохайка от неожиданности спряталась за колонну и схватилась за меч»

— Идем, научу тебя всему, что знаю сама, – сказала Арта, взяла Кохайку за руку и потащила к выходу из таверны.

Арта: «Это же мой Зубастик, подрос немного с последней нашей встречи, но такой же милый и ласковый»

Выйдя на крыльцо, Арта громко свистнула и через мгновение половину улицы накрыла тень от крыльев огромного дракона. Кохайка от неожиданности спряталась за колонну и схватилась за меч, но рука Арты её остановила.

— Ты чего? Это же мой Зубастик, подрос немного с последней нашей встречи, но такой же милый и ласковый, каким и был, когда ещё сидел на плече и плевался в монстров огнём. — Она погладила клыкастую, размером почти с саму Арту морду дракона и тот блаженно заурчал. Обойдя с другой стороны дракона, Арта открыла сумку, висящую под крылом у Зубастика, достала здоровенную лопату и торжественно вручила Кохайке. Затем что-то прошептала на ухо Кохайке, похлопала обнадёживающе по плечу, подмигнула и села верхом на Зубастика, который тут же расправил крылья и взмыл в воздух.

— Встретимся за западными воротами, — крикнула она, уносясь в сторону блистающего Храма.

Кохайка вошла в первую торговую лавку, молча и не торгуясь, продала трофеи. Затем, получив благословение от своей богини в ближайшем храме, взяла лопату и пошла к западным воротам, где её уже ожидала Арта.

— Тут копай, тут точно клад лежит, видишь, земля бугрится, — подсказывала Арта, а Кохайка старательно выкапывала всякие разности. Когда ладони покрылись крупными волдырями от лопаты, а кошелёк на поясе потяжелел от наполнивших его золотых, Арта сказала, что денег должно хватить.

Теперь надо закончить быстро одно задание, иначе ничего не выйдет. Кохайка вытащила из-за пазухи карту, где стрелочками был указан путь, как она должна «добраться до вершины холма и показать им всем». Благо, холм был небольшой и на вершину она забралась быстро, но вот что и кому показывать, оставалось загадкой.

И тут вдруг, как из-под земли, появилась странная старушка и спросила:

— Кохайка, что ты мне можешь показать такое, чего бы я сама не умела? Я могу и клады находить, и раны заговаривать, и мёртвых на ноги ставить, и ядра полами кафтана ловить на лету… хм, это я что-то завралась. Могу сухой из воды выходить и в мгновение ока переноситься из одного края мира в другой.

— А я могу показать тебе фокус с монетками.

— Да ладно… — Не поверила бабка. — Ну покажи!

— Ну смотри внимательно! — Кохайка развязала кошелёк, достала оттуда пару медяков, – это медяки, а вот так (она взмахнула рукой перед бабкиным лицом) это стало золотом!

— Это не честно, ты меня обдурила! А давай с золотых что-то сделай! – И бабка протянула кучку золота Кохайке.

— Ну, Великая, не промахнись, – прошептала Кохайка и выставила на вытянутой руке золотые, сложенные горкой.

Огненная Пурга, с интересом наблюдавшая за этой картиной, от неожиданности чуть не свалилась с облака. Ну что делать, надо, так надо, главное в Кохайку не попасть, а то после раскопок еле живая стоит. Как можно тщательнее прицелилась и кинула молнию. Когда рассеялся дым, на ладошке у Кохайки лежал золотой кирпич!!!

— Хуууух, — одновременно перевели дыхание и Пурга, и знающая меткость своей богини Кохайка.

— Ладно, засчитывается! — Проскрипела офигевшая бабка. — Держи еще один золотой кирпич за труды и желаю удачи в твоем деле!

Кохайка ухватила кирпич и, чуть ли не быстрее Зубастика и Арты, рванула в город.

Влетев в Храм, она ухватила за руку самого толстого жреца (тощие и хилые не внушали ей доверия), оттащила его в сторону, бережно достала тельце Тимона и положила ему на ладони. Потом развязала кошелек и пересыпала в карман рясы всё собранное золото. Жрец величественно удалился, пообещав в скором времени результат и наказав молиться со всем старанием. Кохайка тут же упала на колени и стала горячо молиться, отбивая поклоны и шепча все, что приходит в голову. В основном это было: «Ну, пожалуйста, ну пусть получится всё! Пусть мой Тимон вернётся, пусть снова бегает и радует взгляд своей рыжей мордой. Да я ему даже не буду запрещать грызть трофеи, разрешу почтальонов гонять даже тех, что мне письма принесут… Так и быть, пусть гадит в белые тапочки, лишь бы он был жив!»

Но тут молитву прервало торжественное появление жреца, а за ним, хромая на все четыре лапы, с разбитой мордой, но гордо поднятым хвостом плелся кот.

— ТИМОООН!!!!!!!!!

Кохайка подбежала к коту и ухватила его на руки, стала обнимать и прижимать к себе, не сдерживая ни смеха радости, ни слёз облегчения. Тимон начал вырываться, не привык он к таким эмоциональным порывам. Но после воскрешения сил было ещё маловато. Тогда он легонько укусил Кохайку за руку, но кожа от долгих тренировок с мечом была такой плотной, что Тимон даже подумал: «И зачем ей щит? Любой монстр и так зубы сломает, если рискнёт укусить!» Тогда кот мяукнул, что было сил, но это еще больше обрадовало Кохайку, которая приняла это, как радость со стороны Тимона. Понимая, что выручить его может только самое последнее и самое действенное средство, кот повернул морду и облизал нос Кохайке своим шершавым языком.

«тут же и уснул»

— Ай, зараза рыжая! Ты мне нос чуть своей наждачкой не ободрал!!! — Заорала Кохайка, выпуская кота и хватаясь за нос.

Кот с облегчением уселся подальше от Кохайки и стал с независимым видом вылизывать лапы и регенерировать, похрюкивая от смеха в усы, но делая вид, что мурчит.

Затем вышел на улицу, потёрся умытой мордой о ногу Арты, выражая свою благодарность, о чём-то порычал с Зубастиком на своем монстрячем языке, и в прекрасном настроении по ноге забрался Кохайке на ручки, где тут же и уснул, разрешая себя ласково поглаживать и даже периодически чмокать в нос. Необходимо было набраться поскорее сил для дальнейших приключений.

  • Когти могут впиться в ногу,
  • Но нога-то ведь, не сердце,
  • Кошки так не ранят,
  • Как людишки иногда.
  • Тёплый кот меня утешит,
  • Ляжет на больное место
  • И усну я, обнимая
  • Тёплого кота.©




– Тимон, не наглей, вылезай из рюкзака. Смотри, что у меня есть!!! Ты не фыркай, это не обычный «еще один золотой кирпич» – это *ПОСЛЕДНИЙ!!!* Ты понимаешь, ЧТО это значит? – Кохайка одной рукой держала кирпич, а второй за шкирку вынутого из рюкзака недовольного рыжего кота. – Эх ты, морда усатая, а еще стратег! – Она опустила кота на землю и сама присела рядом на камушек.

– Знаешь, сначала я ведь на самом деле Храм для Огненной Пурги начинала строить, а когда ты в первый раз погиб и пришлось с таким трудом собирать деньги на твое воскрешение, внутри что-то щелкнуло, у Пурги ведь облаков целое небо, а ты такой маленький и беззащитный… Но–но, убери свои коготки от меня! Ну пошутила я про беззащитного, но ведь все равно ты мелочь пузатая… хм… пузатая?!! Куда это ты побежал? О!!! Так вот кто сожрал плитку прессованной зеленки, а я ее искала! Ну ладно, не буду ругаться, вылезай из кустов, я же тут речь, можно сказать, торжественную реку… речу… Не ржать там в кустах, а то поймаю за хвост, погоду по полету определять буду!

– Так вот, – продолжала Кохайка, сидя на камне и обнимая последний кирпич – Тимон, придется тебе меня теперь от Пурги вымуркивать или, как ты там такие жалобные глазки делаешь? Я же вместо Храма тебе будочку построила, все равно бы 1000 кирпичей на Храм не хватило, а на будку в самый раз! Зато, какая красивая, что, даже другие герои с Храмом путают и молиться своим богам в нее бегают. Ты их подношения никуда не трать, потом вместе пропьем! Ой… Ты же еще маленький, тебе нельзя! В общем, будешь мне деньги приносить, а я сама решу, куда и как потратить.

Выскочивший было из кустов радостный Тимон, обиженно сел около ног Кохайки и начал вылизываться.

– Там в будке алтарь стоит, – продолжала говорить Кохайка – ты его не выставляй на улицу, это я с разрушенного старого храма утащила, что бы Пурга не догадалась, что я не ей Храм строю. А алтарь настоящий, вон весь томатной пастой вымазан, видимо, страшные жертвы на нем приносились! Буду Огненной Пурге там тоже иногда что–то жертвовать, все лучше, чем в общественных Храмах, где толкотня всё время, да и герои многие, не помывшись, сразу молиться бегут. А когда они вверх руки протягивают – задохнуться можно… А ты у меня парень чистоплотный, все свободное время лижешь свои … хм… чистоту наводишь. Так что как–нибудь поделим территорию.

Кохайка с опаской посмотрела на грозовое небо. На всякий случай прикрепила понадёжней к спине отражатель божьей милости и встала.

– Ну что, пойдем, последний кирпич уложим, а там будь что будет!

И двинулись они вместе в путь, к новым подвигам!


Был обычный годвилльский день.. Боги кидали молнии и лечилки своим героям, сражающимся с монстрами. Бог монстров защищал и оживлял своих подопечных. Ярко светило солнышко и некоторые герои, решив отдохнуть от приключений, уединялись в тихой бамбуковой роще.

– Подожди, не кури без меня, я быстренько напишу, как героически сражаюсь с монстром и к тебе, Великий у меня все равно верит каждому слову, лопух, а тут даже может благодать излить – сказал Giftig и неровным почерком старательно вывел: «19:13 Вопля «Giftig не боится тебя!» прямо в ухо зверюга явно не ожидала.» – Вот теперь порядок, пусть думает, что я тут изо всех сил сражаюсь! Гы-гы!

– Умно ты придумал, а я все Великой докладываю, вот как-то целый день не писала в дневнике, – начала рассказывать Кохайка, протягивая бамбуковую трубку другу и усаживаясь удобнее, – а потом на радостях, что день удержалась, сделала об этом запись в дневнике… Может к тому хромому психиатру сходить?

– Это еще что! Вот Kamijou Touma вчера к психиатру ходил, пытался избавиться от подсознательного желания строить Храм своей богине… Даа... Шарлатан тот хромой, не ходи!

– Дааа… – задумчиво повторила Кохайка и сделала затяжку и замолчала, наслаждаясь редкими минутами отдыха.

– Слушай, а Твой тоже повернут на Арене? – оживилась Кохайка

– Та не, говорит, что ему и так интересно за мной наблюдать, а Твоя все гоняет тебя?

– Угу, каждые 4 часа, ни сна, ни отдыха… – Кохайка снова сделала затяжку и выпустила дымок колечками.

– А НУ ПРЕКРАЩАЙ КУРИТЬ!!!

– Великая, ну нельзя же так не к месту указания давать! – закашлялась Кохайка, – и вообще, я взрослая и имею право! Не надо мне тут сгонять тучки и угрожать молниями, вон Тимон с Зяпой бегают за каким-то почтальоном, еще в него попадешь! И не подглядывай, дай пообщаться с другом… А где друг? Великая, твои шуточки? – Кохайка поднялась и начала оглядываться, – Гифтииииг!!!!!! Гиииифтиииг!!!

– Ну чего ты орешь? – послышалось снизу, – лежу тут, никого не трогаю, покуриваю бамбук, а меня в упор не замечают! Давай садись, а то еще Мой сверху заметит, вот тогда тут будет жарко…

Кохайка присела рядом, снова взяла бамбук, с опаской глянула вверх и помахала удаляющейся Пурге рукой.

– У меня плюшки есть, будешь? Утром стащила, свежие! Все равно тот торговец постоянно орет на всю Арену, что я у него плюшки тырю, ну так не разочаровывать же его! – хихикнула Кохайка и полезла в рюкзак за плюшками

– А у меня сегодня Зяпа денег просил, 450 золотых, блоху 15 уровня воскрешал… Теперь боюсь его купать, вдруг какая высокоуровневая еще захлебнется, разоримся же на его блохах… Слушай, а каково там, на Арене? Страшно?

–Да, как сказать, по-разному бывает… – Кохайка на минуточку задумалась, подбирая слова, что бы передать свое ощущение. –Знаешь, тут словами сложно передать это… это и битва и танец. Смотри, как я научилась у одного соперника, называется «сальто вприсядку»

Кохайка расставила в стороны руки, растопырила пальцы, согнула ноги в коленях и сделала суровое лицо, а потом как подпрыгнула, с воплем перевернулась в воздухе и отбила пару па гопака и, напоследок, «хлопушку». С гордостью выпрямилась и стала оглядываться в поисках Гифтига.

– Где ты снова делся? Гииифтииг, ау!

–Кхе-кхе, здравствуйте, вы случайно не его ищете?

Кохайка от неожиданности отпрыгнула в сторонку и схватилась за транклюкатор. Рядом стоял совершенно незнакомый тип и показывал грязным пальцем в сторону быстро удаляющейся фигуры ее друга, удирающего через рощу и оставляющего за собой нехилую просеку.

– Куда это он? – недоумевая, она пожала плечами, – может его бог на подвиги позвал? Но мог бы хоть попрощаться…

– Не расстраивайтесь! – Снова вмешался странный тип

– Да я не то что бы… А ты кто такой? – Кохайка с подозрением уставилась на незнакомца, на всякий случай, вспоминая слова Пурги: «С незнакомцами не разговаривай, а сразу бей, поговоришь, когда он связан будет и неопасен!» Но этот не вызывал никакого чувства опасности, поэтому Кохайка ограничилась только суровым выражением лица, от вида которого незнакомец как-то начал переступать с ноги на ногу и немного даже попятился.

– Простите, я не представился, я Администратор Годвилля! – он попытался принять величественную позу, но взглянув на офигевше-суровое лицо Кохайки, совсем стушевался и начал сбивчиво бормотать – Я сегодня первый день на должности и это… ну… в общем… за нарушение спокойствия и… это… без лицензионное истреб… – он судорожно сглотнул, набрал воздуха и продолжил – истребление монстров… это… штраф надо… ну по квитанции… хууухх

– Ага, щаз! Буду я тут всяким проходимцам свои золотые отдавать, может еще и КИРПИЧ подарить??? – Кохайка покрепче взялась за транклюкатор – сейчас как дам по наглой твоей лицензии, что ты её в зеркале потом не узнаешь! А ну чеши отсюда!

– Из.. извините,… но если я с вас не возьму… по лицензии… ой мамочки, ну за что мне всё это??? Сидел себе в офисе, кофе пил, на форуме по–мелочи троллил, кто ж знал, что тот лох окажется колдуном… уууу – он уселся прямо на землю и заревел – я домой хочуууааа, к маааме… я честно–пречестно больше не буду!!! – Он посмотрел на Кохайку полными слез глазами и кулаком вытер покрасневший нос и, с надеждой, неожиданно спросил – А ты… вы… не знаеште, как отсюда выбраться?

Кохайка присела на поваленные бамбуковые ветки, положила транклюкатор на колени, направив молниеметом в сторону всхлипывающего АГ, и погладила, прибежавшего на звук чужого голоса и ставшего в боевую стойку, Тимона.

– Ты сначала свою квитанцию убери! А если начнешь читать что-то непонятное, решу, что колдуешь, сразу прибью! Понял?

– Да-да, конечно, извините! – АГ быстро сложил листочки и спрятал в карман, потом провел пальцем по переносице и неловко заерзал – я это… там очки носил – пояснил он свой нелепый жест и, окончательно стушевавшись, покраснел и замолчал и уставился на свои грязные руки

– Что-то ты совсем не похож на АГ, я его несколько раз встречала – Кохайка непроизвольно потерла свежий шрам от зубов на запястье, – рассказывай, кто ты такой и вообще, что тут делаешь?

– Да я в офисе, менеджером по сбыту… а там интернет безлим.. ну залез я в какую-то игруху, а там форум… ну и начал я там над одним лошком прикалываться, высмеивать каждое его слово. Писать огромные простыни мозговыносящего и искрометного текста, упиваясь своим красноречием. Флудил во всех ветках, гадил по мелочи, троллил… в общем, скучно было… вот… веселился… – АГ снова начал всхлипывать – я ж не знал, что он такой чувствительный… обиделся и… я теперь тут и мне страаашнооо – снова расплакался странный АГ.

– Ну–ну, не реви. – Кохайка порылась в кармане и достала кусочек какой–то почти чистой тряпки, прицепила на конец бамбуковой палочки и брезгливо протянула Администратору – на, утрись, ты же Администратор Годвилля, самый страшный монстр в этом мире, а распустил нюни, как какой–то мюмзик! Давай, успокаивайся, иди умойся в той луже и пойдем в город. Тут Годвилль недалеко, а мне на Арену пора, потом подумаем, что с таким мюмз… хм… Администратором Годвилля делать!

АГ послушно поплелся к луже и стал умываться. Кохайка с тоской посмотрела на недокуренный бамбук, потом плюнула в сторону АГ и стала собирать вещи.

Скоро откроется портал, надо успеть этого мюмз… Администратора в Годвилль завести, а то как-то даже жалко… ну и похвастаться в таверне можно будет, что подружилась с АГ, только главное, что бы его никто не увидел, а то ржать будут.. эх…

– Ну что ты там возишься? Пошли. – Кохайка закинула рюкзак с трофеями на плечо, погладила Тимона и оглянулась на Администратора.

– Я застрял…

– О, Пурга, за что мне это испытание?! – пробормотала невнятно Кохайка, что бы не обидеть Пургу, т.к. она сама ведь вызвалась помогать этому неумехе, который умудрился застрять между бамбуковыми ветками и сейчас беспомощно смотрел на Кохайку. – И что мне с этим делать? Эх… – Кохайка выдернула несчастного из кучки веток и, подталкивая в спину, повела в сторону столицы.

– Мне на Арену надо, время подходит – стала объяснять Кохайка, – Обычно я через портал в Годвилль захожу, но с тобой туда не пролезем, поэтому топай скорее, пока Пурга не смотрит, а то она сразу молнию кинет, а потом только спрашивать будет кто ты такой. – От перспективы получить молнию АГ весь как-то сгорбился и, чуть ли не бегом, рванул за Кохайкой. – Посидишь на трибуне, только вид грозный прими и молись, что бы я победила, а то после поражения сильно нервничаю, могу прибить сгоряча, а так добрая… иногда бываю…

– А потом что?

– Не знаю… что-то придумаем!



На горизонте уже были видны крайние дома столицы и внушительные восточные ворота….

Подойдя к воротам, они увидели толпу босяков с газетами и транспарантами, где было написано: «За неуплату процентов с трофеев, выбитых из героев, Администраторами Годвилля разыскивается Администратор Годвилля. Каждая тушка позволит вам получить свежеотлитый золотой кирпич.»

– Ой, это за мной уже охотятся…– Побледнел АГ и попытался упасть в обморок – мне конец!

– Прекрати истерику! – прошипела Кохайка и успела ухватить его за шиворот и поставить снова на ноги. – Ты же Администратор целого Годвилля, пусть тебя боятся, а не ты! В общем, – Кохайка с сомнением посмотрела на чахленькую фигурку АГ – это престижно и очень грозно… ндя… ну идем, Админ Грозный… – пихнула она его в бок и бодро пошагала вперед, а за ней, семеня ногами и спотыкаясь на каждом шагу, пытаясь поправить несуществующие очки, побрел АГ.

- Итак, тут Арена! – Кохайка торжественно показала на огромные золотые ворота, у которых стояло несколько очень грозных героев. Одни играли мышцами, другие беззаботно курили на индивидуальных комфортных бочках с порохом, пара разноуровневых героев откровенно скучали, ковыряя оружием в зубах, а один вообще мирно пасся на лугу в ожидании соперника.

- Сейчас я получу номерок в очередь на бой, а ты топай вон в ту калитку и садись на левую трибуну, понял?

АГ испуганно глядевший на героев, ожидающих своей очереди, перевел офигевший взгляд на Кохайку, судорожно сглотнул и сипло выдавил – А тебя там точно эти… ну эти – он постарался незаметно кивнуть в сторону героев – не убьют? Ты такая…

– Какая? – с подозрением взглянула на АГ Кохайка

– Ну… хрупкая, а они вон какие амбалы – АГ опять попытался незаметно кивнуть на героев – может не иди, а то я боюсь тут сам оставаться, убьют ведь и продадут тушку… по дешевкеее

– Не реви, а то я сама тебя прибью… безвозмездно! Ты понял куда идти?

– Да, все понял на левую трибуну – прошептал Администратор и поплелся к другим воротам. – Только победи там всех, а то я без тебя… боюсь.

– Да уж постараюсь! – Буркнула Кохайка и направилась к регистратору.

При приближении Кохайки, герои, до этого беззаботные, напряглись, приняли боевые стойки и стали играть бицепсами, стараясь произвести впечатление. Кохайка улыбнулась и показала в ответ свой бицепс, подмигнула сразу сникшим парням и прошла за ворота.

– Ба! Какие люди к нам пожаловали! Да проходи-проходи, зелёнки? – засуетился аренный регистратор – Кохайка, это же надо! Целых три часа прошло с прежней битвы, а ты уже снова тут. Ну давай я тебе без очереди организую, по-дружбе? Как раз твоего уровня вон стоит красавчик какой! Да не тот, с бантиками на ушах. Это, ты не обижайся, но для богатых клиентов, а у тебя, смотрю, трофеев всего три… и в кармане не звенит… так что, вон тот, что с топором… не обижайся, ты лучше меня правила знаешь…

Кохайка, с полуулыбкой на губах, слушала обычный треп регистратора, уже не обращая внимания на его подколы. Ей, по большому счету, было все равно с кем сражаться, с сильным соперником даже веселее. Поэтому, она встала, взяла покрепче свой транклюкатор и пошла к противнику, мимоходом отметив, что над головой привычно зависло огненное облако с ее богиней, что придало уверенности в своих силах.

– Ну что, приветствую на Арене, противник! – Подмигнула она статному красавчику, а потом улыбнулась и мило спросила – А не угостите ли вы симпатичную героиню зелёнкой?

Валет Теней задумчиво почесал в затылке и радостно ответил: – Приветик и тебе, славная Кохайка, угощу от души и зелёнкой и даже корешком! – и он сделал неприличный жест бедрами.

– Какой ты, однако, не жадный парень! – Снова разулыбалась Кохайка и прошлась полукругом по Арене, выбирая сторону поудобнее и не выпуская противника с поля зрения. – Ну что, Валет Теней, вынимай свою цацку – она указала на огромный топор за спиной у противника – и покажи, на что ты способен!

В этот момент ударил гонг, ослепительно вспыхнули прожекторы и взвыли зрители. Кохайка привычно махнула рукой своему сектору фанатов, отчего рев стал оглушающим. Потом шутливо раскланялась и снисходительно подмигнула противнику, в секторе фанатов которого сидело всего несколько старичков и, явно, только потому, что там никто не толкался, можно было спокойно отдохнуть и заодно глянуть на бой.

Противник, не обращая внимания на ребячество Кохайки, спокойно достал огромный топор и также решительно двинулся в атаку. Кохайка легко увернулась от массивного увальня и вдобавок еще и дала ему пенделя, от чего тот потерял равновесие и покатился в оркестровую яму. Не теряя солидности, он быстро оттуда выбрался и снова замахнулся для удара, подняв высоко громадный топор и в этот момент сверху ударила огненная молния, от чего колени у героя подкосились, но топор он не выронил, а только кратко вознес сквозь сжатые зубы очень «убедительную» молитву своему божеству и, мгновением позже, на него упал ослепительный луч и по нему спустилась чаша с волшебным эликсиром, который исцелил героя и снова добавил сил.

Подняв свое грозное оружие, он снова пошел на Кохайку, но грозный окрик остановил героя. Судья указал, что по правилам нельзя два раза подряд нападать и сейчас черед Кохайки.

Перехватив поудобнее в руках транклюкатор и подняв над головой, Кохайка вдруг закружилась на месте, в танце поводя плечами, покачивая бедрами и показывая свои стройные ножки. Валет Теней, открыв от удивления рот, даже забыл – где он находится и, пропустил момент, когда хитрая Кохайка, прыгнула в его сторону, отдавив каблучками его любимую мозоль. Тут же, растеряв всю солидность, он запрыгал на одной ноге, поскуливая от боли.

Кохайка, довольная собой и продолжая в танце громко отбивать стальными каблучками дробь по настилу Арены, утанцевала в свой угол ринга, срывая оглушительные аплодисменты. Она, с ослепительной улыбкой, помахала своим фанатам и тут заметила высунувшегося из тайной ниши, белого от страха, Администратора Годвилля, и сильно разозлилась на недотепу, привлекающего к себе столько ненужного внимания, прибьют ведь охотники. Валет Теней, тоже заметивший в секторе фанатов Кохайки АГ, от возмущения чуть не повредился в уме, решил, что тот будет подсуживать противнице. Но Администратор и сам, почувствовав себя в центре внимания, быстро спрятался.

Вновь раздался оглушающий рев толпы, за которым никто не расслышал яростный гром. Но вот ослепительная огненная молния заставила всех зажмуриться, а стальные каблучки Кохайки превратились в две маленькие лужицы расплавленного металла.

– «Ну, спасибо», Великая! – прорычала Кохайка, оценив размер ущерба и с такой силой сжала транклюкатор, что сломала ноготок, от чего совсем расстроилась и быстро заморгала, стряхивая непрошенную слезу. Как же долго она затачивала каблучки и ноготки, а теперь ни первого ни второго не осталось.

Разозлившись не на шутку, Кохайка закричала, а потом истерично захохотала и яростно отбила атаку противника, не уклоняясь от смертоносного удара, лишь в последнее мгновение транклюкатором отвела топор в сторону, почти не пострадав.

И тут с небес явственно она услышала приказ Пурги: –Не надо, Кохайка, смеяться так звонко, скорее, на голову вылей зелёнку! Приказы не обсуждаются. Быстро выхватив пузырек зелёнки, щедро плеснула себе на голову, наслаждаясь прохладой зелья и чувствуя, как отпускает бешенство и возвращается способность здраво мыслить и анализировать.

Набрав полную грудь воздуха и медленно выпустив его через нос, Кохайка полностью восстановила внутреннюю гармонию и снова пошла в атаку, кокетливо улыбаясь сопернику. Но Валет Теней вдруг сам подмигнул и улыбнулся в ответ, а на его щеках заиграли такие очаровательные ямочки, что от неожиданности Кохайка опешила и смутилась и, зажмурившись, со всей силы врезала транклюкатором куда попало.

Открыв глаза, она начала оглядываться в поисках Валета, но его нигде не было видно. – Хм… сбежал??? Не такой он и грозный оказался!!! – победно закричала Кохайка и приготовилась уже гордо уходить с Арены, как неожиданно сзади на нее накинули черное покрывало. Попытавшись выкрутиться, она присела и начала бороться, но покрывало было таким плотным, а сдерживающие её объятия такими крепкими, что уже не хватало воздуха. Собрав всю свою волю, Кохайка не дала себе потерять сознание и из последних сил лягнула противника, случайно попав снова на его любимую мозоль. Хватка ослабла и она вывалилась из покрывала на ринг, жадно хватая воздух.

Валет Теней, сделав свое темное дело и снова получив по больному месту, взвыл от бешенства и попытался добить оглушенную Кохайку тяжелым топором. Но, не рассчитав силу замаха и тяжесть топора, не удержал равновесия на одной ноге и упал на спину.

Все еще судорожно хватая ртом воздух, Кохайка с трудом полезла по канатам вверх, стараясь убраться подальше от соперника и отдышаться. Сил почти не осталось, ослабевшие руки разжались и выпустили канат. Кохайка всем телом грохнулась на поднимающегося Валета Теней. Тот сначала хотел скинуть с себя противницу, но вдруг нахально ухмыльнулся и прижал оглушенную Кохайку к себе, не давая подняться на ноги и теряя в борьбе последние силы.

Подоспевший судья оценил здоровье обоих противников с помощью двух почти пустых волшебных колбочек, а потом громко объявил, что победителем признается Кохайка. Приняв торжественную позу, он попытался вручить победителю золотой кирпич и ставку Валета Теней, но взглянув на обессиленных соперников, которые все еще лежали на ринге, вцепившись друг в друга, положил призы назад на поднос и устало кивнул крепким санитарам. Те, привыкшие ко всему на ринге и повидавшие и не такое на своем веку, быстро погрузили соперников на носилки и, под радостный рев толпы, вынесли с Арены, освобождая место для следующих дуэлянтов.

Продолжение, возможно, будет))

Продолжение: богОгненная Пурга