Домольвёнок — различия между версиями

Материал из Энциклобогии
Перейти к: навигация, поиск
(Шокирщая история появления)
(заменено изображение, снята плашка "в работе")
Строка 1: Строка 1:
{{in progress|создание статьи приурочено к семилетию гильдии "дом семи ветров", чьим тотемным монстром является домольвенок. Ожидается появление нового изображения на замену текущему.}}
 
  
  
 
{{Монстры
 
{{Монстры
 
| имя        = {{PAGENAME}}
 
| имя        = {{PAGENAME}}
| изображение = Domolvenok by LEM.jpg{{!}}350px
+
| изображение = Домольвёнок by Лиира.png {{!}}350px
| подпись    = вид с облака бога {{god|ЛЕМ}}  
+
| подпись    = вид с облака бога {{god|Лиира}}  
| описание    = На вкус и цвет герои разные
+
| описание    = В детском возрасте грива практически отсутствует. Поэтому  для устрашения монстр часто использует любые подручные средства, например веник
 
| трофей      =  
 
| трофей      =  
 
| приручаем с(уровень героя) =
 
| приручаем с(уровень героя) =

Версия 15:23, 10 сентября 2015

Монстр
Домольвёнок
Домольвёнок by Лиира.png
вид с облака бога богЛиира
Тотем гильдиидом семи ветров
ОписаниеВ детском возрасте грива практически отсутствует. Поэтому для устрашения монстр часто использует любые подручные средства, например веник
« Мою судьбу предрешил злой рок! Моё имя. Я Домольвёнок! Кто так придумал меня назвать?
богNosfa из цикла «Ночное рандеву у холодильника»
»


Описание

О Домольвёнке с полной уверенностью можно сказать одно. Это монстр. Всё остальное зависит от многих факторов: степени трезвости наблюдателя, особенностей освещения, времени суток, угла расположения монстра к линии горизонта и многого другого. Словом, одни описывают его как могучего льва в короне, другие видят голову с гривой, непонятно как держащуюся на тоненькой шейке и тщедушном тельце, одетом в лохмотья и перепачканном сажей…

Шокирующая история появления

Осторожно! Раздел не рекомендован к чтению лицам с чрезмерно развитым воображением! Читая далее, вы принимаете на себя ответственность за все возможные последствия!

Однажды в окрестностях Пивнотауна стали таинственным образом пропадать герои. Гневные гласы реяли с облаков в том районе чаще обычного, погода испортилась, участились божественные грозы. А герои всё пропадали и пропадали. И никто не мог объяснить причины, пока однажды, тёмной-тёмной ночью, в таверну Еретиченска не приполз полуживой герой и не поведал страшные подробности.

Оказалось, что на местных дорогах установлены сложные технические приспособления, отдаленно похожие на телепортационные площадки. При попадании героя в такое устройство происходит моментальное перемещение в пространстве прямо в клетку, находящуюся у мрачного тёмного алтаря. Над алтарём расположен помост, на помосте трон, а на троне восседает страшное чудовище. С головою льва, с телом героя, в тряпичном обмундировании. Над троном огненная надпись пылает: «Домольвёнок», а такие же монстры размером ему прислуживают. Монстр пьет геройскую кровь, а мозгами закусывает. Отсекает когтем голову, щелкает её, как орех, и поедает. С учётом того, что факт наличия мозга у некоторых героев ещё не полностью доказан, чтобы насытиться, монстру их нужно большое количество, вследствие чего ловушки устанавливаются не одиночно, а целыми скоплениями. Когда главный Домольвёнок насытится, он меняется местами с другим, самым голодным, и всё начинается заново.

Открытие страшной правды помогло справиться с напастью: со временем герои научились те ловушки обнаруживать и обходить, и пришлось полчищу Домольвят отправиться в поля, охотиться самостоятельно. Охота проходила с переменным успехом, потому что многие герои выработали эффективные методы борьбы со страшным монстром. Оказалось, что в ближнем бою Домольвёнок несостоятелен. Огромная, относительно тела, голова держалась на тоненькой шее и сворачивалась на раз-два, просто шея была скрыта солидной гривой, поэтому мало кто догадывался об этой особенности монстра. Кто не догадывался – становился обедом.

Происхождение монстра

Легенда жителей Южных островов

В саванне, охватывающей со всех сторон Пустыню Плацебо, жил был лев. И лев был прав. Всегда. Окончательно и бесповоротно. Ну, он так считал, до какого-то момента. А мнение остальных его совершенно не интересовало. Вот, бывало, проснется он на закате, в подступающих сумерках, потянется по-кошачьи грациозно, выпустит когти, пошкрябает землю и скажет себе: «А я сегодня на охоту ни-пай-ду!». И ведь действительно не шёл. Вот насколько прав был лев, как сказал, так и сделал. Но, голод, как известно, не тётка, и этот самый голод брал своё. А поскольку на охоту решено было не ходить, отправлялся лев в такие дни на рыбалку. Надо сказать, что рыбачить лев не любил, уж больно мокрое это было дело, а лев, как и все кошачьи, воду недолюбливал. Но раз он решил — на рыбалку, значит на рыбалку. И шёл лев к Морю Продуктов, хоть и знал, что в отдельных тёмных областях бытует мнение, будто никаких морей в Годвилле отродясь не было. Но лев был прав, поэтому без колебаний отправлялся к морю, усаживался у кромки прибоя и ждал рыбу. И всегда дожидался. Каждый день приплывали рыбацкие ковчеги, возвращающиеся с промысла, и добрые селяне из находящегося неподалёку Храмовища, подкармливали лёву рыбой.

Шло время, лев совсем отказался от охоты, обленился, и совсем перестал уходить с пляжа, пока один зажиточный селянин не решился надеть на него ошейник и не привел к себе домой. Так лев и стал домашним. Жил лев, не тужил, ни в чём себе не отказывая, пока однажды, играя с клубком ниток, словно котенок, не оказался за печкой, где и познакомился с домовым. Домовой сидел на маленькой табуреточке склонившись над сундучком и пересчитывал свое добро. Вид он имел взъерошенно-опрятный, копна соломенных волос торчала в разные стороны, в то время, как лапоточки сверкали свежим лыком, холщовые штаны и ватничек, подпоясанный красным кушаком, были аккуратно отглажены и сияли чистотой. Сразу было видно, что хозяин аккуратен и следит за собой, правда не полностью.

Домовые, как известно, существа магические и вторжений на свою территорию не любят, к тому-же домовёнок сильно испугался неожиданного появления льва. Ну и колданул. Вспышка озарила запечное пространство, дом дрогнул, из печки посыпались слабо державшиеся кирпичи. Колдунство вышло сильным, но неудачным. И явило миру нового монстра, маленького домового с непропорционально большой головой льва. А поскольку мозги у монстра остались львиные, колдануть обратно было уже просто некому.

Поначалу продолжал Домольвёнок жить за печкой, вылезая поесть рыбки. Но тело-то оставалось от домового и отказывалось принимать подобную диету. Пришлось Домольвёнку искать с самим собой компромисс. Вот и отправился он бродить по Годвиллю, в поисках приемлемой еды. А поскольку лев был прав, то нашёл. Героятинка очень монстру по вкусу пришлась. И хоть голова у Домольвёнка была львиная, но тело-то осталось от домового, какого-никакого, а мага. И хоть голова всю магию забыла, но руки помнили. И вспомнили. Для начала — самоклонирование. А потом ещё много чего, по мелочи.

Легенда, бытующая среди монстров

— Сова, открывай, медведь пришел!

Ведьмежонок забарабанил когтистой лапой по крепкой двери, сделанной из реликтовой древесины, произраставших в некогда раскидистом разумном лесу ценных пород деревьев. Всем известно, что Сова слыла среди героев интеллектуалкой, отличницей, комсомолкой и вообще завсегдательницей пантеонов. Поэтому и всё убранство ее дома, и даже входная дверь представляли из себя образец практичности, рациональности с достаточной долькой шика и стиля. Ведьмежонок не впервые приходил к Сове. Как уже было сказано, она была очень умна, а монстры, как известно, грамоте не обучены. Однажды волею судеб он был поставлен в безвыходную ситуацию: продолжение спокойного ночного сна резко встало под угрозу — недавно учрежденная служба сборщиков податей под протекцией самого бога монстров затребовала с косолапого «декларацию о полученных доходах, в том числе от сражений с героями, а также полученных из иных источников, в том числе от процентов подземных сбережений». Ну и как тут заполнять? Какие-то галочки, клеточки, и — о ужас — скобочки! Грустно шагая по дороге, он готов был от безысходности уже наложить на себя лапы, однако так и не решил, какую лапу накладывать первой, да и передумал. Тут, как мимолетное видение, явилась она. Мило поприветствовав мохнатого увесистым лещом прямо по монстрячей морде, она собралась уже было начать снимать с него живьем шкуру, однако заглянув в глаза зверюге увидела там боль и отчаяние. Впервые в своей геройской жизни она решила пощадить встречного монстра. А дальше — любезно протянутая зелёнка, обмен рукопожатий — и вот новые знакомые уже сидели под раскидистым пнем, оставшимся от некогда величественного дерева гофер и жевали гемутаген.

— А еще я на машинке вышивать умею, — сказала напоследок она, — и это, как его, писать и читать!

Ведьмежонок понял — это настоящий подарок судьбы. Пара росчерков красивым каллиграфическим почерком Совы — и бумага готова была к предоставлению этим проклятым супостатам, чтоб они подавились ею!

Так дружба и пошла. И всё бы хорошо, но Ведьмежонок в силу своей монстрячей природной наглости взял за привычку заявляться в любом состоянии к Сове и уже привычно изливать ей душу. А потом они пили зелёный травяной чай и закусывали традиционно принесенной плиткой зелёнки со вкусом йода. Так случилось и в этот раз. Уже в предвкушении интересной беседы Ведьмежонок продолжал барабанить по двери, однако никто не открывал. Наконец внутри послышались лёгкие шаги. Ключ щёлкнул в замке, дверь распахнулась и косолапый собрался было по привычке оттоптать подруге ноги, однако на пороге стояла совсем не она. Вернее не так. В тапочках Совы и ее же банном халате, сжимая одной рукой кружку крепкого кофе перед Ведьмежонком стоял… А кто он собственно? Роскошная грива, накачанный торс, традиционно львиный экстерьер — решительно, его место среди царей, а не монстров!

— Ну? И что мы тут долбимся? Голову давно не откусывали?

— Эмм, покорнейше прошу меня извинить, — при виде льва Ведьмежонок с перепугу вспомнил хорошие манеры. — Мне бы Сову увидеть… пожалуйста…

— Кого? А, эту, которая думала что она тут самая умная? Так, как бы тебе понятнее объяснить, — лев поковырялся острым когтем, вытаскивая кусочки застрявшего среди зубов мяса, — короче нету ее. А коль ты ещё тут постоишь пару минут, то и тебя не будет. Так скажем, отправишься вслед за ней. Всё ясно? Теперь я тут хозяин и это мой дом!

Дверь захлопнулась перед оторопевшим Ведьмежонком. Понимая, что подругу уже не вернуть, он решился на отчаянный поступок. Подобрав валяющуюся в пыли табличку, которую Сова рисовала на заказ уже четвёртую или пятую неделю, он нацарапал ниже так и недописанного «Посторонним В.» несколько слов. «Здесь живет Домольвёнок! Остерегайся всяк сюда приходящий!»