Гриф Секретности — различия между версиями

Материал из Энциклобогии
Перейти к: навигация, поиск
м (Этнобиопсихосоциология)
Строка 12: Строка 12:
 
Все чувства и мечты свои!<br />
 
Все чувства и мечты свои!<br />
 
(Ф.И. Тютчев, Silentium!)}}
 
(Ф.И. Тютчев, Silentium!)}}
…Над седым Разминным Полем гордо реет двумерный монохромный объект, отдалённо напоминающий стилизованное изображение хищной птицы с раскинутыми крыльями и растопыренными когтями. Поскольку объект практически невесом, восходящие потоки поднимают его на немыслимую высоту, так что заметить его непросто — а надо бы. И если вам это всё-таки удалось, настоятельно рекомендуем пореже делать записи в дневнике, отложить до завтра Летопись, и главное — спрятать подальше Газету, трофейные инкунабулы, рекламные брошюры и любые другие образцы печатного слова. Стоит объекту заметить читающего путника (а зрение у него — дай Рандом каждому!) — свернувшись в трубочку, он со свистом ринется в атаку, и придется вам свести тесное и весьма неприятное знакомство с жестоким и безжалостным '''Грифом Секретности'''.
+
…Над седым [[Разминное Поле|Разминным Полем]] гордо реет двумерный монохромный [[Монстры|объект]], отдалённо напоминающий стилизованное изображение хищной птицы с раскинутыми крыльями и растопыренными когтями. Поскольку объект практически невесом, восходящие потоки поднимают его на немыслимую высоту, так что заметить его непросто — а надо бы. И если вам это всё-таки удалось, настоятельно рекомендуем пореже делать записи в [[Дневник героя|Дневнике]], отложить до завтра [[Летопись героя|Летопись]], и главное — спрятать подальше [[Годвилль Сегодня|Газету]], [[Трофей|трофейные]] инкунабулы, рекламные брошюры и любые другие образцы печатного слова. Стоит объекту заметить читающего путника (а зрение у него — дай [[Рандом]] каждому!) — свернувшись в трубочку, он со свистом ринется в атаку, и придется вам свести тесное и весьма неприятное знакомство с жестоким и безжалостным '''Грифом Секретности'''.
  
 
== История ==
 
== История ==
Во времена оные жил да был в Еретиченске один добрый волшебник. Были у волшебника серая шляпа, длинная седая борода и тринадцать верных гномов. А еще знал тот волшебник 333 способа нанесения добра, да кабы не вдвое больше методов причинения пользы. И оттого жил он счастливо, но очень уж долго, а потому и дожился со временем до рассеянного склероза. Тогда охватила волшебника положенная в таких случаях депрессия, помноженная на клиническое слабоумие, и задумался он всуе: как бы так устроить, чтобы секреты свои наследнику передать, да не какому попало, а достойному среди достойных? И воссел волшебник за дубовый стол, и записал все способы и методы на самонаилучшем пергаменте, в толстую кожу переплел и медной защелкой припечатал, а чтобы всякие там любопытные свой нос зря в Книгу Добра не совали — наколдовал он на шмуцтитуле птицу рисованую, волшебную, грозную. Дал он этой птице строгий наказ: если кто, не зная слова тайного, заветного, книгу откроет — драть того когтем да клювом клевать без прощения, чтобы одним любопытным носом на свете меньше стало! Потом спрятал волшебник книгу в мешок заплечный, свистнул верных гномов, да и отправился по Годвиллю странствовать, достойного искать, [[Квесты|миссии раздавать]], встречного-поперечного на вшивость проверять. Так, сказывают, и [[Квестогоны Годвилля|ищет до сих пор]], да всё зря. И не потому зря, что требования у него завышенные, и сроду ему под экие требования достойного не найти (хотя, конечно же, не найти). И не потому зря, что слово заветное он уж и сам давным-давно позабыл (хотя, конечно же, позабыл). А потому зря, что проходил он как-то раз мимо Фонтана Живой Еды, да по рассеянности ту самую Книгу в фонтан и выронил. Еда в фонтане — она на то и живая, ей тоже кушать хочется. Накинулась еда на книжицу, да и сожрала ее вместе с корками. Одна птица нарисованная, по волшебной силе своей, цела осталась, только силушки богатырской от живой еды понабралась, да ещё размерами против прежнего вдесятеро вымахала. Взмахнула птица-гриф нарисованными крыльями, да и улетела невесть куда. Это всё присказка, а впереди не сказка, а быль, да чем дальше, тем страшнее.
+
Во времена оные жил да был в [[Еретиченск]]е один добрый волшебник. Были у волшебника серая шляпа, длинная седая борода и тринадцать верных [[Гном Небесный|гномов]]. А еще знал тот волшебник 333 способа [[Сделать хорошо|причинения добра]], да кабы не вдвое больше методов нанесения пользы. И оттого жил он счастливо, но очень уж долго, а потому и дожился со временем до рассеянного склероза. Тогда охватила волшебника положенная в таких случаях депрессия, помноженная на [[Тупае|клиническое слабоумие]], и задумался он всуе: как бы так устроить, чтобы секреты свои наследнику передать, да не какому попало, а [[Герой|достойному среди достойных]]? И воссел волшебник за дубовый стол, и записал все способы и методы на самонаилучшем пергаменте, в толстую кожу переплел и медной защелкой припечатал, а чтобы всякие там любопытные свой нос зря в Книгу Добра не совали — наколдовал он на шмуцтитуле птицу рисованую, волшебную, грозную. Дал он этой птице [[Сделать плохо|строгий наказ]]: если кто, не зная слова тайного, заветного, книгу откроет — драть того когтем да клювом клевать без прощения, чтобы одним любопытным носом на свете меньше стало! Потом спрятал волшебник книгу в мешок заплечный, свистнул верных гномов, да и отправился по [[Годвилль (игра)|Годвиллю]] странствовать, достойного искать, [[Квесты|миссии раздавать]], встречного-поперечного на вшивость проверять. Так, сказывают, и [[Квестогоны Годвилля|ищет до сих пор]], да всё зря. И не потому зря, что требования у него завышенные, и сроду ему под экие требования достойного не найти (хотя, конечно же, не найти). И не потому зря, что слово заветное он уж и сам давным-давно позабыл (хотя, конечно же, позабыл). А потому зря, что проходил он как-то раз мимо [[Фонтан Живой Еды|Фонтана Живой Еды]], да по рассеянности ту самую Книгу в фонтан и выронил. Еда в фонтане — она на то и живая, ей тоже кушать хочется. Накинулась еда на книжицу, да и сожрала ее вместе с корками. Одна птица нарисованная, по волшебной силе своей, цела осталась, только силушки богатырской от живой еды понабралась, да ещё размерами против прежнего вдесятеро вымахала. Взмахнула птица-гриф нарисованными крыльями, да и улетела невесть куда. Это всё присказка, а впереди не сказка, а быль, да чем дальше, тем страшнее.
  
 
== Этнобиопсихосоциология ==
 
== Этнобиопсихосоциология ==
Главная проблема в общении с Грифом Серетности заключается в том, что это плоское создание лишено даже намека на интеллект. Голые рефлексы — и в нагрузку тупое и некритичное выподнение той единственной команды, которую Гриф заучил сам и передал по наследству своим потомкам. Было приказано охранять записанные знания от профанов — вот он и охраняет. И фигня война, что знаний тех уже и в помине не осталось. Записано, тем паче напечатано? Значит, знания. Если есть знания, значит их нужно охранять. От любого, кто не знает заветного слова. А его уже полторы тысячи лет как вообще никто не знает.
+
Главная проблема в общении с Грифом Серетности заключается в том, что это плоское создание лишено даже намека на интеллект. Голые рефлексы — и в нагрузку тупое и некритичное выподнение той единственной команды, которую Гриф заучил сам и передал по наследству своим потомкам. Было приказано охранять записанные знания от [[Школьник|профанов]] — вот он и охраняет. И фигня война, что знаний тех уже и в помине не осталось. Записано, тем паче напечатано? Значит, знания. Если есть знания, значит их нужно охранять. От любого, кто не знает заветного слова. А его уже полторы тысячи лет как вообще никто не знает.
 
[[Файл:Гриф-последствия.jpg|350px|thumb|left|Последствия нападения Грифа Cекретности. Из архивов городской клиники Годвилля.]]
 
[[Файл:Гриф-последствия.jpg|350px|thumb|left|Последствия нападения Грифа Cекретности. Из архивов городской клиники Годвилля.]]
  
При этом не следует думать, что Гриф — соперник неопасный. Полагаем, любому, кто периодически имет дело с бумагой, хотя бы раз случалось порезаться краем листа. А теперь представьте себе, что этот лист несопоставимо тоньше бумажного — и, соответственно, острее любой бритвы. А ещё — что этот лист живой, причем настроен агрессивно, движется быстро и то и дело поворачивается к вам профилем, когда он практически невидим. Г. С. моментально покрывает противника множественными порезами, да еще и доспехи портит, зараза. При этом его собственная тенеподобная плоть обладает неожиданно прочной структурой, а жизненно важных органов в нём не больше, чем мозгов.
+
При этом не следует думать, что Гриф — соперник неопасный. Полагаем, любому, кто периодически имеет дело с бумагой, хотя бы раз случалось порезаться краем листа. А теперь представьте себе, что этот лист несопоставимо тоньше бумажного — и, соответственно, острее любой бритвы. А ещё — что этот лист живой, причем настроен агрессивно, движется быстро и то и дело поворачивается к вам профилем, когда он практически невидим. Г. С. моментально покрывает противника множественными порезами, да еще и [[Снаряжение|доспехи]] портит, зараза. При этом его собственная тенеподобная плоть обладает неожиданно прочной структурой, а жизненно важных органов в нём не больше, чем мозгов.
  
Конечно, есть способ избавиться от Грифа с минимальными потерями: достаточно демонстративно отбросить в сторону треклятую книжицу, из-за которой он на вас набросился, и как можно скорее бежать, прикрывая нос обеими руками. Поскольку Гриф помнит только то, что связано с изначальной целью его существования, то вас он забудет немедленно после исчезновения непосредственного раздражителя, так что ущерб ограничится потерянным трофеем, несколькими кровавыми царапинами и чувствительным пинком по ЧСВ. Но даже и это спасает не всегда.
+
Конечно, есть способ избавиться от Грифа с минимальными потерями: достаточно демонстративно отбросить в сторону треклятую книжицу, из-за которой он на вас набросился, и как можно скорее бежать, прикрывая нос обеими руками. Поскольку Гриф помнит только то, что связано с изначальной целью его существования, то вас он забудет немедленно после исчезновения непосредственного раздражителя, так что ущерб ограничится потерянным трофеем, несколькими кровавыми царапинами и чувствительным пинком по [[ЧСВ]]. Но даже и это [[Судьба-Злодейка|спасает не всегда]].
  
Особенно неприятной может стать встреча с Грифом Секретности в период размножения (ориентировочно с мая по июль). Желание размножиться нападает на грифа совершенно непредсказуемо, и в этом случае он атакует любое живое существо, у которого обнаруживаются достаточно большие открытые поверхности кожи. Чаще всего, конечно, достается Злонам, полуголым варварам и тому подобным существам, лишенным волосяного покрова, но опасности подвергается и, к примеру, героиня, щеголяющая бронелифчиком. Плотно прилегая к коже, Гриф начинает вгрызаться в нее всей поверхностью, причем отодрать его совершенно нереально ввиду нулевой толщины: единственный способ — немедленно, пока не впиталась краска, срезать гада вместе с кожей. Поглощая плоть носителя, рисунок-паразит время от времени выбрасывает в пространство свои миниатюрные копии, общим числом до десятка, после чего бросает обессилевшую жертву, украшенную кровоточащим шрамом в виде раскинутых крыльев.
+
Особенно неприятной может стать встреча с Грифом Секретности в период размножения (ориентировочно с мая по июль). Желание размножиться нападает на грифа совершенно непредсказуемо, и в этом случае он атакует любое живое существо, у которого обнаруживаются достаточно большие открытые поверхности кожи. Чаще всего, конечно, достается [[Злон]]ам, полуголым [[Энциклонг|варварам]] и тому подобным существам, лишенным волосяного покрова, но опасности подвергается и, к примеру, [[Героиня]], щеголяющая бронелифчиком. Плотно прилегая к коже, Гриф начинает вгрызаться в нее всей поверхностью, причем отодрать его совершенно нереально ввиду нулевой толщины: единственный способ — немедленно, пока не впиталась краска, срезать гада вместе с кожей. Поглощая плоть носителя, рисунок-паразит время от времени выбрасывает в пространство свои миниатюрные копии, общим числом до десятка, после чего бросает обессилевшую жертву, украшенную кровоточащим шрамом в виде раскинутых крыльев.
  
 
== Рекомендуемая тактика ==
 
== Рекомендуемая тактика ==
 +
Во-первых, голые плечи, голые ноги и бриллианты в пупке — это в самый раз для карнавала «в брутальном». Ну и шоколадный загар лучше нагуливать на городских пляжах. А в чистом поле ваш девиз — ни сантиметра открытого тела врагу! Даже шлем лучше выбирать с забралом. Плевать, что обзор сокращается, зато морда лица целее будет. Во-вторых, не забывайте чистить, полировать и смазывать снаряжение. Ничто не сбивает Грифа с толку лучше, чем солнечный зайчик в нарисованные буркалы. Ну и в-третьих, потренируйтесь в скоростном поджигательстве. Гриф Секретности состоит по преимуществу из засохшей краски, а потому неплохо горит, так что главная проблема — успеть поджечь его в пылу схватки.
 +
 +
В общем, любая проблема разрешима, если внимательно читать [[Энциклобогия|Энциклобогию]]. Только не на открытом воздухе.
  
 
== Интересные факты ==
 
== Интересные факты ==
 +
*

Версия 08:23, 26 июля 2013

75px-WrenchTF2.png Страница находится в процессе разработки.
Один из участников Энциклобогии уже взялся за написание этой статьи.
Уже горит, уже кипит...
Если вам есть, что добавить по этой теме, милости просим в обсуждение.
Монстр
Гриф Секретности
Гриф Секретности.jpg
Трофейневскрываемый пакет
«

Молчи, скрывайся и таи
Все чувства и мечты свои!
(Ф.И. Тютчев, Silentium!)

»

…Над седым Разминным Полем гордо реет двумерный монохромный объект, отдалённо напоминающий стилизованное изображение хищной птицы с раскинутыми крыльями и растопыренными когтями. Поскольку объект практически невесом, восходящие потоки поднимают его на немыслимую высоту, так что заметить его непросто — а надо бы. И если вам это всё-таки удалось, настоятельно рекомендуем пореже делать записи в Дневнике, отложить до завтра Летопись, и главное — спрятать подальше Газету, трофейные инкунабулы, рекламные брошюры и любые другие образцы печатного слова. Стоит объекту заметить читающего путника (а зрение у него — дай Рандом каждому!) — свернувшись в трубочку, он со свистом ринется в атаку, и придется вам свести тесное и весьма неприятное знакомство с жестоким и безжалостным Грифом Секретности.

История

Во времена оные жил да был в Еретиченске один добрый волшебник. Были у волшебника серая шляпа, длинная седая борода и тринадцать верных гномов. А еще знал тот волшебник 333 способа причинения добра, да кабы не вдвое больше методов нанесения пользы. И оттого жил он счастливо, но очень уж долго, а потому и дожился со временем до рассеянного склероза. Тогда охватила волшебника положенная в таких случаях депрессия, помноженная на клиническое слабоумие, и задумался он всуе: как бы так устроить, чтобы секреты свои наследнику передать, да не какому попало, а достойному среди достойных? И воссел волшебник за дубовый стол, и записал все способы и методы на самонаилучшем пергаменте, в толстую кожу переплел и медной защелкой припечатал, а чтобы всякие там любопытные свой нос зря в Книгу Добра не совали — наколдовал он на шмуцтитуле птицу рисованую, волшебную, грозную. Дал он этой птице строгий наказ: если кто, не зная слова тайного, заветного, книгу откроет — драть того когтем да клювом клевать без прощения, чтобы одним любопытным носом на свете меньше стало! Потом спрятал волшебник книгу в мешок заплечный, свистнул верных гномов, да и отправился по Годвиллю странствовать, достойного искать, миссии раздавать, встречного-поперечного на вшивость проверять. Так, сказывают, и ищет до сих пор, да всё зря. И не потому зря, что требования у него завышенные, и сроду ему под экие требования достойного не найти (хотя, конечно же, не найти). И не потому зря, что слово заветное он уж и сам давным-давно позабыл (хотя, конечно же, позабыл). А потому зря, что проходил он как-то раз мимо Фонтана Живой Еды, да по рассеянности ту самую Книгу в фонтан и выронил. Еда в фонтане — она на то и живая, ей тоже кушать хочется. Накинулась еда на книжицу, да и сожрала ее вместе с корками. Одна птица нарисованная, по волшебной силе своей, цела осталась, только силушки богатырской от живой еды понабралась, да ещё размерами против прежнего вдесятеро вымахала. Взмахнула птица-гриф нарисованными крыльями, да и улетела невесть куда. Это всё присказка, а впереди не сказка, а быль, да чем дальше, тем страшнее.

Этнобиопсихосоциология

Главная проблема в общении с Грифом Серетности заключается в том, что это плоское создание лишено даже намека на интеллект. Голые рефлексы — и в нагрузку тупое и некритичное выподнение той единственной команды, которую Гриф заучил сам и передал по наследству своим потомкам. Было приказано охранять записанные знания от профанов — вот он и охраняет. И фигня война, что знаний тех уже и в помине не осталось. Записано, тем паче напечатано? Значит, знания. Если есть знания, значит их нужно охранять. От любого, кто не знает заветного слова. А его уже полторы тысячи лет как вообще никто не знает.

Файл:Гриф-последствия.jpg
Последствия нападения Грифа Cекретности. Из архивов городской клиники Годвилля.

При этом не следует думать, что Гриф — соперник неопасный. Полагаем, любому, кто периодически имеет дело с бумагой, хотя бы раз случалось порезаться краем листа. А теперь представьте себе, что этот лист несопоставимо тоньше бумажного — и, соответственно, острее любой бритвы. А ещё — что этот лист живой, причем настроен агрессивно, движется быстро и то и дело поворачивается к вам профилем, когда он практически невидим. Г. С. моментально покрывает противника множественными порезами, да еще и доспехи портит, зараза. При этом его собственная тенеподобная плоть обладает неожиданно прочной структурой, а жизненно важных органов в нём не больше, чем мозгов.

Конечно, есть способ избавиться от Грифа с минимальными потерями: достаточно демонстративно отбросить в сторону треклятую книжицу, из-за которой он на вас набросился, и как можно скорее бежать, прикрывая нос обеими руками. Поскольку Гриф помнит только то, что связано с изначальной целью его существования, то вас он забудет немедленно после исчезновения непосредственного раздражителя, так что ущерб ограничится потерянным трофеем, несколькими кровавыми царапинами и чувствительным пинком по ЧСВ. Но даже и это спасает не всегда.

Особенно неприятной может стать встреча с Грифом Секретности в период размножения (ориентировочно с мая по июль). Желание размножиться нападает на грифа совершенно непредсказуемо, и в этом случае он атакует любое живое существо, у которого обнаруживаются достаточно большие открытые поверхности кожи. Чаще всего, конечно, достается Злонам, полуголым варварам и тому подобным существам, лишенным волосяного покрова, но опасности подвергается и, к примеру, Героиня, щеголяющая бронелифчиком. Плотно прилегая к коже, Гриф начинает вгрызаться в нее всей поверхностью, причем отодрать его совершенно нереально ввиду нулевой толщины: единственный способ — немедленно, пока не впиталась краска, срезать гада вместе с кожей. Поглощая плоть носителя, рисунок-паразит время от времени выбрасывает в пространство свои миниатюрные копии, общим числом до десятка, после чего бросает обессилевшую жертву, украшенную кровоточащим шрамом в виде раскинутых крыльев.

Рекомендуемая тактика

Во-первых, голые плечи, голые ноги и бриллианты в пупке — это в самый раз для карнавала «в брутальном». Ну и шоколадный загар лучше нагуливать на городских пляжах. А в чистом поле ваш девиз — ни сантиметра открытого тела врагу! Даже шлем лучше выбирать с забралом. Плевать, что обзор сокращается, зато морда лица целее будет. Во-вторых, не забывайте чистить, полировать и смазывать снаряжение. Ничто не сбивает Грифа с толку лучше, чем солнечный зайчик в нарисованные буркалы. Ну и в-третьих, потренируйтесь в скоростном поджигательстве. Гриф Секретности состоит по преимуществу из засохшей краски, а потому неплохо горит, так что главная проблема — успеть поджечь его в пылу схватки.

В общем, любая проблема разрешима, если внимательно читать Энциклобогию. Только не на открытом воздухе.

Интересные факты