Страшный Сад

Материал из Энциклобогии
Перейти к: навигация, поиск
« Здесь лапы у елей дрожат на весу,
Здесь птицы щебечут тревожно.
Живёшь в заколдованном диком лесу,
Откуда уйти невозможно.
»


« Ель — ценное плодовое дерево, поставщик геройских шишек. »


Страшный Сад by богРигвен

Проходящие мимо этой локации герои могут не заметить почти ничего странного. Ну стоит зеленая изгородь из тесно сросшихся старых тисовых луков, ну пустуют гранитные пещеры — обиталища доисторических героев; слегка чавкает трясина, да из глубины торфяных болот раздаются разнообразные звуки прогуливающихся существ — ничего особенного для Годвилля вроде бы и нет. Поэтому изредка герои туда попадают — кто влекомый желанием поймать (и раздавить) мотылька, кто — покормить питомца, а кто-то просто в поисках овсянки на завтрак. И многие пропадают — ведь войти туда просто, но выйти почти невозможно, столь кривы аллейки Страшного Сада, вольготно раскинувшиеся по изогнутой плоскости Годвилля на окраинах СКНЯжества.


Когда-то давно СКНЯзь издал указ о вырубке всего Страшного Сада на дрова с целью сделать его Нескучным, а в нём построить сразу тренировочную базу, госпиталь, райские кущи или что-то подобное. Прикинув объём работы, жители решили отдать её на аутсорс Ржавым Титановым Дровосекам. Строй металлических рубак вошёл в зелёную чащу… Назад не вернулся никто. Вторая попытка окончилась ещё печальнее — нанятая лишь от забора и до обеда моторизованная дивизия Хентайных Экскаваторов будто бы растворилась в лесу. Несколько дней из глубин Страшного Сада доносились стоны, крики и чавканье с прихрюкиванием. К концу рабочей недели из лесу вернулся лишь один. С перекошенными фарами, слипшимися гусеницами и почти потерявший дар речи, Хентайный Экскаватор умер на границе локации, бормоча про садизм, морковь и какие-то крылатые качели-карусели. С той поры попытки окультурить Страшный Сад прекратились.


Администраторы Годвилля поговаривают, что в центре Страшного Сада, окружённый вековечным лесом (со своими эльфами и сильмариллами), стоит самый обыкновенный домик, к которому притулилась собачья будка на курьих ножках, а перед крылечком поскрипывают ржавые качели с лежащей на прогнившей доске куклой. Если внимательно приглядеться к этому непроходимому лесу, то можно увидеть, что это — всего лишь сад, которого давно не касалась рука заботливого садовника. На полянах и сейчас встречаются прижимающиеся к земле под тяжестью плодов яблони раздора и тронутые сединой груши разумные, спелые сливы готовы переселиться на нос драчуна или пьяницы, а шишки на елях вздуваются и наливаются кровью. Иногда по вечерам на придомовую территорию вбегают Спецназгулы, выпалывают деревья белого цвета и, радостно хохоча, пририсовавывают очередную красную звёздочку на дверях домика. И кажется, что вот-вот из домика выйдет его обитатель — Садист-огородник. Тяжело вздыхая, он постучит по будочке, откуда выходит его верный друг — Тряпочный Тузик. Надев на Тузика сбрую из много раз порванной грелки и взяв мешок с семенами анархии, они выйдут на свою тяжёлую работу — сеять разумное, доброе и вечное. Окончив же труды и отпустив скотинку на вольный выпас в ближайшее село, Садист-Огородник достанет сачок и со словами «Вечно эта буза и беготня» пойдёт ловить бабочек, порхающих над трясиной с остатками Блохозавров и Буйнозавров. Поймав очередного мотылька, он присядет на ржавые качели и рассмотрит поживу.


Ветер перемен развевает его многочисленные юбки. Страшный Сад шумит вокруг. Скрипят качели. Неведомы зверушки таращат бездонные глаза на эту идиллическую картину…