Изменения

Перейти к навигации Перейти к поиску
Нет описания правки
Строка 9: Строка 9:     
Каннский лев — это существо, сильно похожее на льва обыкновенного. По сведениям некоторых [[герой|героев]], Каннский Лев является талисманом всех, кто мало-мальски относится к сфере рекламы, то есть размещает таблички в лесу и объявления на [[столб]]ах. При [[питомец|приручении]] относится к герою, как к не слишком достойной личности, не заслуживающей его внимания, но вместе с тем весьма неплохо, хоть и со снисходительностью. Правда, этой более-менее доброжелательной снисходительности предстоит добиваться путем длительных дрессировок на протяжении множества уровней, проведенных бок о бок в бесчисленных приключениях.
 
Каннский лев — это существо, сильно похожее на льва обыкновенного. По сведениям некоторых [[герой|героев]], Каннский Лев является талисманом всех, кто мало-мальски относится к сфере рекламы, то есть размещает таблички в лесу и объявления на [[столб]]ах. При [[питомец|приручении]] относится к герою, как к не слишком достойной личности, не заслуживающей его внимания, но вместе с тем весьма неплохо, хоть и со снисходительностью. Правда, этой более-менее доброжелательной снисходительности предстоит добиваться путем длительных дрессировок на протяжении множества уровней, проведенных бок о бок в бесчисленных приключениях.
 
+
==Особенности==
 
В диких же условиях Каннский Лев настолько презрителен в своем отношении к героям, что от одного его пренебрежительного фырканья полоска жизни сжимается, а божественные ауры развеиваются. Впрочем, иногда заносчивость оборачивается и против хищника: не заслуживающие внимания герои умудряются подкрасться и сделать Льву плохо. Но подобное удается далеко не каждому, потому что уже на подступах к монстру можно ощутить его ауру недостойности: любой, чье самомнение недостаточно высоко — свалится под грузом собственной никчемности. Голодный Лев скорее всего тут же набросится на жертву — и это можно считать везением, потому что сытый Лев продолжит сидеть рядом, продлевая герою пытку самобичеванием. Когда единственной мыслью в голове у тупае будет: «Я даже недостоин стать кормом для монстра», зверь снисходительно может и попробовать кусочек, тем самым прекратив страдания бедняги. Но горе тому герою, который окажется прав — душевное равновесие и вера в себя не вернутся к нему вплоть до самой смерти.
 
В диких же условиях Каннский Лев настолько презрителен в своем отношении к героям, что от одного его пренебрежительного фырканья полоска жизни сжимается, а божественные ауры развеиваются. Впрочем, иногда заносчивость оборачивается и против хищника: не заслуживающие внимания герои умудряются подкрасться и сделать Льву плохо. Но подобное удается далеко не каждому, потому что уже на подступах к монстру можно ощутить его ауру недостойности: любой, чье самомнение недостаточно высоко — свалится под грузом собственной никчемности. Голодный Лев скорее всего тут же набросится на жертву — и это можно считать везением, потому что сытый Лев продолжит сидеть рядом, продлевая герою пытку самобичеванием. Когда единственной мыслью в голове у тупае будет: «Я даже недостоин стать кормом для монстра», зверь снисходительно может и попробовать кусочек, тем самым прекратив страдания бедняги. Но горе тому герою, который окажется прав — душевное равновесие и вера в себя не вернутся к нему вплоть до самой смерти.
  

Навигация