Паладин — различия между версиями

Материал из Энциклобогии
Перейти к: навигация, поиск
м (Modus vivendi)
(Modus vivendi)
Строка 5: Строка 5:
  
 
== Modus vivendi ==
 
== Modus vivendi ==
Чтобы не скучно было ожидать Божественного Призыва к Исполнению Миссии, П. дают обеты. Под обетом понимается специфический паладинский [[Квесты|квест]], который П. дает себе сам. В отличие от героя, П. может дать обет в любое время и в любом месте; соответственно, многие П. выполняют до семи обетов одновременно<ref>Они бы и больше выполняли, но оперативная память слабая, больше семи невзаимосвязанных объектов… в смысле, обетов враз никак не удерживает.</ref>. Обычная формулировка обета предполагает обязательство выполнить некое запредельно сложное деяние (чаще всего пойти туда-не-знаю-куда и добыть некую — обычно совершенно бесполезную в хозяйстве — фигулину, желательно, несущую на себе смутные признаки божественного присутствия, см. ниже), причем обязательно при бессмысленных, но отягчающих дополнительных условиях (например, П. обязуется не стричь ногти, не расчесываться и не сморкаться, пока не достигнет упомянутой местности и не обретет там что-нибудь '''''этакое''''', паладинистое). В отличие от квеста, обет не предусматривает финальной оплаты; с другой стороны, искомая фигулина чаще всего оказывается жирным трофеем, так что в накладе Паладины не остаются. Заметим, что паладинская харизма временами захватывает и обычных героев: развеселая пирушка в паладинской компании частенько оканчивается тем, что герой по образцу и подобию собутыльников приносит обет. Впрочем, священного трепета по этому поводу герой не испытывает, в неведомые дали забредает нечасто, сморкаться, чесаться и пьянствовать по ходу дела не перестает, а по исполнении обещанного не забывает потребовать награду. Ну, понятное дело, герой... буквально ничего святого!
+
Чтобы не скучно было ожидать Божественного Призыва к Исполнению Миссии, П. дают обеты. Под обетом понимается специфический паладинский [[Квесты|квест]], который П. дает себе исключительно сам. В отличие от героя, П. может дать обет в любое время и в любом месте; соответственно, многие П. выполняют до семи обетов одновременно<ref>Они бы и больше выполняли, но оперативная память слабая, больше семи невзаимосвязанных объектов… в смысле, обетов враз никак не удерживает.</ref>. Обычная формулировка обета предполагает обязательство выполнить некое запредельно сложное деяние (чаще всего пойти туда-не-знаю-куда и добыть некую — обычно совершенно бесполезную в хозяйстве — фигулину, желательно, несущую на себе смутные признаки божественного присутствия, см. ниже), причем обязательно при бессмысленных, но отягчающих дополнительных условиях (например, П. обязуется не стричь ногти, не расчесываться и не сморкаться, пока не достигнет упомянутой местности и не обретет там что-нибудь '''''этакое''''', паладинистое). В отличие от квеста, обет не предусматривает финальной оплаты; с другой стороны, искомая фигулина чаще всего оказывается жирным трофеем, так что в накладе Паладины не остаются. Заметим, что паладинская харизма временами захватывает и обычных героев: развеселая пирушка в паладинской компании частенько оканчивается тем, что герой по образцу и подобию собутыльников приносит обет. Впрочем, священного трепета по этому поводу герой не испытывает, в неведомые дали забредает нечасто, сморкаться, чесаться и пьянствовать по ходу дела не перестает, а по исполнении обещанного не забывает потребовать награду. Ну, понятное дело, герой... буквально ничего святого!
  
 
[[Файл:Paladin_by_Sot-onna.jpg|300px|thumb|right|Паладин: непереносимая двойственность бытия]]Поскольку нормальный босяк предпочитает жить и не напрягаться, а ненормальных обычно прибирают к рукам [[Бог]]и, то П. — явление не слишком частое, но запоминающееся. Во-первых, Паладины [[Храм|храмов]] не строят, полагая весь окружающий мир необъятным Храмом Всевышнего, и о [[Пенсия|пенсии]] не думают, поскольку вообще, как правило, не думают ни о чем, кроме своей роли в грядущем Армагеддоне. Более того, они даже '''''почти''''' [[Пьянство|не пьют]]. В результате всё [[Золото|золото]], которое им удается добыть, безоговорочно тратится на улучшение [[Снаряжение|снаряжения]]<ref>…Каковое даже самые заматерелые [[Торговец|торгаши]], под воздействием пышущей от клиента благости и бескорыстности, предпочитают отпускать Паладинам с большими скидками. Причем как можно скорее — чтобы не заразиться.</ref>. Соответственно, свеженачищенный в каком-либо [[Город|населенном пункте]] Паладин способен вызвать лютую зависть даже у высокоуровневого героя (это едва ли не единственная<ref>Щазз…</ref> ситуация, в которой герои начинают жалеть о выбранном жизненном пути). Во-вторых, Орден Паладинов за тысячи лет непрерывного исполнения обетов накопил немалый запас полезных в хозяйстве артефактов. Причем, поскольку никакой этакой резиденции у Ордена как не было, так и нет, то П. вынуждены таскать все это барахло на себе. Конечно, [[Волшебная лампа паладина|многое они прячут за пазухой]] и не торопятся являть профанам, но уж про фляжки со святой водой, мешки со святой землей и святые гранаты знает в Годвилле каждая собака. Еще бы: сияющий святостью Паладин — возможность для встречного быстро и бесплатно [[Народные средства|поправить здоровье]], а для героя — еще и порадовать своего Всевышнего внеплановой порцией [[Прана|праны]]. Все-таки искренняя вера — великая вещь! Даже дурная. Даже чужая. Все равно действует.
 
[[Файл:Paladin_by_Sot-onna.jpg|300px|thumb|right|Паладин: непереносимая двойственность бытия]]Поскольку нормальный босяк предпочитает жить и не напрягаться, а ненормальных обычно прибирают к рукам [[Бог]]и, то П. — явление не слишком частое, но запоминающееся. Во-первых, Паладины [[Храм|храмов]] не строят, полагая весь окружающий мир необъятным Храмом Всевышнего, и о [[Пенсия|пенсии]] не думают, поскольку вообще, как правило, не думают ни о чем, кроме своей роли в грядущем Армагеддоне. Более того, они даже '''''почти''''' [[Пьянство|не пьют]]. В результате всё [[Золото|золото]], которое им удается добыть, безоговорочно тратится на улучшение [[Снаряжение|снаряжения]]<ref>…Каковое даже самые заматерелые [[Торговец|торгаши]], под воздействием пышущей от клиента благости и бескорыстности, предпочитают отпускать Паладинам с большими скидками. Причем как можно скорее — чтобы не заразиться.</ref>. Соответственно, свеженачищенный в каком-либо [[Город|населенном пункте]] Паладин способен вызвать лютую зависть даже у высокоуровневого героя (это едва ли не единственная<ref>Щазз…</ref> ситуация, в которой герои начинают жалеть о выбранном жизненном пути). Во-вторых, Орден Паладинов за тысячи лет непрерывного исполнения обетов накопил немалый запас полезных в хозяйстве артефактов. Причем, поскольку никакой этакой резиденции у Ордена как не было, так и нет, то П. вынуждены таскать все это барахло на себе. Конечно, [[Волшебная лампа паладина|многое они прячут за пазухой]] и не торопятся являть профанам, но уж про фляжки со святой водой, мешки со святой землей и святые гранаты знает в Годвилле каждая собака. Еще бы: сияющий святостью Паладин — возможность для встречного быстро и бесплатно [[Народные средства|поправить здоровье]], а для героя — еще и порадовать своего Всевышнего внеплановой порцией [[Прана|праны]]. Все-таки искренняя вера — великая вещь! Даже дурная. Даже чужая. Все равно действует.

Версия 10:08, 12 марта 2013

Паладины — древний Орден доблестных и запредельно принципиальных воителей, специализирующихся на борьбе с нечистью, нежитью, несмертью, нелюдью и невынужденными ошибками в настольном теннисе. Характерной особенностью паладинов является предельно низкая конфликтность: не зафиксировано ни одного случая драки паладинов между собой, либо между паладином и обычным героем.

Происхождение

Помимо мирного нрава, паладины известны а) непоколебимой верой в божественное покровительство при б) полном отсутствии такового покровительства на практике. Популярная версия происхождения П. гласит, что орден был основан (и продолжает пополняться) закомплексованными босяками, которых по тем или иным причинам не взяли в герои: кому-то из них пришло в голову, что это-де не потому, что ноги кривые, грудь впалая и спина колесом, а потому, что — печать Избранности на челе. Мол, некий Неведомый Бог избрал его для Неведомой, но однозначно Высокой Миссии. Естественно, столь аутокомплементарная проповедь нашла массу последователей, и самозваные Избранные расползлись по просторам Годвилля, — ожидать, когда их призовут исполнять Миссию, а покамест оттачивать боевое мастерство на нечисти, объявленной отцами-основателями явным и безоговорочным врагом Сущего.

Modus vivendi

Чтобы не скучно было ожидать Божественного Призыва к Исполнению Миссии, П. дают обеты. Под обетом понимается специфический паладинский квест, который П. дает себе исключительно сам. В отличие от героя, П. может дать обет в любое время и в любом месте; соответственно, многие П. выполняют до семи обетов одновременно[1]. Обычная формулировка обета предполагает обязательство выполнить некое запредельно сложное деяние (чаще всего пойти туда-не-знаю-куда и добыть некую — обычно совершенно бесполезную в хозяйстве — фигулину, желательно, несущую на себе смутные признаки божественного присутствия, см. ниже), причем обязательно при бессмысленных, но отягчающих дополнительных условиях (например, П. обязуется не стричь ногти, не расчесываться и не сморкаться, пока не достигнет упомянутой местности и не обретет там что-нибудь этакое, паладинистое). В отличие от квеста, обет не предусматривает финальной оплаты; с другой стороны, искомая фигулина чаще всего оказывается жирным трофеем, так что в накладе Паладины не остаются. Заметим, что паладинская харизма временами захватывает и обычных героев: развеселая пирушка в паладинской компании частенько оканчивается тем, что герой по образцу и подобию собутыльников приносит обет. Впрочем, священного трепета по этому поводу герой не испытывает, в неведомые дали забредает нечасто, сморкаться, чесаться и пьянствовать по ходу дела не перестает, а по исполнении обещанного не забывает потребовать награду. Ну, понятное дело, герой... буквально ничего святого!

Файл:Paladin by Sot-onna.jpg
Паладин: непереносимая двойственность бытия

Поскольку нормальный босяк предпочитает жить и не напрягаться, а ненормальных обычно прибирают к рукам Боги, то П. — явление не слишком частое, но запоминающееся. Во-первых, Паладины храмов не строят, полагая весь окружающий мир необъятным Храмом Всевышнего, и о пенсии не думают, поскольку вообще, как правило, не думают ни о чем, кроме своей роли в грядущем Армагеддоне. Более того, они даже почти не пьют. В результате всё золото, которое им удается добыть, безоговорочно тратится на улучшение снаряжения[2]. Соответственно, свеженачищенный в каком-либо населенном пункте Паладин способен вызвать лютую зависть даже у высокоуровневого героя (это едва ли не единственная[3] ситуация, в которой герои начинают жалеть о выбранном жизненном пути). Во-вторых, Орден Паладинов за тысячи лет непрерывного исполнения обетов накопил немалый запас полезных в хозяйстве артефактов. Причем, поскольку никакой этакой резиденции у Ордена как не было, так и нет, то П. вынуждены таскать все это барахло на себе. Конечно, многое они прячут за пазухой и не торопятся являть профанам, но уж про фляжки со святой водой, мешки со святой землей и святые гранаты знает в Годвилле каждая собака. Еще бы: сияющий святостью Паладин — возможность для встречного быстро и бесплатно поправить здоровье, а для героя — еще и порадовать своего Всевышнего внеплановой порцией праны. Все-таки искренняя вера — великая вещь! Даже дурная. Даже чужая. Все равно действует.

Однако есть у паладинства и оборотная сторона: вера в избранность (и начищенные, сияющие доспехи) — прямой путь к самоуверенности. Любой П. убежден, что способен в одиночку завалить даже ископаемого босс-монстра. На деле же его боеспособность довольно ограничена: снаряжение снаряжением, но тренировками средний П. не злоупотребляет, божественной поддержки в бою не получает, да еще и страдает с босяцких времен всеми мыслимыми и немыслимыми немочами. Так что Паладины не только рвутся в бой, но и систематически нарываются. Причем если для героя (особенно присмотренного) даже поражение в бою — дело житейское[4], то для Паладина это всегда тяжелейшая душевная травма. И нет более жалкого зрелища, чем плетущийся в город битый и ломаный Паладин с искалеченными доспехами и растраченными впустую гранатами. Более того, даже случайный, мимолетный укус монстра порождает у суеверных и мнительных П. многодневные приступы чёрной меланхолии. Кстати, хотя официально считается, что из Ордена уходят только на Небеса[5] — на деле многие представители муниципальных властей, торговцы, ремесленники и даже мабританские учёные — это одумавшиеся Паладины. В конце концов проходит всё — даже религиозная одержимость.

Приложение

Упомянутые слухи о немеряных запасах паладинских артефактов позволили некоторым исследователям голословно увязать с паладинистыми последствиями паладинского паладинствования целый ряд трофеев, временами попадающих в загашники героев. Основная проблема заключается в том, что, ввиду упомянутого бесконфликтного modus vivendi П., проверить данные утверждения на практике возможным не представляется, а от самих П. толкового ответа не дождешься. В связи с этим, редакционная коллегия Энциклобогии гарантирует существенное вознаграждение любому информатору[6], готовому аргументированно подтвердить или опровергнуть наличие таковой связи и подробно пояснить, где же все-таки П. берут весь этот хлам[7] и на кой ляд он им в конечном счете нужен. Список хлама прилагается и, возможно, будет дополнен:

Примечания

  1. Они бы и больше выполняли, но оперативная память слабая, больше семи невзаимосвязанных объектов… в смысле, обетов враз никак не удерживает.
  2. …Каковое даже самые заматерелые торгаши, под воздействием пышущей от клиента благости и бескорыстности, предпочитают отпускать Паладинам с большими скидками. Причем как можно скорее — чтобы не заразиться.
  3. Щазз…
  4. Многие даже научились отращивать заново отрезанные уши.
  5. Соответственно, ногами вперед.
  6. В том числе из числа монстров, алиенов, Богов и демонов.
  7. Формулировка «там-не-знаю-где» безусловно отметается как абсолютно ненаучная