Паладин — различия между версиями

Материал из Энциклобогии
Перейти к: навигация, поиск
м
Строка 4: Строка 4:
 
Помимо мирного нрава, паладины известны а) неколебимой верой в божественное покровительство при б) полном отсутствии такового покровительства на практике. Популярная версия происхождения П. гласит, что орден был основан (и продолжает пополняться) закомплексованными босяками, которых по тем или иным причинам не взяли в Герои: кому-то из них пришло в голову, что это-де не потому, что ноги кривые, грудь впалая и спина колесом, а потому, что — печать Избранности на челе. Мол, некий Верховный Бог избрал его для неведомой миссии. Естественно, столь аутокомплиментарная проповедь нашла массу последователей, и самозваные Избранные расползлись по просторам Годвилля, — ожидать, когда их призовут исполнять Миссию, а покамест оттачивать боевое мастерство на нечисти, объявленной отцами-основателями явным и безоговорочным врагом Сущего.
 
Помимо мирного нрава, паладины известны а) неколебимой верой в божественное покровительство при б) полном отсутствии такового покровительства на практике. Популярная версия происхождения П. гласит, что орден был основан (и продолжает пополняться) закомплексованными босяками, которых по тем или иным причинам не взяли в Герои: кому-то из них пришло в голову, что это-де не потому, что ноги кривые, грудь впалая и спина колесом, а потому, что — печать Избранности на челе. Мол, некий Верховный Бог избрал его для неведомой миссии. Естественно, столь аутокомплиментарная проповедь нашла массу последователей, и самозваные Избранные расползлись по просторам Годвилля, — ожидать, когда их призовут исполнять Миссию, а покамест оттачивать боевое мастерство на нечисти, объявленной отцами-основателями явным и безоговорочным врагом Сущего.
  
Поскольку нормальный босяк предпочитает жить и не напрягаться. а ненормальных обычно прибирают к рукам боги, то П. — явление не слишком частое, но запоминающееся. Во-первых, Паладины храмов не строят, полагая весь окружающий мир необъятным Храмом Всевышнего, и о пенсии не думают, поскольку вообще как правило не думают ни о чем, кроме своей роли в грядущем Армагеддоне. Более того, они даже не пьют. В результате все золото, которое им удается добыть, безоговорочно тратится на улучшение снаряжения. Соответственно, свеженачищенный в каком-либо населенном пункте Паладин способен вызвать лютую зависть даже и высокоуровневого героя (это едва ли не единственная(Примечание: Щазз…) ситуация, в которой герои начинают жалеть о выбранном жизненном пути). Во-вторых, орден Паладинов за тысячи лет своего бессмысленного существования накопил немалый запас полезных в хозяйстве артефактов. Причем, поскольку никакой этакой резиденции у ордена как не было, так и нет, то П. вынуждены таскать все это барахло на себе. Конечно, многое они прячут за пазухой и не торопятся являть профанам, но уж про фляжки со святой водой, мешки со святой землей и святые гранаты знает в Годвилле каждая собака. Еще бы: сияющий святостью Паладин — возможность для встречного быстро и бесплатно поправить здоровье, а для героя — еще и порадовать своего Всевышнего внеплановой порцией праны. Все-таки искренняя вера — великая вещь! Даже дурная. Даже чужая. Все равно действует.
+
Поскольку нормальный босяк предпочитает жить и не напрягаться, а ненормальных обычно прибирают к рукам Боги, то П. — явление не слишком частое, но запоминающееся. Во-первых, Паладины храмов не строят, полагая весь окружающий мир необъятным Храмом Всевышнего, и о пенсии не думают, поскольку вообще как правило не думают ни о чем, кроме своей роли в грядущем Армагеддоне. Более того, они даже не пьют. В результате все золото, которое им удается добыть, безоговорочно тратится на улучшение снаряжения. Соответственно, свеженачищенный в каком-либо населенном пункте Паладин способен вызвать лютую зависть даже и высокоуровневого героя (это едва ли не единственная(Примечание: Щазз…) ситуация, в которой герои начинают жалеть о выбранном жизненном пути). Во-вторых, орден Паладинов за тысячи лет своего бессмысленного существования накопил немалый запас полезных в хозяйстве артефактов. Причем, поскольку никакой этакой резиденции у ордена как не было, так и нет, то П. вынуждены таскать все это барахло на себе. Конечно, многое они прячут за пазухой и не торопятся являть профанам, но уж про фляжки со святой водой, мешки со святой землей и святые гранаты знает в Годвилле каждая собака. Еще бы: сияющий святостью Паладин — возможность для встречного быстро и бесплатно поправить здоровье, а для героя — еще и порадовать своего Всевышнего внеплановой порцией праны. Все-таки искренняя вера — великая вещь! Даже дурная. Даже чужая. Все равно действует.
  
 
Однако есть у паладинства и оборотная сторона: вера в избранность (и начищенные, сияющие доспехи) — прямой путь к самоуверенности. Любой П. уверен, что способен в одиночку завалить даже ископаемого босс-монстра. На деле же его боеспособность довольно ограничена: снаряжение снаряжением, но тренировками средний П. не злоупотребляет, божественной поддержки в бою не получает, да еще и страдает с босяцких времен всеми мыслимыми и немыслимыми немочами. И если для героя (особенно присмотренного) даже поражение в бою — дело житейское (многие даже научились отращивать заново отрезанные уши), то для Паладина это всегда тяжелейшая душевная травма. И нет более жалкого зрелища, чем плетущийся в город битый и ломаный Паладин с искалеченными доспехами и растраченными впустую гранатами. Кстати, хотя официально считается, что из Ордена уходят только на Небеса (Примечание: Соответственно, ногами вперед) — на деле многие представители муниципальных властей, торговцы, ремесленники и даже мабританские учёные — это одумавшиеся Паладины. В конце концов проходит все — даже религиозная одержимость.
 
Однако есть у паладинства и оборотная сторона: вера в избранность (и начищенные, сияющие доспехи) — прямой путь к самоуверенности. Любой П. уверен, что способен в одиночку завалить даже ископаемого босс-монстра. На деле же его боеспособность довольно ограничена: снаряжение снаряжением, но тренировками средний П. не злоупотребляет, божественной поддержки в бою не получает, да еще и страдает с босяцких времен всеми мыслимыми и немыслимыми немочами. И если для героя (особенно присмотренного) даже поражение в бою — дело житейское (многие даже научились отращивать заново отрезанные уши), то для Паладина это всегда тяжелейшая душевная травма. И нет более жалкого зрелища, чем плетущийся в город битый и ломаный Паладин с искалеченными доспехами и растраченными впустую гранатами. Кстати, хотя официально считается, что из Ордена уходят только на Небеса (Примечание: Соответственно, ногами вперед) — на деле многие представители муниципальных властей, торговцы, ремесленники и даже мабританские учёные — это одумавшиеся Паладины. В конце концов проходит все — даже религиозная одержимость.
 
[[Категория:Достопримечательности]]
 
[[Категория:Достопримечательности]]

Версия 15:27, 8 марта 2013

75px-WrenchTF2.png Страница находится в процессе разработки.
Один из участников Энциклобогии уже взялся за написание этой статьи.
Уже горит, уже кипит...
Если вам есть, что добавить по этой теме, милости просим в обсуждение.

Паладины — древний орден доблестных и запредельно принципиальных воителей, специализирующихся на борьбе с нечистью, нежитью, несмертью, нелюдью и невынужденными ошибками в настольном теннисе. Характерной особенностью паладинов является предельно низкая конфликтность: не зафиксировано ни одного случая драки паладинов между собой либо паладина и обычного героя.

Помимо мирного нрава, паладины известны а) неколебимой верой в божественное покровительство при б) полном отсутствии такового покровительства на практике. Популярная версия происхождения П. гласит, что орден был основан (и продолжает пополняться) закомплексованными босяками, которых по тем или иным причинам не взяли в Герои: кому-то из них пришло в голову, что это-де не потому, что ноги кривые, грудь впалая и спина колесом, а потому, что — печать Избранности на челе. Мол, некий Верховный Бог избрал его для неведомой миссии. Естественно, столь аутокомплиментарная проповедь нашла массу последователей, и самозваные Избранные расползлись по просторам Годвилля, — ожидать, когда их призовут исполнять Миссию, а покамест оттачивать боевое мастерство на нечисти, объявленной отцами-основателями явным и безоговорочным врагом Сущего.

Поскольку нормальный босяк предпочитает жить и не напрягаться, а ненормальных обычно прибирают к рукам Боги, то П. — явление не слишком частое, но запоминающееся. Во-первых, Паладины храмов не строят, полагая весь окружающий мир необъятным Храмом Всевышнего, и о пенсии не думают, поскольку вообще как правило не думают ни о чем, кроме своей роли в грядущем Армагеддоне. Более того, они даже не пьют. В результате все золото, которое им удается добыть, безоговорочно тратится на улучшение снаряжения. Соответственно, свеженачищенный в каком-либо населенном пункте Паладин способен вызвать лютую зависть даже и высокоуровневого героя (это едва ли не единственная(Примечание: Щазз…) ситуация, в которой герои начинают жалеть о выбранном жизненном пути). Во-вторых, орден Паладинов за тысячи лет своего бессмысленного существования накопил немалый запас полезных в хозяйстве артефактов. Причем, поскольку никакой этакой резиденции у ордена как не было, так и нет, то П. вынуждены таскать все это барахло на себе. Конечно, многое они прячут за пазухой и не торопятся являть профанам, но уж про фляжки со святой водой, мешки со святой землей и святые гранаты знает в Годвилле каждая собака. Еще бы: сияющий святостью Паладин — возможность для встречного быстро и бесплатно поправить здоровье, а для героя — еще и порадовать своего Всевышнего внеплановой порцией праны. Все-таки искренняя вера — великая вещь! Даже дурная. Даже чужая. Все равно действует.

Однако есть у паладинства и оборотная сторона: вера в избранность (и начищенные, сияющие доспехи) — прямой путь к самоуверенности. Любой П. уверен, что способен в одиночку завалить даже ископаемого босс-монстра. На деле же его боеспособность довольно ограничена: снаряжение снаряжением, но тренировками средний П. не злоупотребляет, божественной поддержки в бою не получает, да еще и страдает с босяцких времен всеми мыслимыми и немыслимыми немочами. И если для героя (особенно присмотренного) даже поражение в бою — дело житейское (многие даже научились отращивать заново отрезанные уши), то для Паладина это всегда тяжелейшая душевная травма. И нет более жалкого зрелища, чем плетущийся в город битый и ломаный Паладин с искалеченными доспехами и растраченными впустую гранатами. Кстати, хотя официально считается, что из Ордена уходят только на Небеса (Примечание: Соответственно, ногами вперед) — на деле многие представители муниципальных властей, торговцы, ремесленники и даже мабританские учёные — это одумавшиеся Паладины. В конце концов проходит все — даже религиозная одержимость.