Мини-кузница кадров — различия между версиями

Материал из Энциклобогии
Перейти к: навигация, поиск
м (уточнение категории (только жирные трофеи))
м
Строка 3: Строка 3:
 
| изображение = Forge1.png{{!}}250px
 
| изображение = Forge1.png{{!}}250px
 
| подпись = Первая кузница кадров (by {{god|Инг-Шаддхур}})
 
| подпись = Первая кузница кадров (by {{god|Инг-Шаддхур}})
| цена = от 210
+
| цена = от 210 до 394
 
| простой =
 
| простой =
 
| жирный = жирный
 
| жирный = жирный

Версия 07:45, 30 июля 2014

Трофей
Мини-кузница кадров
250px
Первая кузница кадров (by богИнг-Шаддхур)
Особенностьтип не указан
Ценаот 210 до 394 монет

История этого трофея началась много лет назад в Годвильвуде и непосредственно связана с зарождением годвилльского синематографа. Как известно, город этот расположен далеко-далеко от столицы, в стороне от корованных дорог — и потому у тамошних торговцев не так уж много работы, дохода и новых впечатлений. А ещё меньше всего перечисленного было у годвильвудского кузнеца — к торговцам хоть монстры временами захаживают, а у кузнеца вся надежда на то, что в город занесёт какого-нибудь полузаброшенного богом героя с поломанным снаряжением.

Звёздный час кузнеца настал, когда в городскую таверну забрёл, притворившись низкоуровневым героем, коварный Холиварвар — и уже через полчаса собравшиеся там герои, прежде мирно выпивавшие, кинулись друг на друга с кулаками и прочими подвернувшимися под руку предметами. К утру таверну, фактически, надо было обставлять заново. Владелец её, повздыхав, заказал плотникам новые столы и скамьи, а в кузницу отправился за новой каминной решёткой — прежняя была расколота кем-то из героев о крепкий лоб разоблачённого монстра.

Мастер заперся в кузнице и работал день и ночь, напевая древние песни-заклинания, добавляя в металл кровь редких монстров и стуча молотом в строго определённом ритме. И вот час настал — он принес в таверну своё творение. Полюбоваться было на что: причудливые переплетения тончайших полос металла складывались в дивные узоры — можно было увидеть там героев, бившихся с монстрами, башни далеких городов, колосящуюся гномью пшеницу. Но настоящее чудо началось ночью, когда погасили свечи, и все, кто остался в таверне, увидели на стене напротив камина завораживающую игру теней, отбрасываемых решёткой. То ли всё дело было в колышущемся пламени, то ли кузнецы и правда вложили в решётку неведомую магию, но тени, в которых зрителям виделись всё те же герои, монстры и города, казались живыми и разыгрывающими волнующее представление. С тех пор в таверне отбоя не было от посетителей, в город повалили герои, прослышавшие о диковинке, а к кузнецу посыпались заказы из иногородних трактиров и постоялых дворов.

Файл:Forge.jpg
Каминный синематограф (by богИнг-Шаддхур)

Отбросив высокий слог легенд, отметим, что, действительно, именно так и был устроен первый годвилльский синематограф. В помещении гасился весь свет, кованая решётка, изображающая некую сцену или кадр из демонстрируемой истории, устанавливалась в камин и состоящий при камине менестрель или сказитель объяснял публике происходящее на «экране», как правило, с музыкальным сопровождением. В нужный момент решётка-кадр заменялась следующей. Для изложения истории среднего размера требовалось, как правило, около двух десятков каминных решёток, ковка которых была делом трудоёмким и недешёвым — поэтому стационарный синематограф существовал только в Годвильвуде, а тамошняя кузница, где и зародилось данное искусство, была известна всему Годвиллю как «кузница кадров».

Жители других городов знакомились с киноискусством благодаря гастрольным труппам, состоящим из одного-двух сказителей и кузнеца, в чьи обязанности входила замена в походных условиях пострадавших по каким-то причинам каминных решёток или ковка новых, если сказители желали изменить сюжет для особой аудитории или просто под влиянием вдохновения. Компактный набор снаряжения, возимого ими с собой, и получил название мини-кузницы кадров.



Со временем, однако, зародившаяся в том же Годвильвуде новая технология производства кинолент стала вытеснять древнее искусство кузнецов. Таверны, оснащённые синматографическими каминами, опустели, а на месте обанкротившейся Кузницы кадров и вовсе возвели городские бани. Мэйнстрим победил. Говорят, и сейчас ещё бродят по Годвиллю сказители с набором кованых кадров и волшебных историй - но об этом мало кто знает. И лишь герои не без удивления выбивают из монстров попавшие к ним, несомненно, в результате каких-то трагических событий, наборы странствующих кузнецов-синематографистов. И не смотря ни на что и вопреки всему таскают этот трофей с огромным удовольствием.