Жирные трофеи

Материал из Энциклобогии
Версия от 12:42, 19 ноября 2017; Китайская Комната (обсуждение | вклад) (Обрывок геройской летописи)
Перейти к: навигация, поиск


75px-WrenchTF2.png Страница находится в процессе разработки.
Один из участников Энциклобогии уже взялся за написание этой статьи.
Статья находится в процессе тотального перепиливания, просьба на шею не давить.
Если вам есть, что добавить по этой теме, милости просим в обсуждение.

В инвентаре героев можно найти множество самых разных трофеев. Все их можно условно разделить на четыре основных группы, которые отличаются своим начертанием: обычные, лечебные, активируемые@ и жирные. Как видно по приведенным примерам, обычные трофеи не выделяются никак, лечебные трофеи выделяются курсивом, а жирные и активируемые трофеи выделяются жирным шрифтом, отсюда и название.

Жирный шрифт указывает прежде всего на то, что трофей будет продан в лавке по более высоким ценам[1]. Кроме того, жирные (и активируемые) трофеи наилучшим образом подходят для рыбалки, в процессе которой герой с большой вероятностью выловит другие жирные трофеи. В том числе и рыбацкие, которые не смотря на свою активируемость могут быть как жирными так и нет[2]. Жирность рыбацкого активируемого трофея указывает на то, что внутри него находится более существенный приз. То есть логика прослеживается вполне определенная — жирный трофей лучше (дороже, желаннее) чем обычный.


« Обводил названия трофеев жирным маркером, но был замечен и оштрафован на солнечные часы с кукушкой...
Весть.
»


Жирные вещи дают довольно интересный результат при крафте. Если при помощи соответствующего гласа соединить два жирных трофея начинающихся на одну букву, то из них, с высокой вероятностью, получится активируемый[3], либо один жирный трофей. Впрочем, для уяснения всех деталей рекомендуется ознакомиться с основной статьёй.

Основные источники получения жирных (и активируемых) трофеев в игре — подземелья и моря. Однако доступны они только храмовладельцам и ковчеговладельцам соответственно.

Жирные вещи особого рода

Любой из всех перечисленных выше подвидов жирных трофеев высоко ценятся в лавках торговцев и охотно используются в качестве наживки для рыбалки, но в отличии от обычных жирных вещей они — не подходят для крафта. То есть, ни эти вещи, ни из них ничего сделать не удастся. Кроме того, части боссов и старые шмотки (в отличии от золотых кирпичей) герой не может просто потерять[6] в поле.

Владельцы собственной лаборатории, особенно ценят части боссов, поскольку они необходимы для создания собственного ручного босс-монстра. Добыча именно этих жирных трофеев в последнее время становиться важным поводом для разработки подземелий.

Обрывок геройской летописи

Закончив оттирать следы зеленки, Два Сарая, наконец, вышел из душа. Тщательно выбритый и причесанный, он запихнул больничную пижаму в корзину для белья и, с наслаждением шлепая чистыми босыми ногами по казенному линолеуму, подошел к рундуку. Открыв дверцу он вытащил из него вещмешок и принялся выгружать его содержимое на стол. Два «железных аргумента». Коробочка с «брызгами интеллекта». Пачку «перфокарт с выбитыми рунами». Три «энергетических флуксуатора». Два «позолоченных сечения». «Бублик Мёбиуса». И один какой-то «генератор трофеев» — тоже вроде «бублика», но из белого метала, полегче и диаметром побольше, сантиметров на пять. Великолепной сохранности «Газообразное мыло» с кулак величиной. «Бутыль канцелярского скотча». В мешке еще оставался тяжелый сверток, тщательно упакованный в стекловату, но Два Сарая не стал его трогать. Вместо этого, он выдвинул ящик, вынул листок бумаги и огрызок карандаша. Переписав названия товара в один столбик и проставив цену во второй, он просуммировал последний. Число получилось внушительным. Отложив список в сторону, он достал из мятой пачки сигарету и закурил. Щурясь от дыма и, взяв в руку пачку «перфокарт», он сперва постучал их ребрами по столу и сбил в ровную колоду, а затем отогнул большим пальцем и последовательно отпустил, тем самым добившись характерного звука, придававшего им сходства с колодой игральной. Считалось, что на них записана бесценная информация. И как раз сейчас, сразу в нескольких институтах, ученые мужи бились над постройкой машины способной эту информацию с них сосчитать. Всего перфокарт оказалось 36. Два Сарая сложил перфокарты в бумажный конверт, придвинул список и внес в него небольшие изменения. Раздавил в пепельнице окурок. И только после этого он решился.

Он засунул обе руки в вещмешок и, затаив дыхание, извлек и положил на стол мягкий сверток. Некоторое время он смотрел на этот сверток, задумчиво почесывая подбородок. Потом все-таки взял карандаш, повертел его в пальцах и вписал в первый столбец — «зомбоящик». После чего, так и не проставив цены, достал из пачки еще одну сигарету и, не отрывая взгляда от свертка, выкурил ее всю. — Да пошли они все! — сказал он громко, решительно взял сверток и сунул его обратно в мешок. — И все. И хватит. Он быстро сложил разложенный по столу хабар в портфель и, бодро прошагав к кровати где был разложен костюм, принялся одеваться. Повязав галстук, он критически оглядел свое отражение в зеркале, но остался доволен результатом. В это время кармане брюк завибрировал телефон. Прежде чем он выудил его оттуда, звонивший дал отбой. Номер, естественно, не определился.

До встречи оставалось еще минут пятнадцать, путь был не близкий и Два Сарая решил взять такси. Шофер попался незнакомый, из нубов, носатый прыщавый малец, один из тех, кто валом валит в Годвилль в последние годы в поисках зубодробительных приключений, несметных богатств, форумной славы, какой-то особенной религии, валили начитавшись блогов, логов, да так и осели шоферами такси, официантами, вышибалами, алчущие, бесталанные, замученные странными фразами, туманными аллегориями, полисиллогизмами, всем на свете недовольные, ужасно разочарованные и убежденные, что здесь их снова обманули. Половина из них, промыкавшись месяц-другой, с проклятиями убиралась восвояси, разнося великое свое разочарование чуть ли не по всей блогосфере. Остальные, вечера на пролет просиживали в кабаках, дрались на арене, ругались на форумах из-за расхождений во взглядах, из-за девчонок и просто так, по пьянке, совершенно остервенили городскую стражу, модераторов и старожилов.

Добравшись до гостиницы «Метрополь», где должна была состояться встреча, Два Сарая рассчитался с таксистом и вошел в просторный холл. Мельком глянув на портье, он вызвал лифт, который благополучно доставил его на седьмой этаж. Пол гостиничного коридора устилал мягкий ковер, озаренный уютным светом скрытых ламп. Здесь пахло дорогим табаком, парижскими духами, сверкающей натуральной кожей туго набитых бумажников, дорогими дамочками по пятьсот монет за ночь и массивными золотыми портсигарами. Два Сарая без стука толкнул дверь семьсот семьдесят четыре.

Рыжий карлик, сидя на столе, колдовал над сигарой. Он был в пижаме с мокрыми, зачесанными на пробор волосами, нездоровое одутловатое лицо его было гладко выбрито.

— Ага, — произнес он, не поднимая глаз. — Точность — вежливость королей. Здравствуйте, мой дорогой!

Он кончил отстригать у сигары кончик, взял ее двумя руками, поднес к усам и поводил носом вдоль нее взад и вперед.

— А где же наш старый добрый Логос? — спросил он и поднял глаза. Глаза у него были прозрачные, голубые, ангельские.

Два Сарая поставил портфель на диван и, закурив, сел.

— Логос не придет, — сказал он.

— Старый добрый Логос, — проговорил Карлик, взял сигару в два пальца и осторожно поднес ее ко рту. — У старого Логоса разыгрались нервы…

Он все смотрел на Два Сарая чистыми голубыми глазами и не мигал. Дверь приоткрылась, и в комнату протиснулся Долговязый.

— Как вы ухитрились проскользнуть мимо меня? — спросил он прямо с порога.

— А, здравствуйте, — приветливо сказал ему Два Сарая, стряхивая пепел на пол.

Долговязый засунул руки в карманы, приблизился, широко переступая огромными, скошенными внутрь ступнями, и остановился в упор глядя на Два Сарая.

— Мы же с вами сто раз говорили, — укоризненно произнес он. — Встречаемся в холле, потом вы следуете за мной. А вы что делаете?

— Я здороваюсь, — сказал Два Сарая. — А вы?

Карлик рассмеялся, а Долговязый раздраженно сказал: — Здравствуйте, здравствуйте… — Он перестал сверлить Два Сарая укоряющим взглядом и грохнулся рядом на диван. — Нельзя так делать, сказал он. — Понимаете? — Так где же ваш Логос?

— Накрылся Логос. — сказал Два Сарая.

Эти двое быстро переглянулись. — Мир праху его, — сказал Карлик настороженно. — Или, может быть, он арестован? Карлик взял со стола колоссальную зажигалку, оформленную под золотой храм, с сомнением посмотрел на нее и поставил обратно.

— Некоторое время Два Сарая молчал, докуривая сигарету. Потом бросил окурок на пол и сказал:

— Не бойтесь, все чисто. Он контужен.

— Ничего себе чисто! — сказал Долговязый нервно, вскочил и подошел к окну. — В какой он больнице?

— Не бойтесь, — повторил Два Сарая. — В какой надо. Будем мы сегодня делом заниматься или нет?

— Будем, будем, любезнейший, — бодро сказал Карлик.

С неожиданной проворностью он соскочил на пол, быстро придвинул к дивану журнальный столик, одним движением смахнул на ковер кипу журналов и газет и сел на против, уперев в колени розовые волосатые ручки.

— Предъявляйте, — сказал он.

Два Сарая раскрыл портфель, извлек из него список с ценами и положил на столик перед Карликом. Тот глянул и ногтем отодвинул список в сторону. Долговязый, зайдя ему за спину, уставился в список через его плечо.

— Это счет, — сказал Два Сарая.

— Вижу, — отозвался Карлик. — Предъявляйте, предъявляйте!

— Деньги, — сказал Два Сарая. — Вот номер счета в биткоин кошельке, — он ткнул пальцем в нижнюю часть страницы.

— Что это за «генератор трофеев»? — подозрительно осведомился Долговязый, тыча пальцем в список через плечо Карлика.

Два Сарая молчал. Он держал раскрытый портфель на коленях и, не отрываясь, смотрел в голубые ангельские глазки. Карлик наконец усмехнулся.

— И за что я вас так люблю мой дорогой? — проворковал он. А еще говорят любви с первого взгляда не бывает! — Он театрально вздохнул. — Джо, дружище, как тут выражаются? Отвесь ему капусты… и дай мне наконец спичку! Ты же видишь… — И он потряс сигарой все еще зажатой в двух пальцах. Долговязый Джо проворчал что-то невразумительное, бросил ему коробок, а сам достал мобил и начал тыкать в него пальцем. Через некоторое время Два Сарая, почувствовав вибрацию, достал из кармана телефон и мельком глянул в трей. — Его счет был пополнен на нужную сумму. Тогда он не спеша убрал телефон и, все так же не спеша, принялся выкладывать хабар. Он делал так специально, давая возможность им обоим рассмотреть и сверить со списком каждый предмет в отдельности.

Когда Два Сарая наконец закрыл портфель и защелкнул замки, Карлик поднял на него глаза и спросил:

— Ну а как на счет главного?

— Никак, — ответил Два Сарая. Он помолчал и добавил: — Пока.

— Мне нравится это «Пока», — ласково сказал карлик. — А тебе Джо?

— Темнишь, Два Сарая, — сказал брюзгливо Джо. — А чего темнить, спрашивается?

— Специальность такая: темные делишки, сказал Два Сарая. — Тяжелая у нас с вами специальность.

— Слушай-ка, Пью, посмотри! — испуганным шепотом произнес вдруг Долговязый. — Что это, а?

Он сидел напряженно вытянув перед собой палец правой руки в направлении стола. На столе волчком крутился тот самый «генератор трофеев», и Долговязый глядел на этот параболоид, выпучив глаза.

— Он не останавливается! — громко сказал Долговязый, переводя глаза с параболоида на Карлика и обратно.

— Что значит не останавливается? — осторожно спросил Карлик и чуть отодвинулся?

— Я поставил его на стол и крутанул разок просто так… и он уже целую минуту не останавливается!

Долговязый вдруг вскочил и, схватив параболоид выбежал в соседнюю комнату, хлопнув дверью.

— Что это вы нам принесли? — спросил Карлик.

— Черт его знает! — сказал Два Сарая, — я и не знал… Знал бы, содрал бы побольше.

Карлик некоторое время смотрел на стол, где на месте крутившегося «параболоида» явственно виднелось жирное пятно, потом поднялся и сказал: — в общем так. Я доплачу вам за этот «генератор трофеев» 500 монет. За каждый новый экземпляр, я готов выкладывать вдвое больше. Вы запомнили уважаемый? Вдвое. Но при условии, что, кроме нас с вами, никто об этих параболоидах ничего не узнает. Ни в чате, ни, боже сохрани, в энциклобогии. Нигде, ничего. Договорились?

Два Сарая поднялся.

— Я пошел, — сказал он и направился к двери. Карлик последовал за ним, положив руку ему на плечо.

— Я хотел бы, чтобы вы поняли, продолжал он. — Все это хорошо, очень мило и так далее, а такие жирные трофеи, как этот ваш «генератор трофеев», — так это просто чудесно, но прежде всего нас интересует зомбоящик. Принесите его нам и мы гарантируем вам обеспеченную старость…

Два Сарая, шевельнув плечом, сбросил его руку, отпер дверь и вышел. Он, не оборачиваясь, шагал по мягкому ковру и все время чувствовал у себя на затылке голубой ангельский взгляд.


  1. Стоимость некоторых жирных трофеев может на пару порядков превышать стоимость обычных
  2. Это единственные активируемые трофеи, которые могут при этом быть не жирными.
  3. Начинающийся на туже самую букву.
  4. Для сборки голема не подходит.
  5. Во времена дуэлей между героями неприлично большие деньги можно было выручить за отрезанные уши, локоны и даже личные жетоны проигравших.
  6. А также сломать, прицепить на хвост питомцу, выкинуть и т. п.