Сиамский Кузнец

Материал из Энциклобогии
Перейти к: навигация, поиск
Монстр
Сиамский Кузнец
Сиамский Кузнец by Красавица.jpg

Часть 1

Когда-то в Годвилле было куда меньше богов. Во много раз, скажем так. Во столько же примерно раз меньше было тогда в мире и всего остального. Но слава Плоскомирья росла, с каждым днём Всемогущих делалось всё больше, а сами они — всё капризнее. Главным же из божественных капризов (во всяком случае, для нашей истории) была жажда разнообразия. Монстры и трофеи — сущности эфемерные, и на острие геройского оружия и в вещмешке соответственно они не задерживаются. Но со снаряжением ситуация несколько иная. Шмотка — штука весомая. Встретить собрата-приключенца, щеголяющего в точь-в-точь таком же доспехе, просто-напросто обидно, и не только Героям Женского Рода. Не менее обидно перебрать за несколько дней все представленные у торговцев виды щитов... Боги, а с ними и герои, всё прибывали. Дефицит снаряжения принимал угрожающие масштабы. Вопрос встал ребром. Где взять новое, качественное и разнообразное снаряжение, да ещё столько, чтобы надолго удовлетворить всеобщую жажду разнообразия? Ответ лежал на поверхности, хотя и откладывался до последнего. И вот наконец представитель демиургов постучался в кованые ворота с тремя вычурными литерами: «C.a.m»…

Жили за этими воротами люди непростые. Creative Armour Masters, вот как они себя называли, презрев общепринятое в Годвилле наречие. Простые годвилльцы не хотели ломать себе язык чужеземными словами и быстро окрестили их артель по первым буквам названия — СиАМ. Хотя на деле сиамских мастеров, лучших на всё Плоскомирье кузнецов и оружейников, по-настоящему знали немногие. Да, из их рук выходили настоящие диковины, но уж больно дорогую цену они просили за свою работу.

Так вышло и на этот раз. Через неделю перед демиургами лежала доставленная посланником сиамских мастеров толстая папка, полная эскизов, чертежей и схем. Броня и оружие, шлемы и щиты, талисманы тонкой работы… Каждый проект блистал чисто годвилльским юмором. Каждая вещица так и просились на прилавки торговцев и в геройские руки. Но пока всё это было на бумаге. А под грудой проектов демиургов ждал договор, в котором сиамские мастера излагали свои условия сотрудничества… делавшие воплощение гениальных идей в жизнь совершенно невозможным. Не страшно, что оружейники хотели половину всей выручки от продажи снаряжения героям, не беда что ждали для себя и своих потомков освобождения от налогов и приоритетного права на закупку лучших материалов. Беда крылась в последнем пункте — сиамцы требовали себе богов.

По их задумке, следовало навсегда сломать обычай угождать персональному божеству лишь воинскими подвигами. Отныне каждый новый небожитель мог бы получить в герои не только детину-дуболома, истребляющего монстров да пьянствующего в тавернах — служить великой цели смогли бы и мастера-кузнецы, набирающие опыт в трудах да посвящающие божеству свои шедевры. А вмешательства свыше помогали бы им в работе или карали за леность и откровенную халтуру. Храмы же, что мастера возвели бы своим покровителям, превзошли бы красотой всё, что доселе удалось выстроить героям-воинам…

Словом, шансов не было. Пойти на столь вопиющее изменение законов мироздания демиурги не могли даже ради преодоления грозящего немалыми катаклизмами дефицита. Казалось, слышно было, как нарастает ропот на витающих над миром облаках… И тут в тёмном углу дрогнула странно скрюченная тень. Фигура отделилась от мрака и выступила на середину зала. Кепка козырьком назад, усики и бородка, будто нарисованные черной краской, немигающий, словно гипнотизирующий взгляд. Конечно, это был печально известный уличный маг, Дэвид «Не-не-не» Блейн.

— Я здесь в качестве представителя истинного бога монстров[1], — предупреждая очевидные вопросы, начал он. — Мы решили, что в решении столь судьбоносной проблемы не должна принимать участие только одна сторона…

— И какой же интерес может быть у бога монстров в снабжении героев новым снаряжением?

— О, у бога монстров везде есть свой интерес, — хитро улыбнувшись, ответил маг. — У вас нет иного выхода, кроме как довериться мне. А предложение моё простое: добавьте в договор новое условие, которое мастера сочтут очевидным и легко выполнимым. А я устрою так, что именно с ним-то они и просчитаются…

Уж не знаем, что нашло в тот вечер на демиургов, но они поверили королю обмана и подписали договор с сиамскими кузнецами, приписав к требованиям всего пару строчек. Гласили они, что указанный ассортимент изделий в оговоренном количестве должен быть изготовлен ровно за два месяца, а буде мастера не уложатся в срок — оплата произведена не будет, а уже поставленные предметы снаряжения останутся в распоряжении заказчика. И работа закипела.

Часть 2

Срок в два месяца для сиамских оружейников был воистину смешным. Трудились они, запершись в своей мастерской; лишь раз в неделю раскрывались ворота, чтобы впустить корован, пришедший за готовым снаряжением. Так прошло три недели. А когда подходила к концу четвертая, один из кузнецов случайно взглянул на забытый корованщиком свежий номер газеты «Годвилль Сегодня» и схватился за голову… Если дата, проставленная в заголовке, не врала, выходило, что прошло вовсе не три недели, а все шесть. Как это вышло — никто из мастеров понять не мог, хотя если бы они знали, кто посетил демиургов перед подписанием договора, то сразу догадались бы обо всём. Что такое фокусы с временем и пространством для уличного мага, видевшего зарю Плоскомирья? Замедлить течение времени в отдельно взятой кузнице было для него лишь немногим труднее, чем перебросить какого-нибудь героя в далёкое прошлое, к доисторическим монстрам. Заметив же, что кузнецы догадались о происходящем, Блейн снял чары, и теперь уже невозможно было ни разобраться в причинах случившегося, ни доказать обман.

Кузнецам оставалось всего два типа снаряжения — для ног и для рук героев. Но по всему выходило, что в оставшуюся вместо целого месяца неделю им никак не успеть. Времени (или рабочих рук) нужно было как минимум вдвое больше. И тогда старшина цеха написал письмо знакомому алхимику. На следующее утро в цех был доставлен небольшой ящик, на крышке которого стояла неброская надпись: «Раздвоители личности. Не кантовать». Алхимик предупреждал мастера, что непонятный товар — не то монстрики, не то трофеи — не был должным образом изучен. Достоверно было известно, что на героев он не действовал, но вот на подопытных босяков, например — вполне. Выбирать не приходилось — кузнецы согласились на риск во имя своей репутации и мечты перейти под опёку персональных богов. И раздвоители подействовали - весьма своеобразно. Видимо, кузнецы были, по логике волшебной штуковины, всё же чем-то средним между героями и босяками. Раздвоение произошло, но не до конца…

Иные бы ужаснулись, но сиамские кузнецы только расхохотались. Рабочих рук всё-таки стало вдвое больше, да ещё и толковых голов. Теперь ничто не мешало уложиться в срок — а средство снять чары можно будет найти и потом… Не теряя времени, сиамские кузнецы застучали молотами, каждый в четыре руки.

…Дэвид «Не-не-не» Блейн пришёл в себя в полутьме Серверной Пещеры, у ног демиургов. На этот раз уже они предупредили его очевидные вопросы и сказали просто:

— Сиамцы заканчивают работу в срок. К вечеру они обещали выдать последнюю партию снаряжения. Для рук, если что. У тебя пара часов на фокусы, маг.

Блейн только кивнул и, почувствовав, что его магию больше ничто не сдерживает, отлевитировал из пещеры. Нет, всё шло по плану, по его плану — но у мага должно было остаться больше времени… Даже в четыре руки кузнецы не должны были успеть так скоро. Оставалось только одно средство, и теперь Блейн знал, что скрыть своё участие в обмане ему не удастся.

Часть 3

Всё пришлось делать быстро. Примерно так же окончится и наша история. В сумерках мастера подвели корованщиков и представителя демиургов с договором к ящикам с последней партией снаряжения. Начав погрузку, корованщик удивился неожиданной легкости ящиков. Удивились ей и сами мастера. Сбили крышку с одного, потом с другого…

В конце концов, это было бы смешно, не будь так печально и к тому же — просто некрасиво. Великолепные наручи, изящные перчатки, высокотехнологичные манипуляторы были на месте и в нужном количестве, но ни один герой не сумел бы надеть их на себя. Шмотки были… скукожены.

Даже последний босяк ни с чем бы на этот раз не спутал почерк короля обмана. Но посланник демиургов в ярости порвал договор, обвинил мастеров в попытке мошенничества и скрылся из мастерской вместе с порожним корованом. Пусть Годвилль остался без большей части задуманных шмоток для рук — и этот дефицит ещё долго будет вызывать недовольство богов. На общем фоне это казалось мелочью. Как и ещё одна маленькая задачка — тихо и незаметно избавить мир от одного излишне активного уличного мага. Он давно уже действовал на нервы демиургам, жаловались на него и отдельные боги — но теперь оставлять его в Плоскомирье было просто нельзя. Впрочем, это тоже могло подождать…

А тем временем сиамские кузнецы, лишённые мечты о служении богам, доброго имени и человеческого облика, стояли под тёмным небом и сердца их переполнялись гневом. Какие боги могут допускать такую подлость? И каких богов молить теперь о справедливости??

«Справедливость есть лишь у одного бога», — вдруг раздался в их головах хриплый, похожий на рычание голос, — «И он готов исполнить вашу мечту. С его именем на устах вы отомстите героям, которые будут носить ваши творения, насмехаясь над подлым обманом! В его честь вы создадите новое оружие и броню для своих новых собратьев! А потом, если ваша служба будет верной, мы доберемся и до истинных виновников».

Где-то неподалеку, наклонив голову к плечу, будто прислушиваясь, смотрел в небо своим безумным и пустым взглядом уличный маг. Всё прошло по плану[2]

Примечания

  1. О том, какие отношения предположительно связывали уличного мага с богом монстров, кем бы он ни был, можно узнать из приведённой в этой статье легенды.
  2. До недавнего времени многие монстроведы сомневались в истинности этой легенды — не столько из-за невероятности описываемых в ней событий, сколько из-за того, что истории был известен случай встречи героя с будто слитым из двух тел монстром-кузнецом задолго до упоминаемого в легенде кризиса со снаряжением. Однако недавно опубликованные воспоминания одного старого друида из окрестностей Снаряжуполя позволили пролить свет на произошедшее недоразумение, как и на происхождение упомянутого уникального в своём роде экземпляра, не имеющее ничего общего с данной, несомненно правдивой легендой.