Серый Кот

Материал из Энциклобогии
Перейти к: навигация, поиск


Некогда - герой бога Риенса, ныне - вполне самостоятельное божество без определенного места жительства, действующий член пантеона Неприкаянных и владелец Черного Веника. Злодей, похотливец, трагический герой десятка городских легенд и одной порнораскраски для восьмого класса. Отрастил такую Летопись (еще будучи героем), что вместить ее в рамки стандартного томика с текстом не удалось, посему и протащил в Энциклобогию, пользуясь новообретенным статусом. Последнего живописца, пытавшегося его изобразить, съел вместе с мольбертом.

Очень любит распускать страшные слухи о своих жестокости, жадности, дурном обращении с людьми, героями и Богами. В действительности - просто Серый Кот. Не Чёрный, не Белый, не Голубой... Только не дергайте его за хвост, ради ваших же собственных здоровья и долголетия.

Содержание

От издателя

Данное произведение является интеллектуальной собственностью Издательской конторы "Пафос" и не подлежит никакому чтению! Нарушители будут преследоваться по всей строгости годвилльского уголовного кодекса.

Step out of light and I'll teach you how to fly then... (c) B.G.

- Знаешь, первый раз меня убили еще задолго до тебя, Великий. Кухарка. Вместе с пятеркой братиков и сестрой. В ведре. Назвать - не успели, да и не стремились. О, не морщи свой аристократический профиль: хмурящееся божество - к плохой погоде.

- Второй раз - сосед-неврастеник. он боялся за свою канарейку и на удивление неплохо стрелял из ружья. Сильвестр. Ну, как вы кошку назовете... Хотя, ты и мультиков то не смотришь, небось.

- Третий - мои тогдашние хозяева. Три недели на Мальдивах, отпуск прислуге и запертый чулан для Пушехвостика, испортившего ковер. Интересно, отсутствие праны - сродни голоду? Ты не пробовал грызть банки со старой краской, когда я долго не молюсь? Не пробуй, не поможет.

- Четвертый и пятый - соседские собаки. Без комментариев и до крайности грязно. Но! не жалею ни на секунду - у соседей были такие сиамочки-близняшки, мрр! А я им портил генофонд, ха! Монти-Леопольд III-й и Васька XXLI-й. Это - я, не они. Чай, не гомокот.

- Шестой - кастрация за замшевые туфли. Не умер сразу, но тело без души живет недолго. Маркизо. Сволочи.

Седьмой - взорвался газовый баллон в нашей однакомнатной хрущебке. Вместе с тогдашней хозяйкой, я впервые понял, что могу летать. Местами. Лео. Эй, взорвался он не по моей вине, я только изоляцию погрыз.

- Восьмой - мне кажется, весь мир тогда ушел на дно. И мне в Ковчеге не досталось места. А взяли рыжего проныру и его стервозу. Или эта смерть приснилась серому коту? Возможно, звался кот Иовом.

- Девятый - не поверишь, умер своей смертью. От старости, но с мышом в зубах, как воин. Фантик-воин девятнадцати лет от роду, на покрывале у хозяйки, 89 лет от роду. Инфаркт у обоих. У меня - от счастья и перенапряжения, у нее - от мыша. Умер, был унесен кошкириями за шкирку и... попал в Ад.

Неужели же карма есть и она - такая дура?

Из сборника детских строевых песен "Барбаросска". Издательский дом "Пафос", 5000 стр, твердый переплет

Плохих котов не баловали Раем.
"Нет" молоку, "Нет" неге у камина. 
Тут шла резня и мы не выбирали. 
Тут бой - за Смерть и жизнь проходит мимо.

Шаг за шагом, день за днем. 
Фраг за фрагом, мы поем:

"Плохим котам приснились стены Ада,
Их ангелы  разрушили тараном. 
А мы - внутри, но разве не награда: 
Выть волком, не реветь тупым бараном?

В мир за гранью, в пир без яда 
Со стены снежинкой падать?" 

Перечитываю и вспоминаю: утром - Война на весь день, вечером - Резня на всю ночь. И ни единого блюдечка со сливками на всю округу, представляешь? Эх, кто не был в армии...

Из апокрифической летописи "Евангелье от Котофея", Издатель предан анафеме и накормлен львами в результате опечатки в приговоре

А после появился Ты, Великий...

Вытащил из пепла, омыл грозой, дал в руки ржавую вилку и сказал: "Иди и твори Зло во имя меня!"

Ты - с немалой гордостью и невеликой меткостью, с молниями Коту под хвост в мирное время и молниями "коту под хвост" на Арене.

Ты - со своим булькающим Гласом, косым глазом и редким удачным сглазом.

Ты - с такой кармой, что я только посмеиваюсь в ответ на вопли "сверху" и незлобиво чешу шрамы от молний после боев.

Ты - с ребяческой мечтой о Башне-Храме, откуда можно дальше стрелять искорками и больше видеть прелестей крестьянок на лугах.

Ты и я.

Глоток из Кастильской лужи - разговор с Б-гом

- Лежишь?

- Лежу, что еще мертвому остается?

- Ой, ну есть куча вариантов: гнить, разлагаться, сгореть в крематории, встретить толстую валькирию и слинять к викингам, встретить черного бокора, стать зомби и играть в баскетбол, встретить доброго святого и ожить без видимых последствий, но с пгм или кгм...

- ...встретить радужное облако со здоровенным веником, способное прожужжать мертвому уши...

- Что?!?

- Ничего, это я думаю вслух - с языком что-то. Я совсем плохо выгляжу?

- Нет-нет, ты отлично сохранился. Понимаешь, огненные мечи ангелов очень ровно шинкуют, очень аккуратно, еще и прижигают место удара - ты хорошо сохранился тут... и тут... и еще вот там половинка, даже хвост не обгорел! Я их на кухне использую часто, для капустки и слишком сочных фруктов. Берешь манго, к примеру...

- Кхм!

- А, да, прости. Бестактно по отношению к свежепочившему... Я ведь чего над тобой тут ворон разгоняю... ну... в общем... ты, это, жить - хочешь?

- Нет. После пятидесятой попытки уже не тянет.

- Эх... А мне - скучно... вот. Герой бросил.

- Тебя бросил? Божественного? Великого? И как это он смог-посмел, даже не пойму.

- Да не меня, приключения он бросил. Открыл таверну, женился на самочке Героеукладчика, травит байки о наших похождениях героям заходящим... пьет мало совсем, не ругается, в церковь Рандома по воскресеньем ходит с женой. Не могу я за таким приглядывать! Не хочу!

- И?

- И... вот... хожу по полям сражений, ищу преемника, чтобы чудесно его воскресить и направить к подвигам ратным. Я себе так подумал - вокруг кого больше всего трупов порубленых лежит, тот и герой героический! А мне только такие и нужны.

- А вокруг меня, по большей части, мои же куски лежат, как я понимаю. Так чего же?

- Ну, как тебе сказать... посылают меня. На Рандом посылают, и через Админов, и к Сундуку на заклепку. Радуются, дураки, что отмучались - в рааай хотят, раз в Аду не повезло.

- А я, значит, лежу такой красивый по всей полянке и жажду мести, да? Извелся прамо весь, копьем в дохлой лапке потрясаю?

- Нет, но... за что-то ж тебя изрубили в капустку тушеную? Интерееесно стало...

- Ага, изрубили. Я им со стены песни пел. Частушки даже. И про крылатых, и про нимбастых, и про самого главного, с шестью крыльями пел. И когда стены ломали - пел, и когда у стены прижали нас - пел. Ребята смеялись, а я пел. Умирали, а я пел. Убивали, а я подпевал и голубков на копье насаживал. Так что ничего интересного, облачко любопытное - не сошлись в музыкальных вкусах. Сплошь и рядом за это головы пробивают.

- Риенс.

- Мм?

- Риенс я, а не облачко. Божество свой лик явить может лишь избранным, а я с тобой еще не определился.

- А веник?

- А у веника имени нет, хоть он и... тот еще, с бубенцами.

- Ясно... извини, я лучше тут полежу.

- И даже попробовать не хочешь? Я тебя лечить буду, в боях спасать, кормить вкусно... я тебе даже подпевать готов! А ты просто молись и убивай. Честно же?

- Не хочу убивать. Надоело.

- А ты их - понарошку. Всех - понарошку. Они же картонные тут, ненастоящие. Как в игре. Храм золотой - и тот понарошку...

- Понарошку ничего не бывает, Риенс. Понарошку только кошки ночью ходят на дорожку, длинный хвост, тугие ножки... подождут кота немножко, посидят с котом немножко. Понарошку? Понарошку. И котята понарошку народятся, их в лукошко соберет хозяйка кошки, а к реке ведет дорожка, а луна глядит в окошко... слышен детский мяв немножко, но недолго - понарошку... Не буду я оживать, Риенс. Не хочу. Прости, если разочаровал.

- Ну... как хочешь. Наше дело - оживить, ваше - посражаться. А на нет и... ладно, прости говорливого. Как тебя звать хоть? Буду вспоминать вечерами - авось чувство собственного величия притихнет от такого отказа...

- Кот я, хоть по виду и не скажешь сейчас. Черный. Приятно познакомиться, наверное. Было. Не жалей, я бы тебе не подошел, Риенс. Я никому не подхожу надолго - характер такой. И удачи в поисках. Найдешь психа - приходи на полянку, покажешь, посмеюсь с того света.

- Ага... привет, как говорится... До скорого.

Так что в герои себе Риенс нашел совсем-совсем другого кота... а вы что подумали?

Знаешь, тут ведь не я один - котенок, Великий. Но давай поиграем.

Только, знаешь еще, есть такое поверье: коты иногда отращивают крылья... Не боишься за божественную мебель, за всевышнюю обувь?

Из сборника "Фаллоцентрическая лирика", Издательский дворец "Пафос", 2500 стр, подарочное издание на коже дермантенка

Бей, если веришь, что я - копье.
Бей сквозь броню, сквозь тела - тряпье.
Бей, но держи покрепче в руках...
Вырвусь из рук и по носу - трах!

Пока читал, вспомнил кусочек еще одной легенды:

"И тогда герои загадали желание, увидев падающего бога..."

Красиво, но есть неплохой шанс, что, в действительности, они просто посмеялись, увидев коллегу, приложенного Гигантским Божественным Тапком.

- Я видел менестреля на поляне, она все пела тихо и печально "...я не умею ловить твои стрелы, я просто для них мишень..."((с) Шмендра). Давно так не смеялся. Честно. Даже убивать не стал. Ей ли это говорить, Великий? Нам ли ей это говорить, о, Великий Косой?

Вымарано Инквизицией при помощи крови автора и такой-то мантры

Из бестселлера Издательского острова "Пафос" "Как бросить страдать и начать зарабатывать, заставляя страдать других", серия "Для заварочных сосудов"

- Великий? Кто-то спер мое золото и чуть не порвал карман кирпичем. И вот что-то мне подсказывает...

- Смотри, как надо: золото кладем в печку, дожидаемся Акта Творения и быстренько забираем часть монет обратноуайайайайайкакойяжадный! Справились? Справились, о Великий Транжира!

- Пойду - убью кого-то, очень уж чешутся свежие шрамы на лапах.

- Великий, а ты не подскажешь, что это я делаю в гильдии "Падшие женщины"?! Эй, эй! Без физиологичных жестов облаками! Кто меня туда вообще запихнул?

- А, сам влез. Ну, назвался груздем...

Из сборника отгадок "Головология у костра", издательство "Астралопитек", 250 стр, покетбук

- Эй, Величайший! На кого же Ты меня покинул? На врагов больносердых да на друзей поддельных? Снова без тебя на арену выходить? Ну и ладно, ну и выйду.

5 минут спустя - Вот так и дашь помереть ни за что, супостату кирпич подарив?!

7 минут спустя - Хм, я же говорил - нет силы, сравнивой с жадностью, а уж жадность божественная... Таки раскошелился праной, Великий? Умничка ты мой. Бери с полки кирпичик. Про себя: Головология - великая вещь, надо бы купить книжку об этом

Из неизданных "Записок на драных обоях", государство-издатель "Пафос" - ни при чем

Внезапно - молния с небес,
Я оседаю на траву,
Гляжу на зимний тихий лес...
Взлечу - поймаю - разорву!!!

вымарано с особым цинизмом и заменено на гербарий ядовитых растений Годвилля

- ПОЧТО ОСТАВИЛ БЕЗ ПРИСМОТРА, КТУЛХА СОННАЯ?! - к вопросу о забытом на арене Коте. А так - лови кирпичик. Иногда задумываюсь, зачем я вообще тебя взял к себе?

Через какое-то время

- Великий, Тебе плохо? Всю ночь слышал икание и пьяный мат с облака, а после пошел дождь из шашлыка и различного спиртного. Мм, Велииикий? Ау? Я на арене уже 3 раза проиграл, пока ты там пьешь.

Еще через какое-то время и пару кувшинов

- Ты когда нибудь задумывался, Великий, что убивать людей и знакомиться с ними - равно просто? Сложней не расстаться с тем, что ты получил вместе с этим действием. Трофеи или новые знакомые - их так легко терять, пропивать, продавать...

Хотя, неважно. Я тебя послушался, кстати - нашел себе Дом.

Из пособия "Сокрытие налогов для заварочных сосудов", книга изъята из оборота по просьбе властей

- Великий, а у Тебя сколько по арифметике было-то? Вот гляди - заработал семь! тысяч золотых трудами неправедными и Ящиком Пандоры, сходил на модный тренинг спеца по морским болезням за трипиццот, добыл тебе кирпич, себе - амулет за пять сотен ерундовый, но блестит-то как, починил любимый щит, выпил, закусил, помолился и у меня осталось две тысячи монет и медяков горка... сижу и думаю - не сходится. Газету почитал, проглядел курс валют - никак не сходится. Три с половиной тысячинки у нас кирпич для храма, и дешевле ни один выхухоль не отдаст.

- И сказать кому страшно - донесут от зависти, и не сказать - злая жаба на грудь просится, квакает. Так что я это только Тебе, по секрету.

- Эй, Великий, там народ волнуется. Говорит, кот - злодей, еще и не кот он вовсе! Не пишут, говорят, коты стихов, и летописей - не пишут. И корованы коты не грабят, и поселян по ночам не режут хо-хо, наивные пейзане!

- И еще, они цифру 2 упоминают отчего-то. Какие летописи? Какие циферки? Я про себя уж точно ничего не писал. Мне свидетели - как кость в пятой ноге поперек горла.

- Ой, вижу толпу с факелами и вилами... Бегу, прикрой грозой с градом!

Следующая скрижаль была тайно вынесена из Храма Риенса Неделимого и продана на аукционе е-Годвилль за гору плюшек, данные утеряны.

- Весь день ты меня Гласами мучаешь! Отстань, Великий! Не буду я с себя кровь смывать! И подметать стройплощадку не буду - на то рабы есть! Нет. Что значит, Чистое Зло должно быть чистым? Ах, лозунг... Лозунги оставим для революции. Лови кирпичики.

Из сборника порнораскрасок "Вставай, трудись уПорно!!", Издательский континент "Пафос", 45 стр, мягкая и нежная обложка в кружевных оборочках

- Весна отнимает у котов все время, все силы и все соки, уж прости за откровенность. Хочется успеть все-х-, и не по одному разу. Мне мерещится, или твое облако слегка порозовело? Закат? Так полдень же... ай! Закат-закат, да. Мартовские закаты - чудо, как хороши. Это тебе подтвердит каждая третья поселянка, которую я -узнал- знаю и даже пара благородных дам. Ай! Между прочим, твое облако совсем красным стало! Ай! И сейчас - час пополудни!!! Ай! Моралист! Вот пойду и сцена удалена цензурой, как порочащая божественно-геройские отношения.

...Let us slow down and meditate a little...

- А если серьезно - давно с тобой не говорил. Было не до того, хоть ты и оказывал "знаки внимания". Вот тебе за это целый воз кирпичей и маленькая тележка побед. Радуешься? Я - нет.

Из неизданных по понятым причинам "Записок на драных обоях", планета-издатель "Пафос" - ни при чем

С каждого облака слышатся Гласы:
"Опыт!", "кирпич!" и "копать!"
Чувствую тылом: вверху - небожители,
Но не могу доказать.

Из, пардон, записок почеширского кота Ыча (ныне покойного)- третий, пятый, восьмой и сто тридцать пятый столбы от Годвилля. Звездная система-издатель Пафос - не в курсе!

начало переписки залито желтой прессой ...юбезный мой Пушок Басикович, пишу Вам из горящего рюкзака. Шутка. Просто стибрил косточку и сбегал к столбу, пока Эти ругаются. Тоесть, Большой дрыхнет под деревом, а Самый Большой орет что-то грубое сверху и бросается всяческой ерундой. Тээк, погрызу-ка я /cлучайный трофей/ в дальних кустах - себе дороже в третий раз помирать. Ты не подумай, Пушок, я их люблю обоих, иначе бы не заводил, но иногда утомляют так, что хоть волком-хлопотуном вой. А что делать? Приручил - крепись.

заметка в рюкзаке Серого Кота Написал сюда заметку! Хо-ро-шо, но жаль, что нет кресла.

восьмой столб от столицы, южная сторона ...все ведь начиналось, как в сказке: три дня на слежку, три часа на подкрадывание, три минуты на покусание и всего три секунды на взятие Большого в плен. Он мне клятву верности принес и косточку, а Самый Большой сверху хлопал и гудел что-то одобрительно... часть заметки смыта дождем ...крепкий Большой, сердитый, с усами. Даже похож чем-то, хоть и далеко ему до моей котовости. И Самый Большой хорош. Когда с молнией наперевес пикирует, просто сердце радуется. Кто ж знал, что они оба - алкоголики и тунеядцы?!

пятый столб от столицы, текст частично переходит на дорогу ...я ведь, Пушок, себе жизнь дальнейшую видел так: Пока Самый Большой феерверки рекламные запускает и Гласы кричит, Большой меня кормит, моет, носит в рюкзаке, трюки на ярмарках показывает, чтобы на косточки хватало. Ну, и поклоняется, естественно - поклоняется же он Самому Большому, хоть тот и кусочек столба отколот ударом молнии.

обрывки текста с исписанного и частично обкусанного кроссовка Тихоход -Этот- Большой не захотел делиться плюшками на привале. Значит, поделится обувью. Карма!

третий столб от столицы, судя по разбросу букв, писалось в спешке А вышло что? Форменный макабр вышел. Мрет - как лемминг, пьет - как полосатый слон и ест в три раза больше, чем весит сам. Нет, в рюкзаке - носил, было. Два раза, когда этот вымарано чьей-то лапой, с припиской "стыдись, котята читают!" меня под монстра бросал, вместо Священной Гранаты. Почеширский кот, он ведь сильный, но легкий. Хоть оживлять додумывается пока, даже на траур стыда хватает. Знаешь, Пушок, я уже перестаю понимать, кто тут чей питомец, если честно... Ладно, пора бежать - Большой проснулся и просит опохмела. А вот фиг ему - у меня полная опись рюкзака в планах! Приручил - пускай крепится.

приписка "рукой" Серого Кота Укипаловка была вкусная, но вчера. Где эта полосатая зараза с моим пивом?!

Почеширский кот Ыч - May your soul find a new beginning in Lifestream, my little one...

...а впрочем, кончилось все иначе. правда, Великий?

Я тихонько возьму тебя на руки
Расчешу твою шерсть на прощание
Уж прости, не сдержал обещание...

Я тихонько возьму тебя на руки
Поднимусь-ка на светлое облако,
Хоть не вышел ни нравом, ни обликом...

Я тихонько возьму тебя на руки
Буду петь колыбельную на ухо,
вот и двери на облако - наглухо...

Отворяй ворота, я не та беда,
чтобы Бога хулить и корить.
Отворяй ворота, я принес кота,
чтобы к Богу его подселить.

Отворяй добром или дверь - топором!
И не пробуй со мною юлить! 

- А вопли "Отдай тапок" и "Плохой почешир, плохой! Не ешь прану!" сверху - это просто услада для моих ушей. Сам давно мечтаю о подобном... Будет жить у тебя в рюкзаке, как у меня жил. Точка.

- Вот, Великий, каюсь, напился по случаю укипаловки и обуяла меня сантиметровость... не то. Септичность! Не то тоже, хотя бывает, если лапы не мыть... Симплицистичность! Нет, это у нас к тебе больше... +ик+ Сен-ти-ман-таль-ность... да, она и убуяла. Вспоминал питомцев своих, Великий -- пролил скупую котовую слезу по Ычу (кормишь ли, поишь ли, поганец...эээ, поганца?!), мельком скользнул взглядом по осколкам памяти про всяких Яш да Зяп, сплюнул астрально на нелюбимого троянскогоконянепомнюимениноонбылбесполезен скатывается в пьяный бред с самокопанием и самозакапыванием. А, да, о чем это я? Ко мне драКошка прибился на днях - худой, облезлый, грустный... И что-то надломилось - пока бантик с ошейником цеплял, ревел белугой и чуть ли не домик с двором был готов купить, чтоб конуру поставить этому чуду. Так что, Великий, буду воспитывать Беляшика (ныне покойного) из данного скелетообразного несчастья. Уже дорастил до Лохматого... и попробуй только не помочь. Я сказал, Серый Кот.

P.S. - Если ты не придумаешь, на что потратить эти чертовы 750 кирпичей, я из них построю бордель в Годвилле, зуб Администратора даю. Решай уже, Великий - ампир или нью-эйдж?!

Из сборника наклеек на банки с рассолом "Новогоднее Настроение", галактика-издатель "Пафос" - ни под каким видом!

...белочки больше не кажутся злыми зверьками,
Дарят орешки и в зеркале скалятся каждом.
Пей из разбитого шарика спирт с пузырьками,
Праздник не кончится, а остальное – неважно...

- С наступившим, Великий... а еще ты пропустил наш первый год совместной жизни. Оно и к лучшему - счастливые часов не наблюдают.

- Хмм, ну что, Великий... Достроил. Иду в гости. А ты как думал? Мое слово - кремень.

А дальше?

Дальше было несколько некрасиво, но все быстро закончилось... Так и живем.