Пантеон жадности

Материал из Энциклобогии
Перейти к: навигация, поиск
План пантеона жадности из архива незавершённых проектов
by богЛиира

Пантеон жадности — ныне упразднённое[1] священное место, воспевающее бережливость, прижимистость и, что уж греха таить, скупость. По задумке создателей, пантеон должен был прославлять героев, склонных к экономии наличных средств, и служить им одновременно памятником, целью и средством. Правила воздания почестей были очень просты: чем больше золота в карманах героя, тем выше он в пантеоне. Для поддержания актуальности данных специально обученные статисты несколько раз в час проводили опись кошельков всея Годвилля и вносили корректировки в список, на радость богам. Боги радовались и хвастались друг перед другом героями. Герои поддавались гордыне и жадничали пуще прежнего. Те же искатели приключений, кому не повезло оказаться за чертой домовитости, всеми силами старались уберечь потихоньку скапливающиеся монетки от чудачеств жаждущих храмов богов, чьё дурное влияние нередко приводит к спеканию денег в кирпич.

Упадок нравов и разрушение пантеона

Пантеон с самого своего появления, хоть и не процветал, но уверенно существовал и ширился. Многие боги скорбят о его расформировании, ведь с того чёрного дня герои совершенно перестали экономить и спускают трудом, потом, кровью, нервами и праной добытые монеты на совершеннейшие глупости. Благо хоть иногда они начали задумываться о будущем и делать условно выгодные вклады. Вместе со вздохами о лучших временах не смолкают и упорные слухи о том, будто пантеон жадности однажды попросту рухнул под тяжестью геройских кошельков. Конечно же, это лишь анекдот — здание пантеона не могло рухнуть, так как никогда не было построено. В крайнем случае, применив изрядное красноречие, можно сказать, что пантеон рухнул под тяжестью характеров жадных героев.

Типичный обитатель пантеона жадности


Пантеон Жадности 1 by Sot-onna.jpg

Есть цель: в пантеоне к вершине стремлюсь, 
Изысканных яств отгоняя искус. 
Пускай ржав мой меч и дырява броня, 
Зато нет жаднее и круче меня!
by богSot-onna


Со временем жадность настолько вошла в моду, что многие герои отказались от времени для потех, стали манкировать часами работы и чахнуть над златом круглые сутки. Долгое время это никого не волновало, ведь боги были вполне довольны прижимистостью своих подопечных. Но, как известно, когда долго ничего не происходит, что-нибудь случается.


На этот раз случился неприметный путник в скромной одежде, с нелепой шапочкой на голове, прячущий лицо за многодневной щетиной. Он появился словно из ниоткуда на городской площади, где спрашивал каждого встречного, не задумывался ли тот о будущем. Каждому желающему он готов был рассказать про радужные перспективы выгодных вкладов, безоблачное будущее и накопление неких единых баллов. Беда же заключалась в том, что слушать его никто не желал, а те, кого удавалось застать врасплох, слушали, но расставаться с деньгами по-прежнему не соглашались. Тогда он бросил попытки достучаться до голоса разума окружающих и со словами «я всем расскажу, до чего довёл Годвилль этот фигляр Ein» отправился к пантеону жадности, чтобы не оставить от него камня на камне.


К его удивлению, на месте пантеона обнаружился всего только один камень, сдвинуть который не представлялось возможным. Негодование, не найдя выхода, переросло в злобу, и неизвестный, скрипя зубами, удалился в неизвестном направлении. Следом удалился и пантеон жадности: той же ночью обратились в прах все списки чемпионов, а специально обученные статисты все как один разучились считать. Уже наутро на том же месте началось строительство центрального здания пенсионного фонда. Памятный камень разыскивается до сих пор.


История архитектурного комплекса

На протяжении всего своего существования пантеон жадности являлся уникальным местом. Задуман он был как самый величественный и наиболее богато украшенный музей с фонтанами, садами, статуями из чистого золота и множеством рабов в качестве обслуживающего персонала. Слухи о запредельной стоимости комплекса зданий, их неописуемом внутреннем убранстве, а также обеспеченности и солидности его обитателей должны были восхищать и вызывать зависть у всех героев, даже далеко за пределами Годвилля.

Памятный камень на месте пантеона жадности
by богЛиира

Для реализации общегодвилльской мечты был выбран самый большой и самый дорогой участок земли, на котором торжественно разместили камень, гласящий «Здесь будет воздвигнут храм нашему достатку». В расчёте на специфику характера будущих посетителей, камень немедля и столь же торжественно был прикован к земле толстыми цепями.

Пантеон жадности на обратной стороне диска после удаления
by богSot-onna

Однако пантеон был создан, длительное время существовал и, в конце концов, исчез с лица Годвилля, а здание для него так и не было построено. Завсегдатаи пантеона и, в первую голову, его фавориты оказались настолько жадными, что поскупились даже на несколько связных слов для статьи в энциклобогии о любимом пантеоне[2], что уж говорить о благотворительных взносах на постройку крупнейшего в мире архитектурного комплекса. Поэтому пантеон до самого исчезновения с лица земли годвилльской пробыл в первозданном виде, разве что сорняками зарос.

Несмотря на невзрачность внешнего вида, пантеон жадности был, есть и будет, даже после упразднения, местом священным и всеми любимым. Поэтому каждый раз, вспоминая о нём, стар и млад, богач и босяк, герой и бог — любой житель Годвилля рисует в своём воображении просторные колонные залы, удивительной красоты статуи и монументы, редчайшие картины и иконы — всё то, чем пантеон жадности никогда не был и никогда бы не стал.

Примечания

  1. Роковой апдейт приключился на 1724й день г. э.
  2. Статья так и не была завершена к моменту закрытия пантеона. Лишь спустя долгие годы босяки всего мира скооперировались и, собрав с каждого по нитке, купили тысячу обезьян и печатных машинок, а затем день за днём методично сжигали романы, порождённые мохнатыми лапами рандома, пока однажды свет не увидел этот текст — последний памятник безграничности геройской скупости.


Star.png Эта статья входит в число хороших статей о Годвилле.