Дети комиссара Каттани

Материал из Энциклобогии
Перейти к: навигация, поиск
Гильдия
Дети комиссара Каттани
Актуальный состав
Статистика

Легенда

— Зачем вам к полковнику? — спросил румяный гэбэшник, вытирая рукавом пот со лба. — По какому вопросу?

Как видно, арестованный тонко знал систему обращения с сотрудниками правительственных организаций. Он не стал уверять, что прибыл по срочному казенному делу.

— По личному, — сплёвывая осколок зуба, сказал он. — Ну, так можно?!

Гэбэшник нажал на кнопку коммуникатора, и что-то пробормотал в микрофон. Через некоторое время дверь в камеру открылась, и вошел полковник Соловьев, черноглазый большеголовый человек в форменном костюме, и сапогах.

— Здравствуйте, вы меня не узнаете? — спросил арестованный.

Полковник посмотрел на лежащего на кафельном полу человека довольно рассеянно и заявил, что не узнает.

— Неужели не узнаете? А между тем многие находят, что я поразительно похож на своего отца.

— Я тоже похож на своего отца, — нетерпеливо сказал Соловьев. — Вам чего, товарищ?

— Тут все дело в том, какой отец, — грустно заметил арестованный. — Я сын комиссара Каттани.

Полковник смутился и привстал. Он живо вспомнил известный каждому советскому человеку облик героического борца с мафией. Пока он собирался с мыслями, чтобы задать сыну итальянского героя приличествующий случаю вопрос, арестованный присматривался к меблировке камеры взглядом разборчивого покупателя. Здесь, кроме обычного письменного стола, прижились две табуретки, нары с полосатым матрасом, и железный шкаф для документов. «Тут много не возьмешь. Нет, это не Рио-де-Жанейро» — подумал он.

— Очень хорошо, что вы зашли, — сказал, наконец, полковник. — Вы, вероятно, из Неаполя?

— Да, проездом, — ответил арестованный, разглядывая камеру и все более убеждаясь, что финансовые дела арбатовского гэбэ плохи. Полковник хотел было спросить о цели приезда комиссарского сына в Арбатов, но неожиданно для самого себя жалобно улыбнулся и сказал:

— Простите, а как ваше имя?

— Антонио… Антонио Каттани.

— А по батюшке?

«Ах, как нехорошо!» — подумал арестант, который и сам не знал имени своего отца.

— Да-а, — протянул он, уклоняясь от прямого ответа, — Теперь многие не знают имен героев. Угар нэпа. Нет того энтузиазма.

«Товарища комиссара звали Коррадо» — услужливо подсказала полковнику по внутренней связи Настя из отдела википедирования. Молодец, девка, нужно будет выписать ей премию.

Полковник очень обрадовался перемене разговора. Ему показалось позорным, что он забыл имя итальянского героя. "Действительно, " — думал он, с любовью глядя на арестованного, — «глохнешь тут за работой. Великие вехи забываешь».

В это время румянолицый гэбэшник втолкнул в дверь еще одного подозреваемого.

— Кто здесь главный? — спросил тот, тяжело дыша и рыская блудливыми глазами по камере.

— Ну, я, — сказал полковник.

— Здоров, командир, — гаркнул новоприбывший, протягивая лопатообразную ладонь. — Будем знакомы. Сын комиссара Каттани.

— Кто? — спросил видавший виды советский разведчик, тараща глаза.

— Сын великого, незабвенного героя комиссара Каттани, — повторил пришелец.

— А вот же товарищ сидит — сын товарища Каттани, Антонио Коррадович.

И полковник в полном расстройстве указал на первого арестанта, лицо которого внезапно приобрело сонное выражение. В жизни двух жуликов наступило щекотливое мгновение. В руках скромного и доверчивого руководителя уездного гэбэ в любой момент мог блеснуть длинный неприятный меч Немезиды. Судьба давала только одну секунду времени для создания спасительной комбинации. В глазах второго сына комиссара Каттани отразился ужас. Но тут с кафельного окровавленного пола пришло неожиданное спасение.

— Джованни! — закричал первый сын комиссара, вскакивая. — Родной братик! Узнаешь брата Антонио?

И первый сын заключил второго в объятия.

— Узнаю! — воскликнул прозревший Джованни. — Узнаю брата Антонио!


Это — легенда. Как на самом деле зародилась гильдия сынов и дочерей великого сициллийского борца с мафией — никто не знает. А вот как некоторые из них пробрались в Годвилль — известно очень хорошо. Согласно Конвенции, заключенной между тридцатью членами гильдии, все советское (и постсоветское) пространство делилось на участки, и закреплялось за каждым из них. Однако, одному-таки не хватило, и тридцать первый сын комиссара Каттани остался без средств пропитания. Сын уже совсем было собирался отдать концы, но в один прекрасный день в его голове раздался громогласный рык: «Тупае аблотус! Долго ты ещё будешь хныкать, и жаловаться на жизнь?! Встань и иди!». И тот встал, и пошёл, и пришёл в Годвилль (естественно, чудесным образом).

Как вступить?

Так дети комиссара Каттани оказались в лучшем из виртуальных миров. Мы не гонимся за численностью — чем нас меньше, тем больше достанется на долю каждого доверчивых торговцев, итальянских мафиози, и жирных трофеев. Однако, если вы чтите Уголовный кодекс, и знаете, как звали почтенного комиссара — вам прямая дорога в гильдию. Мы научим вас не менее, чем 400 сравнительно честным способам отъёма денег, накормим корейкой, и дадим волшебного пинка в качестве напутствия.

Атрибутика

На гербе гильдии изображен золотой теленок, сидящий на 12 стульях. Вокруг живописно разбросаны: Уголовный Кодекс, пудовая гиря, миллион рублей сотенными купюрами, рога, копыта, и полосатый пиджак. На заднем фоне — ветер. Всвязи с большим количеством мелких деталей, рисовать герб никто не собирается.

Дополнительно

После того, как количество участников в Гильдии перевалит за 10000, гильдмастер будет просить Демиургов об учреждении нового города, под названием Рио-де-Жанейрово.